ЛитМир - Электронная Библиотека

Монти перегнулась через стол и взяла руки подруги в свои:

– Вот что я тебе скажу, Сэм. Поговори-ка ты с Денни. Она адвокат, должна знать, что закон думает по этому поводу. Может, по закону он не имеет права претендовать на общение с детьми. Такое может быть, правда? По крайней мере, мне это представлялось бы логичным. Нужно все выяснить.

Саманта кивнула. Она немного воспряла духом. Будем надеяться, что закон окажется на ее стороне и ей удастся изгнать Митча из своей жизни раз и навсегда. Но все равно она была расстроена. Такой долгожданный покой, поселившийся в душе, умиротворение и уверенность в завтрашнем дне – прекрасные чувства, которыми Сэм искренне наслаждалась. И вот все рухнуло в пять минут. Благодаря Митчелу Бергену. Горькая ирония, настоящая насмешка судьбы состояла в том, что еще недавно Саманта готова была на что угодно, лишь бы получить эти пятьдесят семь тысяч. Но теперь они ей были не нужны. Если окажется, что общения с Митчем можно избежать, отказавшись принять деньги, она сделает это, не задумываясь. Просто отправит их в какой-нибудь благотворительный детский фонд, и все.

Ну почему Митч появился именно теперь? С деньгами? Неужели он сумел заработать такую кучу денег?

– Мне это очень не нравится, – пробормотала Саманта. – Как-то это неспроста.

– Ты тоже так думаешь? – Монти кивнула головой. – Слушай, Сэм, я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала. Не ходи на встречу с Митчем одна. Давай вместе, хорошо?

– Клянусь. А ты не забудешь взять бритву?

Кристи злилась, она наверняка опоздает к назначенному часу в парикмахерский салон, и Марсия не успеет постричь и уложить ее за время, оставшееся до встречи с Брендоном. Сегодня они обедают вместе. Весь день пойдет кувырком из-за ненормального стоматолога, который чуть ли не умолял ее показаться хирургу. Вняв просьбам встревоженного врача, мисс Скоэн согласилась. И вот она сидит в приемной, а драгоценные минуты ее времени проходят напрасно, и Кристи тихо бесится, поглядывая на часы, не в силах сосредоточиться даже на такой простой вещи, как статья в «Космо». Последнее время зубы Кристи доставляли ей столько проблем, что она не могла думать ни о чем другом.

– Мисс Скоэн?

Ну наконец-то! Кристи последовала в кабинет за медсестрой и села в кресло. На этот раз ждать пришлось недолго. Когда дверь распахнулась, и в кабинет вошел молодой и очень даже привлекательный врач, Кристи подумала, что визит к стоматологу тоже может оказаться не лишенным смысла. Впрочем, присмотревшись, она поняла, почему доктор произвел на нее такое впечатление. Его серые глаза и темные волосы, смуглая кожа и широкая улыбка напомнили ей Джека Толливера. Осознав это, Кристи поморщилась. Секс с человеком, хоть как-то похожим на Толливера, невозможен для нее. А значит, доктор выбывает из числа претендентов на благосклонность.

Доктор заглянул ей в рот, потом просмотрел снимки и медицинскую карту и покачал головой:

– Не думаю, мисс Скоэн, что вам стоит дальше тянуть с удалением. Вы и так откладываете процедуру весь год. Боюсь, у вас будет воспаление, причем на этот раз инфекционное и гораздо более неприятное, чем все предыдущее. – Доктор улыбнулся, но Кристи не ответила, плотно сжав зубы. – Я всегда говорил, что неправильно растущий зуб мудрости – это как супружеская измена. Рано или поздно все выходит наружу. А у вас таких преступных секретов – то бишь зубов мудрости – целых четыре.

Кристи нахмурилась. А парень-то шутник. Стоит ли доверять такому весельчаку и позволять ему копаться у нее во рту?

– Как я понял, вы не в восторге от необходимости удалить зубы, – продолжал хирург. – Должен вам сказать, что многие пациенты боятся этой процедуры, но после ее завершения они бывают приятно удивлены, потому что дискомфорт и болевые ощущения оказываются намного меньше того, что они ожидали. Операция будет проходить под общим наркозом, а затем вам пропишут хорошее обезболивающее средство. Мы рекомендуем взять на работе пару дней отпуска, чтобы целиком оправиться после процедуры. Разговаривать и жевать нормально вы сможете не раньше чем через двадцать четыре часа после проведения операции.

«Что ж, тогда тут и говорить не о чем», – подумала Кристи. Она холодно улыбнулась доктору и заявила:

– Я не могу позволить себе такой роскоши, как выходной, до конца выборов. Если только после десятого мая…

Вскинув брови, доктор уставился на настенный календарь.

– Это через пять недель!

– Я знаю.

– Я не уверен, что вы протянете больше месяца.

– У меня просто нет другого выхода.

– Вы что, работаете на кого-то из политиков? Или баллотируетесь в мэры?

Кристи буквально подпрыгнула от негодования. Ну и невежда!

– В этом году не проводятся выборы мэра! – воскликнула она. – Речь идет о выборах сенатора от штата Индиана. А я – политический обозреватель Десятого канала. Я также веду программу «Столица сегодня с Кристи Скоэн». Мы выходим в эфир по воскресеньям в два часа дня и три раза в день по будням.

– Да? – Врач что-то писал в карте и лишь пожал плечами в ответ на возмущение женщины. – Вы извините, я редко смотрю телевизор.

Кристи, кипя от негодования, покинула кабинет с предписанием явиться к хирургу одиннадцатого мая к восьми утра, раздумывая, можно ли вообще доверять человеку – не важно, кто он по профессии, – который не смотрит телевизор и не знает о том, что вот-вот начнутся выборы в сенат.

Возможно, она займется поисками врача лично и тогда, несомненно, найдет более компетентного специалиста, чем этот молодой невежа.

Ее визит в парикмахерский салон прошел без особых приключений… Марсия неохотно откликалась на попытки обсудить Саманту Монро, и Кристи сочла за лучшее сменить тему.

Только с Брендоном ей не нужно было притворяться. Они встретились за ленчем в китайском ресторане «Майкл Пи», и Кристи в который уже раз похвалила себя за то, что взяла в помощники Брендона Милевски. Пока все ее инструкции он выполнял правильно и безукоризненно.

Правда, вся операция по возвращению Митчела Бергена в Индианаполис стоила ей, Кристи, немалых денег, и она морщилась, выписывая очередной чек. Но с другой стороны, эти траты вполне можно было рассматривать как инвестиции в будущее. Ей пришлось продать часть акций компании «Майкрософт», которые отец подарил ей к окончанию университета, но Кристи твердо рассчитывала вернуть все сторицей после того, как скандал выплеснется на экраны телевизоров и газет, а она получит предложение работать на национальном телевидении. Тогда ее доходы многократно возрастут, и она не только оправдает потраченные деньги, но и сможет позволить себе многое: покупки, поездки, квартиру… Ах, сколько всего заманчивого виделось Кристи в будущем!

– Так когда у тебя найдется свободный вечерок? Я очень хочу угостить тебя обедом и показать свой дом.

Кристи вздохнула. Вот с мужчинами всегда так. Нужно быть осторожной и тянуть, тянуть, не давая никаких обещаний, но и не отталкивая. Брендон нужен ей как помощник сейчас и как союзник в будущем. Милевски, с его плотной фигурой и готовностью услужить, ассоциировался у Кристи с надежностью и комфортом. Ей нравились и его улыбка, и сарказм, и находчивость. Но соглашаться на ужин вдвоем в обстановке, которая наверняка перерастет в интим? Увольте!

– Давай запланируем наш маленький праздник на тот день, когда вся правда о Толливере выйдет наружу, – сказала Кристи улыбаясь.

– Но я не могу ждать так долго! Я люблю тебя, Кристи! Это чувство пришло давно, и теперь я могу сказать тебе о нем… И я не хочу больше ждать!

Кристи Скоэн осторожно погладила руку Брендона, сжавшуюся в кулак.

– Следующие несколько недель мы будем очень заняты, – промурлыкала она. – Нас ждет большая работа и много развлечений для моих телезрителей. Так что время пролетит незаметно, вот увидишь.

Милевски отступился, и некоторое время они уделили еде. Но вскоре Брендон, который почти не сводил глаз с Кристи, спросил, почему она так плохо ест.

62
{"b":"221","o":1}