ЛитМир - Электронная Библиотека

– Эй, Монти, говорят, ты подцепила шикарного парня в спортзале. – Оливия откусила кусочек печенья и не слишком разборчиво продолжила: – Давай рассказывай, на какой стадии пребывают ваши отношения? Ты же знаешь, этапов на тернистом пути связи с мужчиной несколько, но они повторяются с неизменным постоянством. Ну так? «Я счастлива, как никогда»? Это первая стадия помешательства. Потом наступает обострение: «Что-то я в этом парне не понимаю». Или мы продвинулись уже на тот уровень, когда пора подавать заявление в полицию, чтобы суд запретил ему приближаться к тебе на расстояние выстрела?

– Оливия, ты несешь чушь! – решительно заявила Денни. – Если бы ты встречалась с женщинами…

– Эй, это мое шоу! – остановила ее Монти. – И я вам скажу, девочки, что он замечательный! Еще могу добавить, что он разведен, у него двое детей, которые учатся в колледже, и – самое главное – он обращается со мной, как с королевой. Впервые за много лет я чувствую себя настоящей женщиной… а не рабочей лошадью. И он мне очень-очень нравится, вот.

– Ах, звучит почти как признание в любви, – заметила Кара.

– А еще он очень симпатичный, – добавила Марсия. – Он недавно приходил в салон, так все рты пооткрывали, и работа встала. Хорошо хоть никому ничего лишнего не отрезали.

– А что ты хочешь, в женскую парикмахерскую редко заходит настоящий мужчина, все больше голубые, – засмеялась Саманта.

– Сэм, а как там поживает твой роман? Мы следим за публикациями в газетах, но хотим знать больше! – воскликнула Ванда, усаживаясь поближе со стаканом вина в руке. – Вы уже назначили дату свадьбы?

– Пока нет, – безмятежно улыбаясь, заявила Сэм. – Мы решили ничего такого не планировать, пока не пройдут национальные выборы в ноябре.

Кара чуть заметно кивнула, что, по-видимому, означало «молодец». Адвокат была довольна. Сэм поднаторела в ответах на каверзные вопросы.

– Знаешь, я так рада за тебя, – сказала Кэнди. – Вас часто показывают по телевизору, да и фотографии в газетах появляются регулярно. И каждый раз он смотрит на тебя так нежно, так влюбленно!

– А он такой и есть, нежный и влюбленный, – спокойно подтвердила Саманта, убирая в ящик стола фен и расчески. – Я никогда прежде не встречала такого замечательного человека. И что самое главное, я могу оставаться собой, никто не требует, чтобы я жертвовала своими интересами или притворялась. Мне и в голову не могло прийти, что когда-нибудь отношения с мужчиной будут доставлять мне столько удовольствия. А теперь я с трудом верю, что когда-то жила без Джека.

– Готова поспорить, что он классно целуется, – с завистью сказала Ванда.

– Так и есть, – кивнула Сэм, и по лицу ее скользнула улыбка – нежная и мечтательная… и совершенно искренняя. Она на секунду застыла, думая о своем, позволив себе побыть счастливой. А когда подняла глаза, встретила удивленно-встревоженные взгляды Монти, Кары и Денни. Надо было что-то сказать, чтобы заглушить их удивление, которое могло перерасти в подозрение, но она ничего не могла придумать. И тут, слава Богу, появился Джек.

– Эй, дамы, поосторожнее с шутками. Откровенные заявления и публичные оценки таят в себе большую угрозу! – воскликнул он, выбирая на подносе булочку с шоколадом. – Помнится, я как-то не сдержался на одной учительской конференции, так у меня потом были большие неприятности. Меня ославили сексистом!

– Не думаю, что они сильно ошиблись в оценке, – пробормотала Монти.

– Да я так… Я просто. – Оливия вдруг ужасно смутилась и растерялась. Она не знала, то ли пугаться, то ли обижаться на слова возникшего в их женском царстве великолепного мужчины.

– Оливия, успокойся, он просто подшучивает над тобой, – сказала Кара. – Джеку нравится, когда женщины им восхищаются.

– Особенно когда мной восхищается одна особенная женщина. – Толливер подошел к Саманте и поцеловал ее в щечку. Для всех присутствующих это был просто дежурный поцелуй, очень уместный для людей, чьи отношения устоялись… или для тех, у кого вовсе нет никаких отношений. И только Сэм почувствовала, что его язык успел пощекотать ей кожу.

Джек повернулся к присутствующим и по всей форме представился тем, кого видел впервые. Бриджит едва дышала от волнения, у Оливии рот открылся, как у маленькой девочки, Ванда нервничала, Кэнди хихикала, а Марсия была преувеличенно радушной.

– Так чудесно познакомиться с вами! – воскликнула она, пожимая руку Толливеру. – Мы все так за вас рады! За вас и Сэм, я имею в виду!

– Угу, – послышалось из угла, где сидела Монти.

– Спасибо, девочки! – улыбнулся Джек. – А теперь скажите, у кого-нибудь есть минутка, чтобы постричь меня?

– Конечно! Да! – Хор получился на удивление дружным, даже Монти подала голос.

Однако он уселся в кресло к Саманте, и она немного освежила стрижку. Бриджит и Ванда проявили интерес к избирательной кампании, и Джек рассказал им, как можно присоединиться к команде волонтеров его избирательного штаба.

Дверь скрипнула, и в комнату заглянули дети.

– Привет, Джек! – воскликнул Грег ухмыляясь. – Никак решил сделать педикюр?

– Нет, жду своей очереди, чтобы сделать депиляцию в области бикини.

Мальчик захлебнулся от смеха, а Марсия улыбнулась и промурлыкала:

– Наш салон проводит подобные процедуры. Если надумаете, мистер Толливер, я к вашим услугам.

Успокоившись, Грег сказал матери, что они пошли наверх укладываться. Но он не успел закрыть дверь – в комнату влетел Дакота. Не снижая темпа, малыш кинулся к Толливеру на колени.

– Привет, мистер Джек!

Саманта наклонилась и поцеловала мальчика, которого Толливер ловко поймал, избежав удара в живот.

– Иди спать, – сказала Саманта.

– Ладно, мамочка. Пока-пока, мистер Джек. – Дакота вознамерился поцеловать Толливера на ночь, для чего ухватил ладошками его щеки, прицелился и запечатлел мокрый поцелуй где-то около носа. Джек засмеялся и взлохматил золотистые локоны малыша:

– Спокойной ночи, Дакота.

Дети ушли спать, Джек тоже распрощался и уехал к себе. Потом начали собираться по домам подружки. Пока разыскали разбросанные по дому купальники, инструменты, сумочки, прошло еще не меньше часа. Потом они все тепло прощались на крыльце.

– Я так рада за тебя, Сэм. – Марсия обняла подругу. – Но пожалуй, еще больше я рада за детей. Им явно пошло на пользу мужское влияние.

– Это точно, – отозвалась Саманта.

Пока Саманта провожала гостей, Монти прибиралась в кухне. Увидев входящую подругу, Монти швырнула губку в раковину – брызги полетели во все стороны – и голосом прокурора сказала:

– А ну-ка присядь, Сэмми.

Саманта вздохнула и послушно устроилась на одном из высоких табуретов возле стойки. Она подозревала, что рано или поздно это должно случиться. До сегодняшнего дня ей удавалось поддерживать иллюзию своей независимости от Джека, своей невлюбленности, но долго так продолжаться не могло. Саманта понимала, что Монти знает ее слишком хорошо, чтобы обманываться дальше. Честно сказать, в душе она даже рада была, что не придется больше притворяться перед лучшей подругой. Насколько легче ей станет, если она сможет наконец довериться Монти!

– Ты в него влюбилась, – мрачно констатировала Монти. Сэм молчала, крутя на пальце кольцо. Бриллианты и изумруды рассыпали по столу множество ярких зайчиков.

– Ты что, рехнулась, подруга? – не отступала Монти.

Сэм встретила ее сердитый взгляд с выражением полной безмятежности, но продолжала молчать.

– И как я раньше не догадалась? – Монти всплеснула руками. – Ведь он чуть ли не живет здесь же, в этом доме. Я заметила, как ты на него смотришь! А Дакота? Малыш явно принимает его за родственника! Сэмми! Ты соображаешь, что делаешь? Дакота слишком привязался к твоему нанимателю! Что ты молчишь? Ты меня вообще слушаешь?

– Поверь мне, все не так плохо.

Монти выкатила глаза и уперла руки в бока. Бока за последние пару месяцев существенно похудели, но зрелище все равно получилось внушительное.

64
{"b":"221","o":1}