ЛитМир - Электронная Библиотека

– И как давно ты с ним спишь? – вопросила она.

– Некоторое время.

– И ты мне ничего не рассказала! Как ты могла? – Монти топнула ногой.

– Прости меня, ну пожалуйста! – Сэм покаянно спрятала лицо в ладонях. Когда она осмелилась вновь взглянуть на подругу, та сидела на соседнем табурете и печально качала головой. – Мне правда стыдно, Монти. Я должна была рассказать тебе, но к тому моменту, как я осознала свою ошибку, было уже слишком поздно. Я знала, что ты будешь злиться.

– Так как давно ты с ним спишь, я что-то не расслышала?

– С той ночи, когда была буря.

Челюсть у Монти отвисла, и она закрыла рот, клацнув зубами. Помолчав, ехидно заметила:

– Смотрю, ты решила не терять времени даром.

– Это было такое внезапное наваждение. Обоюдное.

– Да что ты говоришь? А ты не забыла, что для твоего мистера Джека секс не может иметь того же значения, что для тебя? Вы ведь принадлежите к разным мирам и играете с ним по разным правилам, Сэмми! А может, и игра у тебя другая и ты просто не понимаешь этого… И вообще – где это видано: укладываться с мужчиной в постель раньше третьего свидания! Тебе что – шестнадцать лет?

– Тот вечер, когда разыгралась буря, был нашим четвертым или пятым свиданием. И знаешь, Монти, ты напрасно волнуешься. Джек меня любит.

Теперь Монти выглядела по-настоящему встревоженной. Она взяла подругу за руку и заглянула ей в лицо:

– Нет, милая, тут ты ошибаешься. И я – как человек, который тебя действительно любит – хочу тебе кое-что сказать… понравится тебе это или нет. – Она помолчала, словно собираясь с силами. – Твой Джек – суперский парень. И мне он тоже нравится. Честно. Он хорош собой, умеет ухаживать и все такое. Возможно, он даже честный человек, что странновато для политика. Но его отношения с женщинами! Этим забит весь Интернет!

– Он изменился.

– Ты себя-то послушай! – Голос Монти усилился. Она качала головой и закатывала глаза, поражаясь затмению, которое нашло на обычно трезвомыслящую подругу. – Как ты думаешь, скольким женщинам он признавался в любви? И где они все?

– У нас с Джеком сложились особые отношения, Монти. Так получилось, понимаешь? Никто ничего не планировал, все вышло само собой. Джек относится ко мне с уважением, и я знаю, что желанна и любима. Я… я прежде ничего подобного не испытывала. Ты не поверишь, но я счастлива!

– О Господи! И что, он говорил, что любит тебя? Вот этими самыми словами?

– Да! – Губы Саманты сами собой расползались в широкую глупо-счастливую улыбку, и она ничего не могла с собой поделать. – Он часто повторяет, что любит… и я тоже. Я тоже говорю ему эти слова.

– Может, он предложил тебе выйти за него замуж? Вы обсуждали хоть какие-то планы на будущее?

– Ну, слова «выходи за меня» он не произносил. Но я не думаю, что он будет против брака.

– Просто не знаю, что и сказать. – Монти откинулась назад и внимательно рассматривала подругу, словно видела ее впервые. – У меня такое впечатление, что ты исключила меня из своей жизни. Как ты могла, Сэм? Я-то тебе все-все рассказываю! И про Роя Харрисона, с которым познакомилась в фитнес-клубе, я тебе сразу же доложила – хоть ничего серьезного пока нет. Я, конечно, надеюсь, но пока все это так – развлечения. А у тебя, оказывается, любовь, да еще какая! А ты мне ничегошеньки не рассказала!

– Прости меня, Монти. – Сэм действительно чувствовала себя виноватой. Меньше всего ей хотелось обижать любимую подругу и самого близкого человека. Она ненавидела себя за то, что расстроила ее. – Я бы тоже обиделась, если бы ты мне что-нибудь не рассказала.

– Я бы так никогда не сделала.

– Да, я знаю. Но попытайся и ты меня понять. Дело вовсе не в любви, как это ни странно. Если бы у нас просто был роман, я не стала бы ничего скрывать. Но я работаю на Толливера. И будущее моих детей зависит от того, насколько хорошо я смогу сыграть свою роль. Ты не поверишь, во что превратилась моя жизнь. Даже в туалете за мной охотятся журналисты. Они рассматривают нашу жизнь под микроскопом, надеясь найти нестыковки и обвинить во лжи и фальсификации. И еще… еще я не была уверена… я долго не могла поверить, что это настоящее чувство, что Джек любит меня! Думала, это временно, просто связь, которая ни к чему не обязывает и продлится недолго. Знаешь, я и правда собиралась все тебе рассказать.

– Ну да.

– Прости меня.

– Не знаю. Получается, ты навесила на меня еще одну тайну, которую я должна хранить так же свято, как и все предыдущие.

– Если ты не против – то да. – Сэм обняла подругу. – Ты не представляешь, насколько легче мне стало, – прошептала она. – Теперь, когда ты знаешь…

Они помолчали, потом Саманта робко добавила:

– Знаешь, ты действительно очень похудела. Даже на ощупь чувствуется разница. И вообще прекрасно выглядишь.

– Не пытайся сменить тему, делая мне комплименты и рассказывая, как хорошо я выгляжу. Я и так знаю, что я просто лапочка.

Саманта с облегчением рассмеялась.

– К сожалению, тебе не удастся обманывать Кару вечно, – задумчиво сказала Монти. – Она довольно скоро обо всем догадается.

– Я так не думаю, – покачала головой Сэм. – Люди видят то, что хотят видеть. Кара считает, что мы с Джеком талантливо разыгрываем спектакль, поставленный и срежиссированный ею же. Она получает удовольствие от собственной гениальности и ни о чем не подозревает.

– Ладно, как знаешь. – Монти встала и потянулась. – Думаю, пора пойти немного поспать. Сегодня я займу комнату, которая называется «спальня Линкольна». Там я еще не ночевала.

– Охота тебе каждый день обживаться в новой комнате! – Посмеиваясь, Сэм покачала головой.

Они выключили свет и пошли к лестнице, ведущей в гостевое крыло.

На одной из мраморных ступенек Монти внезапно остановилась и схватила Сэм за руку.

– Если Джек Толливер заставит тебя страдать, я не знаю, что с ним сделаю! Я…

– Нет-нет. – Саманта потянула подругу дальше. – Все будет хорошо. И прошу тебя, не надо размахивать острыми предметами вблизи Джека. Некоторые части его тела мне особенно дороги.

А несколько часов спустя Саманту разбудил телефонный звонок. Она села на кровати, нащупала выключатель и с укоризной взглянула на аппарат. Телефон звонил. Делать было нечего, и Сэм сняла трубку. Она совершенно не ожидала подвоха. Слишком мало людей знают этот номер. Рассеянный взгляд на табло показал, что номер телефона звонившего не определяется. Что ж, такое бывает.

– Алло? – сонно сказала Саманта.

– Сэм, это я Митч. Я так рад слышать твой голос!

Глава 14

Саманта рывком села на кровати и натянула одеяло до подбородка, словно слой пуха, затянутый в шелк и атлас, мог спасти ее от той беды, которая уже надвигалась. Она это чувствовала. Справившись с собой, Саманта ответила:

– Мне нечего тебе сказать, Митч.

– Только прошу тебя, не вешай трубку!

Сэм продолжала держать телефон и сама удивлялась, почему не бросила трубку сразу же. Что заставило ее вслушиваться в этот голос? Ностальгические воспоминания о молодости? Любопытство: с какой стати Берген появился из ниоткуда именно в этот непростой момент ее жизни? Или возможность высказать все, что она думает, человеку, который так подло бросил ее три года назад? И не только ее – он оставил без гроша и всякой помощи свою плоть и кровь: Грега, Лили и Дакоту.

– Я хочу увидеть детей, Сэм. Мне нужно их увидеть, понимаешь?

Саманта выпрямилась, и дыхание ее стало ровнее. Как хорошо, что она нашла время посоветоваться вчера с Денни! Адвокат объяснила ей, что говорить и делать, если папаша вдруг вспомнит, что у него есть дети.

– Сейчас у тебя нет прав посещения, – как можно спокойнее сказала она. – Поговори со своим юристом. По закону я могу вообще отказаться разговаривать с тобой без адвоката.

– Давай встретимся. Просто поговорим. Ты же не была такой жестокой… Ты не сможешь отказать мне в такой малости! Я просто хочу их видеть.

65
{"b":"221","o":1}