ЛитМир - Электронная Библиотека

В коридоре раздался топот ног и гомон, и в кухню ввалилась небольшая толпа. Кара не видела Лили, Грега и Саймона почти год и была поражена тем, как они повзрослели и изменились.

Саймону уже исполнилось восемнадцать, и он второй год изучал инженерное дело в Университете Хауарда. Он вытянулся, и рост его составил не меньше шести футов двух дюймов, но выражение лица – с удивлением отметила Кара – все еще оставалось детским: застенчивая улыбка и большие глаза, взирающие на мир с радостью. Монти очень гордилась сыном и считала его успехи своим величайшим достижением.

Лили в свои двадцать училась на одном из старших курсов Нью-Йоркского университета. Она выбрала предметом своей специализации моду и дизайн и после окончания учебы собиралась остаться в Нью-Йорке, к неудовольствию Джека и Сэм, которые очень переживали, как их милая девочка сможет выжить в этом большом и ужасном городе. Кара отметила модную короткую стрижку и то, что Л или научилась обращаться с косметикой.

Грег, которому уже исполнилось восемнадцать, поступил в Северо-Западный университет и учился на первом курсе. Он успел стать членом дискуссионного клуба, который весьма высоко котировался в масштабах страны, и это явилось большим достижением для мальчика, который заикался в детстве. Грег планировал изучать право и стать юристом.

Кара опустила взгляд пониже и оглядела Дакоту, который тоже просочился в кухню. Мальчишке должно быть что-то около девяти, решила она. Сэм рассказывала ей, что у ее младшего сына оказался недюжинный музыкальный талант и для игры он почему-то выбрал электронную бас-гитару. Его уже несколько раз приглашали принять участие в концертах известных групп, когда те выступали в Вашингтоне. В «Пост» был напечатан большой материал об одаренном мальчике. Фотограф расстарался и снабдил статью яркими фотографиями Дакоты и его группы: ребята того же возраста, собиравшиеся и игравшие музыку в чьем-то гараже. Все бы хорошо, но Кара каждый раз вздрагивала, натыкаясь взглядом на название группы: «Сфинктер-менеджмент». С ее точки зрения, менее удачное название придумать было просто невозможно. Она отметила, что Дакота очень похож на свои фотографии, только рыжие локоны отросли еще длиннее и из-под них нахально и насмешливо поблескивали умные глаза.

Растолкав старших детей, в комнату ворвались близнецы, и Кара вздохнула: деловую часть встречи придется считать законченной.

– Она украла мою корону! – Мэгги уже топталась у стола, требовательно колотя отца по ногам. – Она жадина!

– Это моя корона! – Ана подобралась к Джеку с другой стороны.

– Господи помилуй, – пробормотала Монти. – А нельзя было накупить корон побольше и распихать их в стратегических местах… просто в качестве меры предотвращения локальных конфликтов?

– К сожалению, их никогда не бывает достаточно, – покачала головой Сэм, с улыбкой глядя, как близнецы теребят отца.

– А ну-ка, дамы, давайте это обсудим. – Джек отодвинул подальше чашку, повернулся на стуле и раскрыл объятия, готовясь принять на себя ураган под названием близнецы Толливер. Маргарет и Индиана Дикинсон-Толливер. Кара с уважением наблюдала за тем, как Джек, используя все мастерство политика и мужской шарм, убеждает малышек не ссориться…

– А что-то давно ничего не слышно про Кристи и Брендона, – вдруг сказал Стюарт.

– Эй, так нечестно! – взвилась Кара. – Я тебе рассказала, так что это мои новости.

Кара действительно рассердилась. Столько лет они ничего не знали об этой сладкой парочке, которая чуть было не разрушила карьеру Джека. Нужно сказать, что тогда, пять лет назад, сенсационное выступление Кристи Скоэн обернулось для нее полным фиаско. Ее уволили с Десятого канала за нарушение профессиональной этики: кто-то дознался, что она заплатила источнику информации.

Митчу предъявили обвинение в неуплате алиментов и хранении наркотиков и приговорили к условному наказанию. Еще до суда он отказался от родительских прав без всяких условий, а потом исчез и никто его больше не видел. Кристи еще некоторое время работала в качестве телеведущей, в основном на разных телестанциях некрупных городов, но потом она все же согласилась выйти замуж за Брендона и бросить работу.

– Не уверена, что хочу узнать что-то новое об этих двоих, – покачала головой Саманта, присаживаясь к столу рядом с мужем. – Последняя информация, которая до нас дошла, – Брендон и Кристи поженились и основали что-то вроде лоббистского дуэта.

– Да, – задумчиво протянула Монти. – Вот уж точно: два сапога пара. Никогда еще не встречала двух таких проходимцев. Они просто идеально подходят друг другу.

– Давайте лучше поговорим о чем-нибудь приятном. – Джек встал, и дочки, соскользнув с колен, повисли на его ногах, как обезьянки на пальмах. Вопили они от восторга приблизительно так же громко. – У нас тут намечается небольшой праздник. Пиццу должны привезти с минуты на минуту, и это здорово, потому что я умираю от голода и готов уже съесть кого-нибудь… желательно маленького и вкусного.

Он задумчиво глянул вниз, и обезьянки завизжали с новой силой. Ухмыльнувшись, Джек пошел в гостиную, близнецы вопили от восторга, вися на нем, молодежь, пересмеиваясь и громко переговариваясь, пошла следом.

– Знаете, мне бы хотелось, чтобы Маргарет дожила до этого дня и увидела, как подросли девочки, – тихо сказала Саманта.

– Она все же получила то, о чем мечтала всю жизнь. Ее сын стал сенатором, и она успела побыть бабушкой.

– Эта роль изменила ее. Она стала мягче. И в малышках просто души не чаяла.

– Кто бы мог подумать, да? – покачала головой Кара. – А ее брак с Аланом Дитто? Маргарет не дрогнув призналась, что он добивался ее уже десять лет, и только после вашей с Джеком свадьбы она решилась устроить и свою жизнь.

– А вот я хотела спросить, – подала голос Монти. – Вы хоть помните, по какому поводу мы тут собрались и даже можем выпить?

Кара и Сэм переглянулись и пожали плечами.

– Ах ты, Господи! – Монти округлила глаза. – Даю подсказку: пятница! Ну? Последняя пятница месяца!

– Точно, это же вечер для заседания ДД-клуба! – воскликнула Сэм. – Никуда не уходите, я сейчас.

Она достала из ближайшего шкафчика три чайные чашки, плеснула в каждую из пузатой бутылки и, протягивая напитки подругам, со смехом сказала:

– Вообще-то это не «Маргарита», а «Жозе Куэрво». И честно сказать, я давно не выпивала по пятницам, чтобы получить разрядку. Некогда, да и не нужно.

– Точно, теперь для разрядки у нас есть мужчины, – протянула Монти, довольно щурясь.

– Да, не думаю, что кто-нибудь из нас страдает от депрессии, – заявила Кара. – Но все же мне хочется сказать тост.

– За счастье, – произнесла Монти.

– За любовь, – подхватила Сэм.

– За нашу победу на выборах в ноябре, – торопливо добавила Кара.

Чашки звякнули, сойдясь над столом, и, не сговариваясь, подруги воскликнули хором:

– За друзей!

81
{"b":"221","o":1}