ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы так о нем беспокоитесь? – удивился Пивирейл.

– Да, сэр! Этот человек мне очень дорог! Нас так иного связывает!

Вбежал взволнованный Кук.

– Туда послана большая группа! Возможно, нам удастся изловить парочку этих созданий! В качестве приманки используются камеры, наполненные постоянно подогреваемым воздухом! – Он был явно горд своей изобретательностью. – Вы, кстати, удачно отделались, мой друг! – Эти слова были адресованы уже непосредственно Бигмену.

– Что?! – Голос оскорбленного марсианина едва не перешел в ультразвук. – Удачно отделался?! Это моя удачно наполненная голова спасла меня, если хотите знать! Как следует поразмыслив, я понял, что этим тварям нужно только тепло, – и лишь потом перешел к решительным и единственно правильным действиям! Которые и увенчались!

Дождавшись окончания тирады, Пивирейл удалился, и Бигмен с Куком повели неторопливую беседу.

– Представьте! – начал Кук. – Вы только представьте! Все эти истории о замерзших шахтерах – чистейшая правда! Вы только подумайте! Это ж надо – каменные щупальца, всасывающие энергию! А? Каково? Да-а… А вы точно их описали, Бигмен?

– Вполне. Поймав одну из этих симпатяг, вы убедитесь в этом.

– Какое грандиозное открытие! – И Кук, схватившись обеими руками за голову, стал бегать взад-вперед.

– Мистер Кук, а как же так вышло, что это грандиозное открытие не было сделано раньше?

– Но вы же сами говорили, что эти существа замечательно растворяются в окружающей их среде! Мимикрия – это вам не что-нибудь! А кроме того, они ведь, мерзавцы, атакуют только одиноких людей, чтоб уж справиться наверняка! И кто знает, может быть, это рудиментарные остатки былого интеллекта заставляют их прятаться в темноте, а не просто инстинкт самосохранения… Надо же, как все обернулось! Уже лет тридцать в шахты никто не спускался, и все тепло оттуда, естественно, ушло. Однако они не решались штурмовать Купол – такой тепленький, соблазнительный… Когда же люди сами спустились к ним – искушение стало непреодолимым, и одно из этих существ напало, напало даже при свидетеле!

– Мистер Кук, а почему бы им не перебраться на солнечную сторону? Уж там-то они не озябли бы!

– Полагаю, что эта мысль приходила в их отсутствующие головы, и было решено подождать, пока Солнце немного остынет.

– Но ведь кинулись же они на раскаленный бластер!

– Значит, им не по вкусу радиация! Кстати, на солнечной стороне может обнаружиться еще один вид этих существ – кто знает…

Идеи вылетали из Кука одна за другой.

– Значит, вы спасли Уртилу жизнь? – спросил он ни с того ни с сего, перебив самого себя.

– Да, – кивнул Бигмен.

– Ну что ж, может быть, это и к лучшему… Если бы он умер – обвинили бы наверняка вас. Сенатор Свенсон своими речами уж обольет так обольет. И вас, и Старра, и Совет – покрыло бы толстым слоем…

– Послушайте! – нетерпеливо перебил его Бигмен. – Когда я смогу увидеть Уртила?

– Как только доктор Гардома позволит вам встать, – несколько озадаченно ответил Кук.

– В таком случае, пожалуйста, свяжитесь с доктором и передайте ему, что я в полном порядке.

Кук подозрительно посмотрел на маленького марсианина.

– А ну-ка, выкладывайте, что вы там еще задумали?

И Бигмен изложил свой план.

Гардома открыл дверь и жестом пригласил Бигмена войти.

– Он ваш! – прошептал доктор. – А я исчезаю!

Облегченно вздохнув, он действительно исчез.

Бигмен и Уртил смотрели друг другу в глаза.

Джонатан Уртил был мертвенно-бледен, и ему стоило немалых усилий растянуть свои губы в ухмылке.

– Ты, конечно, приперся, чтобы справиться о моем здоровье? Должен тебя огорчить, дружочек, – я цел и невредим!

– Да уж вижу… Но приперся я еще и затем, чтобы узнать: ты до сих пор считаешь, что Лакки Старр сооружает некое подобие сирианской базы?

– Считаю, милый, считаю. И собираюсь это доказать.

– Заранее зная, что это ложь, грязная ложь! И доказательства твои будут не чище! Впрочем, не ждать же, в самом деле, что ты, хотя бы из чувства благодарности к спасшему твою жизнь…

– Чего-чего-чего? О каком спасении ты говоришь! Лично меня никогда и никто не спасал. В этом просто не возникало надобности. Может быть, ты что-то перепутал?

– Перепутал?! – Возмущению Бигмена не было предела. – А не ты ли, поганец, звал меня на помощь?

– Впервые слышу! Может быть, у тебя есть свидетели?

– Свидетели тебе понадобились? А кто тебя вытащил из этой переделки – не припоминаешь?

– О чем ты? Какая еще переделка? Эта штуковина как приползла – так и уползла. Испугалась, наверное. Да и не было ее вовсе!.. О! Вспомнил! Там случился маленький, аккуратный обвал! Меня слегка задело, что бывает, но не убило, что приятно. Так за это я должен осыпать тебя поцелуями, букашка? И позволить дружку твоему избежать заслуженного наказания, да? Ну, ты даешь!

– Плоховато у тебя с памятью, плоховато… О попытке убить меня – тоже, наверное, забыл? Выветрилось как-то, да?

– Что?! Убить?! А ну, топай отсюда, гном, пока есть чем!

Бигмен титаническими усилиями сохранял хладнокровие.

– Хорошо. Предлагаю сделку, Уртил. Ты считаешь возможным постоянно угрожать мне лишь по той причине, что дюймов и фунтов в тебе – чуть побольше. Но встретив даже слабое подобие отпора, ты всякий раз в панике ретируешься – этого тоже не отнять…

– Вспомни о своих фокусах с ножичком, ангел!

– Похоже, ты самый обыкновенный трус. А если нет – померимся силами! Прямо сейчас, не откладывая! И без оружия. Или ты слишком слаб для этого?

– Слаб?! Даже провалявшись здесь два года, я не стану слишком слабым для тебя!

– Тогда пошли! Драться будем при свидетелях, чтоб не юлил потом… Я уже договорился с Хенли Куком, и нам предоставлен энергетический зал. Устраивает?

– С Куком, говоришь? О, этот малый терпеть тебя не может! Но это так, к слову… А что Пивирейл?

– Пивирейл – ничего. Он не знает. Кстати, Кук прекрасно относится ко мне.

– Спит и видит покойничка Бигмена. И я, кажется, могу ему угодить. Но чего ради, интересно, мне пачкать руки о такую козявку?

– Трусишь?

– Я сказал «чего ради»! Здесь, кажется, было что-то пискнуто о сделке?

– А говоришь – память плохая… Так вот. Если победишь ты – я ни словом не обмолвлюсь о некоторых деталях нашей встречи в шахтах.

– Убил! О деталях он не обмолвится! А мне-то какое дело до деталей твоих!

– Ты, случайно, не боишься проиграть, Уртил?

– Проиграть?! Да от тебя мокрого места не останется, клоп! И меня обвинят в убийстве – вот чего я боюсь!

– Теперь понятно, – кивнул Бигмен. – И перейдем к следующему пункту. Насколько ты тяжелее меня – хотя бы примерно?

– На сотню фунтов, если не больше, дорогуша! – нежно осклабился, Уртил.

– Надо же – как много в тебе жира! – восхитился Бигмен. – Предлагаю, в таком случае, драться при меркурианской гравитации. У тебя останется преимущество в 40 фунтов, но это уже мелочи. Так как? Идет?

– С каким удовольствием я тебе вклею, малыш, с каким удовольствием! Неужели этот сверчок скоро умолкнет, люди!

Уртил, переполненный безудержным гневом и предвкушением упоительной забавы, быстро исчерпал свои мимические возможности и рычал теперь с совершенно равнодушным выражением бордового лица.

– Значит, сделка заключена?

– Да! Да! – Уртил задыхался. – И я постараюсь не убить тебя, амеба, очень постараюсь! А насчет всего прочего – уж не обессудь, сам напросился…

– Это точно. – По-воробьиному подпрыгнув, Бигмен побежал к выходу, размахивая кулаками. Он был настолько занят мыслями о предстоящей схватке, что даже перестал думать о Лакки, который в эту минуту…

В энергетическом зале стояли генераторы и прочее громоздкое оборудование. Незанятого пространства, используемого обычно для собраний всего персонала, было здесь также предостаточно. Зал являлся самой старой частью Купола. Еще до того как были вырыты шахты, рядом с генераторами спали на своих походных кроватях инженеры и проходчики. В последнее же время здесь частенько устраивались кинопросмотры.

18
{"b":"2210","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Ищи в себе
Шестнадцать против трехсот
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Ночь… Запятая… Ночь… (сборник)
Кто эта женщина?
Пустыня Всадников
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Вата, или Не все так однозначно