ЛитМир - Электронная Библиотека

Нестройное эхо растерянных голосов повторило вопрос. И только Кук, обернувшись, тихо произнес:

– Не до нее. Уртил…

– Что с ним? – испуганно спросил один из инженеров. – Он ушибся?

– Он мертв, – ответил Кук. – Мертв!

Тело окружили тесным кольцом.

– Нужно вызвать доктора… – отрешенно, сам не слыша себя, сказал Бигмен.

– Да-а… Вас ожидает куча неприятностей, милейший. – Кук холодно смотрел в пустоту. – Ведь это вы убили его.

– Его убило изменение гравитации.

– Боюсь, что это трудно будет доказать. Брошен-то он был – вами…

– Я не собираюсь отпираться – можете быть спокойны, мистер Кук.

– Однако действительно нужно вызвать Гардому…

Доктор явился через пять минут, и то, с какой быстротой был произведен осмотр, уже подтверждало правоту Кука.

Вытерев руки носовым платком, Гардома оглядел присутствующих, а потом сказал:

– Да, он мертв. Проломлен череп, чего ж вы хотели… Как это произошло?

Одновременно заговорило несколько человек, но Кук властным жестом заставил их замолчать.

– Поединок между Бигменом и Уртилом, вызванный…

– Между Бигменом и Уртилом?! – взорвался Гардома. – Кто допустил это? Какой идиот мог предположить, что Бигмен устоит против…

– Минуточку! – подал голос Бигмен. – Со мной-то как раз все в порядке!

– Совершенно верно! – поддержал его Кук. – Не забывайте, Гардома, что мертв – Уртил! А Бигмен был инициатором этой злополучной дуэли!

– Да, – согласился марсианин. – Поединок затеял действительно я. И я же настоял на том, чтобы он проходил в условиях меркурианской гравитации.

– Меркурианской гравитации? – Глаза Гардомы удивленно округлились. – Здесь? – Он недоверчиво посмотрел себе под ноги, как бы спрашивая, не обманывают ли его собственные чувства.

– Не ищите ее, – поспешил успокоить доктора Бигмен. – Меркурианской гравитации здесь больше нет. Потому что в самый неподходящий момент она сменилась псевдогравитацией Земли. Бац – и готово! Примерно таким образом. И именно она убила Уртила, а не ваш покорный слуга!

– В таком случае, кто же включил земную гравитацию? – недоуменно спросил Гардома. Все молчали.

– Это могло быть вызвано коротким… – начал было Кук.

– Исключено! – решительно перебил его Бигмен. – Взгляните на пульт! Рычаг в верхнем положении!

Один из инженеров, прочистив горло, робко и не принимая всерьез собственные слова, пробурчал:

– Кто-то взял и случайно задел плечом…

Остальные радостно поддержали нелепую версию. Послышалось возгласы: «запросто!», «а что вы думаете?» и «ясное дело!».

Кук прервал общее ликование.

– Я вынужден буду доложить об этом инциденте. Бигмен, вы…

– Ну? – Марсианин вопросительно поднял брови. – Я арестован?

– Нет-нет. Пока нет.

– Что ж, и на том спасибо…

Впервые после своего возвращения из шахт Бигмен подумал о Лакки и о том, что он вряд ли будет рад таким новостям. Вот бы выбраться из этой передряги до его возвращения!..

– Бигмен! – раздался голос.

Все одновременно посмотрели вверх. Оттуда на эскалаторе спускался Пивирейл.

– Бигмен! Вы-то что тут делаете?! А вы, Кук? Кто-нибудь ответит мне, наконец, чем вы все здесь занимаетесь, черт побери?

Но никто не отвечал.

Взгляд старого астронома упал на распростертое тело Уртила, и он с каким-то детским удивлением спросил:

– Уртил – мертв?

Спросил – и тут же, как показалось Бигмену, забыл.

– Бигмен! А где ваш Старр?

– А почему вы об этом спрашиваете? – вопросом на вопрос ответил Бигмен.

– Он все еще в шахтах? – продолжал наседать Пивирейл.

– Э-э…

– Или на солнечной стороне?

– Да?

– Вы не хотите отвечать?

– Я хочу знать, почему вы спрашиваете.

– Хорошо… – Пивирейл был явно раздражен. – Видите ли, Майндс в данный момент облетает свое хозяйство. Время от времени это делать необходимо.

– Ну-ну?

– И то ли он спятил, то ли нет, но наш милый Майндс уверяет меня, что видел там Лакки Старра!

– Где? – недоуменно хлопая глазами, спросил Бигмен.

– Понятно… – Взгляд Пивирейла стал колючим. – Значит, он действительно там. И очевидно, ему не удалось поладить с роботом.

– С роботом?!

– Потому что – так, во всяком случае, считает Майндс – Лакки Старр мертв!

14. Прелюдия к суду

Итак, когда ситуация, казалось бы, обрела окончательную для Лакки безнадежность, вспыхнула надежда. Была ли причиной этому странная нерешительность робота, медлившего с завершением своего черного дела, или же все объяснялось свойствами характера самого Лакки – неизвестно…

– Отпусти меня! – крикнул он со всей строгостью, на которую еще был способен, и поднял руку, до сих пор волочившуюся по черному песку. – Отпусти меня, робот! – вновь повторил Лакки и… принялся поглаживать металлическую голову.

Спустя минуту рука опять безвольно повисла. Теперь оставалось только ждать. И вдруг он почувствовал (или это только показалось?), что хватка робота ослабевает! Да! Она несомненно слабела! Неужели Солнце наконец-то решило помочь человеку?

– Робот! – срывая голос, закричал он и услышал в ответ лишь слабый скрип.

Стальные объятия продолжали размыкаться.

– Ты не должен причинять вред человеческому существу! – напомнил Лакки на всякий случай.

– Я не должен… – запинаясь, согласился робот и – упал на спину, все еще сжимая Лакки достаточно крепко.

– Отпусти меня!

Робот слабо дернулся, и Лакки наконец смог пошевелить головой и ногами.

– Кто приказал тебе разрушать оборудование?

Лакки полностью исключал агрессивную реакцию на свой вопрос, понимая, в каком плачевном состоянии находится теперь позитронный мозг, вернее, остатки этого мозга, чудом удерживавшие Второй Закон.

– Кто приказал тебе разрушать оборудование? Отвечай!

Робот издал пару нечленораздельных, булькающих звуков и умолк.

Было странное и пугающее сходство с человеческой смертью.

Мысль Лакки напряженно работала. Укрыться от опасных лучей Солнца как можно быстрее… Но он зажат! И попытки отвинтить руки робота бессмысленны! Рация раздавлена! Все прекрасно, все просто замечательно…

Морщась от боли и усилий, он стал продвигаться к ближайшей тени, таща на себе неподвижного робота. Каждая минута казалась вечностью, а тень – все не приближалась…

Но Лакки все же добрался до нее! И упал, обессилев. Последнее, что он успел увидеть до того, как потерял сознание, – это нога робота, ослепительно сверкающая на солнце.

Он лежал в мягкой постели и силился вспомнить, что же с ним произошло. В памяти всплывали полустертые лица, гул ракетного двигателя, родной бигменовский голосок, бинты, шприцы, компрессы, воркующий Пивирейл со своими бесконечными расспросами…

Открыв глаза, Лакки увидел Гардому, озабоченно смотревшего на него.

– Ну-с? Как себя чувствует наш герой?

– А как он должен себя чувствовать? – слабо улыбнувшись, спросил Лакки.

– Как покойник, если те что-то чувствуют… У вас удивительно крепкий организм, дорогой Старр! И вы будете жить, черт побери!

– Несмотря на то что Майндс даже не подумал прийти тебе на помощь! Пускай человек умирает, пускай! Ерунда! Все там будем! – Это Бигмен, уже давно крутившийся невдалеке, решительно подлетел к ним.

Доктор Гардома отложил в сторону шприц и принялся неторопливо и тщательно мыть руки.

– Скотт Майндс подумал, что Лакки мертв, – полуобернувшись к Бигмену, сказал он. – И естественно, испугался, как бы его не обвинили в убийстве, припомнив недавнее покушение.

– Думать о себе в такой момент?! – возмутился Бигмен.

– Не будьте так строги, дорогой друг. Бедняга сам не свой в последнее время… И как бы там ни было, именно благодаря ему помощь не опоздала.

– Как ты все драматизируешь, Бигмен! – сказал Лакки. – Ведь ничего страшного не случилось! Я даже смог наконец отоспаться там, в тени… Кстати, что с роботом? – Этот вопрос был обращен уже к Гардоме.

20
{"b":"2210","o":1}