ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему это – не могли?

– Потому, что мы разбросали содержавшиеся в фальшивке сведения так, что не только один человек, но и полдюжины не собрали бы их вместе. И все же… Получается, в шпионаже занято значительное число людей. Совершенно невероятно!

– Или один, имеющий доступ ко всему, – предположил Лакки.

– Чушь! Нет, тут нечто другое, новое… Ты не чувствуешь, к чему я клоню? Если Сириус действительно нашел способ читать наши мысли, мы в опасности. Нам не защититься и никогда не победить их.

– Постой, дядюшка, сделай паузу, прошу тебя. Что ты имеешь в виду, говоря о чтении наших мыслей?

– О, дьявол! – Глава Совета распалился окончательно. – Я в отчаянии, Лакки! Да как иначе! Они нашли какой-то способ чтения мыслей! Но ведь не могли, не могли!

– Ты совершенно напрасно так взволновался. Знаем же мы о существовании венерианских В-лягушек? Вот тебе и способ!

– Я думал об этом. Но у сирианцев нет В-лягушек! А ведь нужны тысячи этих тварей – только с их помощью можно овладеть телепатией! Вне Венеры держать такую прорву животных хлопотно, куда как хлопотно. И не спрячешь, к тому же. Но другого способа не существует!

– У нас, – мягко подчеркнул Лакки. – А у них? Вполне возможно, что сирианцы опередили нас в этой области.

– Без В-лягушек?

– Даже без В-лягушек.

– Никогда не поверю! – воскликнул Конвей. – Чтобы сирианцы решили проблему, с которой не справился Совет Науки?!

Лакки едва удержался от улыбки – в словах старого ученого звучала неприкрытая гордость за свою организацию, с другой стороны, он имел полное право на это. Несомненно, Совет Науки являл собой невиданную концентрацию интеллекта; в конце концов, все научные идеи так или иначе исходили от Совета. И все-таки Лакки захотелось слегка поддразнить Советника.

– Да уж, куда им до нашего Совета! Только и знают, что клепать со злости своих удивительно совершенных роботов.

– А чего стоили бы эти куклы без нашего позитронного мозга? Правда, кое-что им удалось усовершенствовать…

– Поговорим-ка лучше о будущем. Значит, Сириус вовсю шпионит, а мы разводим руками?

– Именно так.

– И под угрозой аграв-проект?

– Да.

– И ты, дядюшка, хочешь, чтобы я отбыл на Юпитер-9 и попытался там до чего-нибудь докопаться?

Конвей угрюмо кивнул:

– Да, я лично прошу тебя об этом. Ты виртуоз, перед которым можно ставить задачи любой сложности. Правда, эта задача представляется мне заведомо неразрешимой. Совет испробовал все и не добился ничего. Кто шпион? Каков метод шпионажа? Ни малейшего представления. Что сможешь сделать ты?!

– У меня будут помощники.

– Бигмен? – впервые улыбнулся Конвей.

– Не только… Позволь спросить тебя вот о чем. Знают ли на Сириусе о наших работах по В-лягушке?

– Нет. По нашим сведениям – нет.

– Отлично. Мне нужна В-лягушка.

– В-лягушка! Одна В-лягушка?

– Да. Одна В-лягушка.

– Но что это тебе даст? Ведь психогенное поле В-лягушки крайне слабо! Ты не сможешь читать мысли!

– Однако смогу обнаружить наличие сильных эмоции.

– Пусть так. И?..

– Возможно, я получу то, чего не имели мои предшественники. Внезапная эмоциональная волна может выдать предателя. И потом…

– Ну?

– А если он к тому же обладает телепатическими способностями, то я смогу обнаружить нечто большее, чем эмоцию, – некую определенную мысль. Причем обнаружу раньше, чем преступник успеет экранироваться.

– Но ведь он тоже сможет уловить твои эмоции.

– Лишь теоретически: я буду слышать его эмоцию, почти как произнесенное слово, а он такой возможности будет лишен.

Глаза Конвея ожили.

– Надежда ничтожно малая, однако надежда, клянусь небом! Ты получишь свою В-лягушку! Но прошу тебя, Дэвид, – лишь в минуты глубокой озабоченности он называл Лакки настоящим именем. – Убедительно прошу проникнуться всей важностью стоящей перед тобой задачи. Мы должны разгадать замыслы сирианцев! Без этого нам не отсрочить войны!

– Я знаю, – тихо ответил Лакки.

2. Глава проекта разгневан

Таким вот образом и получилось, что Лакки Старр, землянин, со своим другом Бигменом Джонсом, уроженцем Марса, и с маленьким венерианским животным, способным читать и внушать мысли, очутились далеко за пределами пояса астероидов.

Зависнув в тысячах миль над Юпитером-9, они ожидали момента, когда гибкий пневмотранспортер соединит «Метеор» с кораблем Главы Проекта – Донахью. Транспортер представлял собой эластичную трубу и служил для перехода из одного корабля в другой без скафандра; человеку опытному хватало одного-единственного толчка и легчайших манипуляций на поворотах.

Вначале появились руки, и через мгновение, оттолкнувшись от края люка, Донахью спрыгнул в искусственное гравитационное поле (или, как его чаще называли, – псевдограв) «Метеора». Это было проделано столь ловко, что Бигмен, знавший толк в подобных вещах, одобрительно кивнул.

– Добрый день, Советник Старр, – хрипло произнес Донахью. В космосе всегда приветствовали именно так, независимо от того что было на самом деле – утро, день или вечер; хотя, по правде говоря, в безвоздушном пространстве не существовало ни первого, ни второго, ни третьего.

– Добрый день, господин Директор, – отозвался Лакки. – У вас какие-то затруднения с нашей посадкой?

– Затруднения?! Как посмотреть… – Донахью огляделся и сел в кресло пилота. – Я связался со штаб-квартирой Совета… Мне сказали, что все дела я должен решать непосредственно с вами. И вот я здесь.

Казалось, воздух вокруг этого жилистого человека наполнен напряженностью. Уже изрядно седой, Глава Проекта все же еще мог считать себя шатеном. Лицо покрывала сеть глубоких морщин, на руках – набухшие вены. Говорил он нервно и чрезвычайно быстро.

– Дела?! Какие дела, сэр? – спросил Лакки.

– Переговоры, господин Советник. Я прошу вас вернуться на Землю.

– Почему?

Донахью отвел взгляд.

– Тут проблема морального плана. Видите ли, наших людей проверяют, проверяют и снова проверяют. Одно расследование, еще не завершившись, сменяется другим. Это никому не может нравиться. Постоянно находиться под подозрением – нестерпимо, согласитесь. Сейчас, когда наш аграв-корабль почти готов, не время беспокоить людей, которые, кстати, уже подумывают о забастовке.

– Может быть, ваших людей и проверяли, но утечка информации так и не прекратилась.

Донахью пожал плечами.

– Значит, все происходит где-то в другом месте. Необходимо… – Он оборвал фразу и совершенно другим, дружелюбным тоном спросил: – А что это такое?

Бигмен, проследив за его взглядом, выпалил:

– Это наша В-лягушка, сэр! А я – Бигмен!

Даже не заметив, что ему представились, Донахью устремился к В-лягушке.

– Это существо с Венеры, не так ли?

– Совершенно верно, – ответил Бигмен.

– О, я наслышан о них! Вижу, однако, впервые! Какой славный маленький танцор! Вы не находите?

Лакки мрачно наслаждался. Не было ничего странного в том, что в самый разгар серьезного разговора Директор вдруг воспылал нежными чувствами к В-лягушке! А что ему оставалось делать?!

Сейчас маленькое существо, раскачиваясь на гибких лапках, тихо пощелкивало своим попугайским клювом и смотрело на Донахью кроткими черными глазами. Способ выживания В-лягушки был уникален – она не обладала никаким оружием, не имела ни когтей, ни зубов, ни рогов. Конечно, она могла ущипнуть своим клювиком, но и все… Тем не менее В-лягушки безмятежно размножались на покрытой травой поверхности венерианского океана, и даже самые лютые хищники не трогали их. В-лягушки обладали способностью контролировать чужие эмоции, инстинктивно вынуждая все живое обходиться с ними ласково, любить их. Поэтому они не только выжили, но и благоденствовали.

Лягушка столь явно наполнила Донахью нежностью, что этот сугубо военный, чуждый сантиментов человек засмеялся, когда она, сопровождая взглядом скользнувший по стеклу палец, села, втянув лапки.

2
{"b":"2212","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Планета Халка
Шаман. Похищенные
Станция «Эвердил»
Комбат Империи зла
Мопсы и предубеждение
Паиньки тоже бунтуют
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Бумажная магия