ЛитМир - Электронная Библиотека

Было понятно, что обычный космический корабль не долетит до Юпитера-5, а другого аграв-корабля не существует и не будет существовать по крайней мере год. И если ремонт не даст результатов – времени на любование будет предостаточно.

И все же зрелище – найдись хоть один зритель – было прекрасным.

До Юпитера, казалось, ничего не стоило дотянуться рукой. В момент посадки он был почти полным, на сверкающем блюде уместилось бы десять тысяч Лун, не меньше.

Амальтея облетала Юпитер за 12 часов, и видимые спутники перемещались по небосклону втрое быстрее, чем на Ио. То же происходило со звездами и со всем прочим, кроме застывшего Юпитера, одной стороной неизменно обращенного к спутнику.

Через пять часов взошло Солнце, оно было точно таким же, как на Ио, но помчалось к Юпитеру с утроенной скоростью и устроило затмение в сотню раз более великое и ужасное.

Однако никто не наблюдал затмения, ни в первый раз, ни во второй за время их пребывания на Юпитере-5, никто не обратил на него внимания. Ни у кого не было времени. Никому даже мысль такая в голову не пришла…

Пэннер сел и посмотрел вокруг мутным взором. Веки его вспухли и покраснели. Говорил он хриплым шепотом.

– Ладно. Все по местам. Холостой прогон.

Пэннер не спал сорок часов. Остальные работали посменно, один Пэннер не спал и не ел.

Бигмен, который во время ремонта что-то подносил, уносил, снимал показания приборов и дергал рычаги, когда его просили, – теперь остался без дела. Угрюмый, он бродил по кораблю в поисках Лакки, пока не нашел его у Донахью у пульта управления.

По пояс голый, Лакки вытирался большим пуховым полотенцем. Увидев Бигмена, он поспешил обрадовать друга.

– Бигмен! Корабль полетит! Мы вскоре взлетим!

– Но ведь это всего лишь холостой прогон, Лакки.

– Корабль полетит, говорю тебе! Джим Пэннер сотворил чудо!

Донахью, собрав всю свою волю, выпалил:

– Советник Старр, это вы спасли мой корабль!

– О нет, господин Директор. Если кто-то и заслуживает похвалы, так это Пэннер. С помощью медной проволоки и клея он заставил-таки работать это чудовище.

– Но вы повели корабль на Юпитер-5, в то время, как остальные тряслись от страха! Представ перед военным судом, я подробно опишу этот случай.

– А вот как раз этого-то делать и не следует. Как член Совета, я должен избегать рекламы. Что же касается официального отчета, то все это время командиром оставались вы. Мои действия упомянуты не будут.

– Это невозможно. Я никогда не позволю, чтобы меня превозносили за то, чего я не совершал.

– Вам придется потерпеть. Это – приказ. И давайте-ка оставим эти разговоры о военном суде!

Донахью принял героическую позу.

– Меня необходимо отдать под суд! Вы неоднократно говорили мне о сирианских агентах! Я пренебрег этой опасностью – в результате чего на вверенном мне корабле произошла диверсия!

– Здесь и моя вина, – возразил Лакки. – Я был на борту корабля и не предотвратил беды… Кстати, если нам удастся обнаружить диверсанта, вопроса о суде даже не возникнет.

– Диверсант, конечно же, – робот, о котором вы меня предупреждали… Как я был слеп!

– Боюсь, директор, что вы еще не окончательно прозрели. Он не робот.

– Нет? – Донахью опять ничего не понимал.

– Робот не пошел бы на такое. Ведь мы едва не погибли! А это уже нарушение Первого Закона.

– Ну, а если он не знал, что причиняет вред?

– Все, находящиеся на борту «Адрастеи», не исключая гуманоида, прекрасно понимают, что такое аграв для корабля. Как бы то ни было, а теперь установление личности диверсанта будет делом пустячным.

– Как это?!

– Ну подумайте сами. Если человек совершает такую серьезную диверсию, то он должен быть либо сумасшедшим, либо жутким фанатиком, чтобы оставаться на корабле.

– Логично.

– После нашего взлета с Ио люки не открывались. Иначе мы сразу почувствовали бы спад давления. Это означает, что диверсант остался на Ио. Он и сейчас там, если не улетел.

– Каким образом? Кроме нашего, туда не доберется ни один корабль!

– Ни один – наш…

Глаза Донахью на мгновенье расширились.

– А также ни один сирианский!

– Вы уверены в этом?

– Да, уверен. – Донахью нахмурился. – Постойте… Но ведь прежде, чем мы покинули Ио, мы произвели поверку! Каждый доложил о своем присутствии!

– Значит, все на борту?

– Полагаю, что да.

– Хорошо, – сказал Лакки. – Во время прогона все должны быть на своих местах, не так ли? И местонахождение каждого четко фиксируется? Вызовите-ка Пэннера и спросите, не пропустил ли он кого-нибудь…

Донахью нажал на клавишу.

Голос Пэннера был голосом безмерно уставшего человека.

– Я как раз собирался связаться с вами, сэр. Прогон закончен. Все в порядке. Можно взлетать. Надеюсь, нам повезет, и эти штуки развалятся уже на Юпитере-9.

– Отлично. Ваша работа будет оценена по достоинству, Пэннер. Кстати, все ли на своих местах?

Лицо Пэннера сразу напряглось.

– Нет, сэр. Я собирался сказать вам об этом. Мы не можем найти Саммерса.

– Рэд Саммерс? – подпрыгнул Бигмен. – Снова этот грязный тип? Лакки…

– Минуточку, Бигмен, – остановил его Лакки. – Доктор Пэннер, вы хотите сказать, что Саммерса нет в его каюте?

– Нет нигде. Если бы это не было исключено, я бы сказал, что его нет на борту.

– Благодарю вас. – Лакки прервал связь. – Ну, командир?

– Послушай, Лакки! – Бигмен не мог молчать. – Помнишь, однажды я рассказал тебе о встрече с Саммерсом у машинного отделения? Что он мог делать внизу?

– Теперь мы знаем – что… – вздохнул Лакки.

– Нужно взять его! – Донахью побелел. – Мы высадимся на Ио и…

– Подождите, – деликатно перебил его Лакки. – У нас есть кое-что поважнее, чем предатель.

– Поважнее?

– Это робот.

– Ну, робот может и подождать.

– А может – и не гложет… Перед взлетом все доложили о своем присутствии на борту. Если так, то один рапорт был ложным?

– Ну?

– В таком случае, нужно найти источник этого рапорта. Робот не может подвергнуть корабль опасности, но если это сделает человек и, скрыв от робота свой поступок, попросит о помощи – робот непременно окажет ее.

– Вы хотите сказать, что ложный рапорт исходил от робота?

Лакки медлил с ответом. Ему не очень нравилась собственная уверенность, и все же аргументы казались весьма убедительными.

– Да вроде бы так.

15. Предатель

Взор Донахью помрачнел.

– Значит, майор Левинсон… Но я не могу в это поверить!

– Во что? – спросил Лакки.

– Нет, он не робот… Я говорю о человеке, произведшем поверку перед отлетам с Ио. В его ведении все наши записи. Я хорошо знаю майора и уверен в нем, как в себе.

– Мы поговорим с ним. Ни в коем случае не предъявляйте ему обвинений в том, что он робот, не спрашивайте и даже не намекайте на это. Он не должен ничего почувствовать.

– Почему?!

– Откровенное подозрение может привести в действие взрывной механизм, если…

– О, боже! – выдохнул Донахью.

Напряженное состояние, которое теперь было присуще всем, явно владело и майором Левинсоном. Его прямо-таки подбросило в стойку смирно.

– Да, сэр?

– Советник Старр задаст вам несколько вопросов, – робко произнес Донахью.

Майор Левинсон дернулся и резко развернулся к Лакки. У него были светлые волосы, голубые глаза и высокий рост.

– Итак, майор, – начал Лакки, – все люди рапортовали вам о своем прибытии на борт «Адрастеи» и это фиксировалось вами. Так?

– Да, сэр.

– Вы видели каждого из них?

– Нет, я пользовался внутренней связью. Мне отвечали или прямо с рабочих мест, или из кают.

– Каждый человек? Вы слышали голос каждого?

– Да, по-моему… – Вопрос явно удивил майора. – По правде говоря, я не запоминаю вещей подобного рода.

– Тем не менее это очень важно. Попытайтесь вспомнить.

Майор наморщил лоб и, как оказалось, не напрасно.

20
{"b":"2212","o":1}