ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лакки пустился в погоню. «Метеор» без труда сокращал дистанцию. Энтон шел на своем пределе. У Старра еще был запас.

Улыбка не сползала с лица Энтона.

Дистанция пятьдесят миль, – протянул он. – Сорок пять.– Еще через паузу: —Сорок. Ты помолился, выкормыш?

Лакки стиснул зубы и молчал. Другого выхода не было – придется таранить. Войне не бывать. Он должен остановить пиратов. Должен.

– Тридцать, – лениво бросил Энтон.– Кончай изображать из себя героя – потом же стыдно будет. Разворачивайся и жми домой, пока я добрый.

– Двадцать пять, – твердо продолжил Лакки. – У вас пятнадцать минут на размышление.

За спиной Энтона промелькнула тень. Человек кивнул Старру и поднес к губам палец. Ресницы у Лакки дрогнули. Чтобы скрыть волнение, он посмотрел в сторону и тряхнул головой.

– В чем дело?– прошипел Энтон.– Страшно, мальчик? Сердечко бьется?– Глаза его сузились, пунцовые губы приоткрылись.

Лакки вдруг понял – Энтон никогда не отступит. Для него это было опасной, но увлекательной игрой с летальным исходом.

– Пятнадцать.

В человеке за спиной командира Старр признал Хансена. В руке его что-то сверкнуло.

– Десять миль,– упрямо твердил советник.– Шесть минут до конца. Клянусь Космосом, я не отступлю!

Бластер! В кулаке отшельника был бластер. Лакки стало трудно дышать – если Энтон повернется…

Но в капитана сейчас можно было стрелять хоть из пушки. Все свое внимание он сосредоточил на Старре – когда же, когда же наконец лицо мальчишки исказится от страха.

Энтон принял выстрел спиной. Его лицо с глумли­вой улыбкой покачнулось и расплющилось на видеоэкране. Остекленевшие глаза еще долго смотрели на Лакки.

Грянул крик Хансена:

– Все назад! Кто хочет получить дыру в лоб? Мы сдаемся! Мистер Старр, мы сдаемся!!!

Лакки повернул на два градуса – достаточно, чтобы избежать тарана.

Затрещал эргограф. Ну вот, наконец-то и флот подходит.

Экран засветился белым – знак капитуляции.

Известно, что военные никогда не одобряют самостоятельных действий Совета Науки. Особенно, когда действия успешны. Старр неоднократно нары­вался на флотские амбиции и был готов к любому разговору.

Адмирал прохрипел:

– Хр-р-а! Доктор Конвей доложил нам ситуацию и мы выражаем вам благодарность за… своевременное вмешательство. Но! Командование уже давно в курсе и имеет разработанный штабом план ликвидации сирианской угрозы. Хотя Координатор просил меня сотрудничать с Советом, я не могу согласиться с вашим предложением отложить атаку. Да! Все, что касается сражений и побед, относится к компетенции флота!

Седой пятидесятилетний адмирал растопорщил щетки усов. Красное квадратное лицо горело отвагой. Такого попробуй – удержи!

Лакки смертельно устал. Теперь, когда пиратский корабль болтался на буксире, а экипаж сидел под стражей, все переживания и тяготы последних недель сменились навалившейся нечеловеческой усталостыо. Однако он ответил с предельной вежливостью:

– Мне кажется, если мы очистим астероиды от пиратов, проблема сирианцев на Ганимеде отпадет сама собой.

– Никогда! – с солдатской прямотой отрубил адмирал. – Как! Как вы собираетесь очистить астероиды?! Флот за двадцать пять лет не смог этого сделать! Никогда! Но! Сил у нас достаточно, чтобы сию минуту взять Ганимед штурмом! Вперед!

Лакки с трудом подавил улыбку.

– Никто не сомневается, что сил у вас достаточно. Но корабли на Ганимеде – это еще не весь Сириус. Готовы ли вы к долгой и дорогостоящей кампании?

Адмирал еще больше побагровел.

– Меня просили сотрудничать. Но! Но я не могу позволить вам распылить наш флот среди астероидов, когда… когда под боком у Земли сидит враг!

Старр прервал извержение адмирала.

– Могу ли я просить у вас час? Один час на беседу с Хансеном? Это наш пленник, сэр.

Адмирал сердито пожевал усы.

– Час?! Даже час может быть дорог! Ладно! Давайте! Но быстрей!

– Хансен!– позвал Старр, ни отрывая глаз от адмиральского эполета.

Отшельник вышел из каюты отдыха. Он выглядел усталым, но постарался дружелюбно улыбнуться.

– Я в восхищении, мистер Старр, от вашего корабля. Он – совершенство.

– Какого черта! – хрипнул адмирал. – При чем здесь корабль?! Плевать на корабль! Не обращайте внимания, Старр! Работайте!

Лакки перешел к делу.

– Итак, мистер Хансен, с вашей неоценимой помощью мы задержали Энтона. Это значит, что война с Сириусом откладывается. Однако нам нужна не передышка, а полное устранение угрозы войны. Времени у нас мало – адмирал вам подтвердит.

– Чем могу быть полезен? – спросил Хансен.

– Ответами на мои вопросы.

– Охотно. Но я уже все сказал. Мне жаль, если этого оказалось недостаточно.

– Пираты думали иначе. Они сильно рисковали, чтобы вырвать вас из наших рук.

–Я не знаю, как это объяснить.

– А может, все-таки, что-то есть? Возможно, вы что-то знаете, о чем не подозреваете сами? То, что смертельно для пиратов?

– Ума не приложу.

– Подумаем вместе. Пираты знали, что вы богаты. Что у вас вложения на Земле. Но обращались с вами хорошо. И пальцем не тронули ваш роскошный дом.

– Таков был договор. Я же помогал им.

– Не особенно. Разрешали садиться на камень, принимали гостей. А ведь они спокойно могли убить вас и сунуть в вашу конуру своего человека. Кроме мелких ваших услуг, они бы присвоили себе и ваше богатство. Почему этого не случилось?

– Я сказал вам правду.

– Конечно. Но не всю. Пираты верили вам абсолютно. Они знали, что обратиться к правительству – для вас смерти подобно.

– Я же говорил об этом, – кротко обронил отшельник.

– Я помню. Но как они поверили вам в первый раз, когда приземлились? Ведь соучастником преступления вы стали позднее. Позвольте мне сделать предположение. Я думаю, что Энтон, или кто там еще, точно знали, что до того, как стать отшельником, вы были джентльменом удачи. Так?

Хансен побелел.

– Так?– повторил Лакки.

– Та-а-к…– промямлил отшельник. – Это было очень давно. Чтобы искупить прошлое, я решил умереть для Земли и уединился на камне. Я думал, что все забыто, но вот заявилась молодежь – новое поколение джентльменов – и припомнила мне грехи. Что делать, пришлось снова ввязаться в эти игры.

Когда вы возникли, у меня появился первый шанс. Ведь прошло двадцать пять лет. И я постарался обелить себя. Я сражался с налетчиками на Церере. Я прикончил Энтона и второй раз спас вашу жизнь. И, как вы сказали, дал Земле передышку. Мне кажется – я сравнял счет.

– Хорошо, – кивнул Старр. – Но! – как говорят военные. Вернемся к моему вопросу. Кое-что, как выяснилось, вы утаили от нас. Может, остальное сами припомните?

Хансен пожал плечами.

– А если подумать?

Отшельник вздохнул.

– То, что я был когда-то пиратом, к делу не относилось. Поэтому я молчал.

– Не хотите, значит. Тогда я скажу. Вы остались пиратом. Вы всегда им были. Но главное – не в этом. Вы – тот, чье прозвище упомянули при мне всего один раз; тот – кого никто не видит, но все знают. Вы – так называемый Босс, главарь всей шайки!

Глава шестнадцатая

Весь ответ

Седой отшельник вскочил с кресла. Разинув рот, он стоял, не в силах ни вдохнуть, ни выдохнуть. Адмирал, рубанув кулаком воздух, прорычал:

– Какого черта! Что такое?! Вы! Объяснитесь! Быстро!

Лакки не сводил с отшельника глаз.

– Сядьте, Хансен. Давайте разберемся. Если найдете противоречия, вам будет легко оправдаться. Итак, капитан Энтон высаживается на «Атлас». Он – неглупый человек и не верит в мою легенду. Незаметно сделав мою трехмерную фотографию, он посылает ее боссу на опознание. Боссу кажется, что он узнал меня. Вы ведь и правда узнали меня, Хансен? Далее босс дает указание убить самозванца. Что Энтон и пытается сделать руками Динго. Он сам мне в этом признался при последнем разговоре, затем, когда дуэль обернулась в мою пользу, вы берете дело в свои руки. Меня сажают на ваш камень.

21
{"b":"2214","o":1}