ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лакки тихо и внятно произнес:

– Стой смирно, не двигайся. Сунешься за бластером – пристрелю.

Неандерталец открыл рот. И закрыл.

– Молодчина. Ты правильно меня понял. Теперь позови остальных.

Пират, не сводя глаз с нацеленного на него ствола, заорал дурным голосом:

– Валите все сюда! С нами хочет познакомиться один приятный парень с пушкой в грабле!

В ответ грохнул смех, но чей-то голос скомандовал:

– Тихо!

В рубке появился необычный субъект и, оценив диспозицию, повелительно бросил:

– Отойди, Динго.

Вошедший выглядел совершенно фантастично. Во-первых, он был без скафандра, что уже странно. Во-вторых, субъект был разряжен скорее для светского раута, чем для схваток и засад. Его модный, с иголочки, костюм только что, казалось, вышел из дорогого ателье в Интернейшенел Сити. Элегантная рубашка и брюки из пластекса переливались, как шелковые. Ансамбль дополняли инкрустированный пояс, витой браслет и голубой шейный платок. Волнистые каштановые волосы делил точный пробор.

Пижон был на полголовы ниже Лакки, но самоуверенные манеры и внимательный взгляд бледно-голубых глаз выдавали в нем силу характера и привычку к повиновению окружающих.

Субъект вежливо произнес:

– Меня зовут Энтон. Не соблаговолите ли, уважаемый, опустить свой пистолет?

– Чтобы тут же быть застреленным?

– Ну что вы. Это дело от нас не убежит. Мне бы хотелось вначале с вами побеседовать.

– Дайте мне гарантии.

– Моего слова достаточно. – Щеголь вдруг порозовел, как девушка. – Это единственный принцип, которого я придерживаюсь – всегда выполнять обещанное.

Лакки бросил оружие на середину пола. Энтон подобрал бластер и передал неандертальцу.

– Вот и славно. Динго, выйди-ка отсюда.– Он повернулся к Старру. – Другие пассажиры, я полагаю, удрали на спасательных шлюпках? Не так ли?

– Не пытайтесь меня поймать, Энтон…

– Капитан Энтон, будьте любезны, – капитан улыбнулся, но в глазах засветился нехороший огонь.

– Не пытайтесь меня поймать, капитан Энтон, если вам угодно. И младенцу ясно – на борту нет ни экипажа, ни пассажиров. Вы знали об этом с самого начала.

– Неужели? Как вы это определили?

– Вы пристали к кораблю без сигналов и предупредительных выстрелов. Это раз. Вы даже не пытались сбить шлюпки, отчалившие у вас на глазах. Это два. Ваши люди взошли на борт судна безо всяких предосторожностей. Человек, который меня обнаружил, держал бластер в кобуре и чуть не упал от удивления при нашей встрече. Это три. Отсюда и заключение.

– Что ж, убедительно. И что вы делаете на корабле без экипажа и пассажиров?

Лакки взглянул исподлобья на щеголя и решительно отрубил:

– Я прибыл, чтобы увидеться с вами, капитан Энтон.

Глава третья

Мужской разговор

Ничто не отразилось на лице капитана.

– Вот мы и увиделись. Что дальше?

– Увиделись, но не один на один, – Лакки обвел глазами рубку.

Энтон, не спеша, развернулся к двери. Десяток молодцов в полуразобранных скафандрах столпились в проходе, жадно прислушиваясь к разговору.

Капитан нахмурился. В его нарочито бесстрастном голосе зазвучал металл.

– Живо за работу, подлецы. Чтобы через полчаса у меня был полный рапорт об этом корыте. Оружие держать наготове – здесь могут быть еще крысы в щелях. Если хоть один из вас поймается, как Динго, – выкину к черту через шлюз.

Молодцы неуклюже попятились, шаркая и наступая друг другу на ноги. Внезапно Энтон налился кровью и бешено взревел:

– Шевелись, суки!!! Быстро!!! – Одно змеиное движение и бластер был в руке. – Считаю до трех и стреляю. Раз… Два…

«Три» уже не пригодилось.

Капитан покосился на Лакки и прежним голосом произнес:

– Дисциплина – великая вещь. Они должны бояться меня. Меня должны бояться больше, чем уголовную полицию и весь Флот империи. Тогда корабль будет как один кулак, подчиненный одной воле. Моей воле.

«Да, – подумал Лакки, – одна воля, один кулак. Но чьи? Твои, пижон?»

Волевой Энтон снова улыбнулся, открыто, дружелюбно, по-мальчишески.

– Ну, вот мы и одни, как вам хотелось. Так что вы хотите мне сказать?

– Вы, кажется, собираетесь выстрелить? – Лакки кивнул на бластер в капитанской руке и вернул улыбку. – Если так, то не смею вас задерживать.

Брови Энтона поползли вверх.

– Однако, вы хладнокровный тип. Я выстрелю, когда мне заблагорассудится. Побудьте пока на мушке. Ваше имя?

– Вильямс, капитан.

– Видите ли, Вильямс, – не сводя прицела с груди Лакки, Энтон уселся в удобное кресло. – Вот вы – крупный мужчина, выше меня, вероятно, физически очень сильный. Но одно нажатие моего пальца сделает из вас пустое место, груду мертвого человечьего мяса. Вы не находите это весьма поучительным? Два человека и один пистолет – вот и весь секрет власти! Забавный парадокс – не правда ли?

– Пожалуй.

– Вам не кажется, что если и есть у жизни какой-нибудь смысл, то этот смысл – власть?

– Очень возможно.

– Я вижу, вы не настроены пофилософствовать. Жаль. Итак, почему же вы здесь?

– Я много слышал о пиратах…

– О джентльменах удачи, будьте любезны. Никаких других названий, Вильямс.

– Тем лучше. Я слышал много хорошего о джентльменах удачи и хотел бы влиться в их компанию.

– Ну, ну, ну. Вы нам льстите. Но обратите внимание – мой палец по-прежнему на контакте. И что вас подвигло на такое решение?

– Жизнь на Земле замкнута и умыла, капитан. Человеку вроде меня ничего не светит, кроме службы в какой-нибудь скучнейшей конторе. Да хоть и дорасти я от рядового бухгалтера до директора завода или председателя совета пайщиков – для меня это не имеет никакого значения. Жить по расписанию, когда точно знаешь, что будет с тобой через месяц, через год, – мне нестерпимо. Без приключений, без крутых поворотов…

– Да вы романтик, Вильямс. Продолжайте.

– Конечно, можно рвануть в колонии. Но перспектива пахать на марсианской ферме или сторожить цистерну на Венере меня не привлекает. Если где и есть для меня место – то на астероиде. Лишения закалят меня, погони и опасности разогреют кровь. И, может, я смогу здесь добиться власти, как вы, капитан. Вы сами сказали, что власть придает жизни смысл.

– И поэтому вы спрятались в пустой корабль?

– Я не знал, что он пуст. Я должен был как-то до вас добраться. Законный перелет стоит дорого, а кроме того – выдача виз на астероиды прекращена до особого распоряжения. По слухам я знал, что этот корабль входит в картографическую экспедицию и летит к астероидам. Другого такого случая не предвиделось. Я выждал почти до самого старта и, пока все суетились с приготовлениями, проник в воздушный шлюз. Мой приятель отвлек часового.

Я рассчитывал, что мы остановимся на Церере – там основная база для всех экспедиций такого рода. Только бы мне добраться туда, говорил я себе, с Цереры уж я найду способ смыться. Экипаж-то – сплошь астрономы и математики, народ задумчивый и хлипкий. Сними с такого очки – и он слеп, как котенок. Наведи бластер – он уже печален и близок к обмороку. Нет, с Цереры я обязательно смылся бы к пир… к джентльменам удачи.

– Значит, на борту вас поджидал сюрприз?

– И не говорите. Кое-что сразу мне показалось странным – слишком тихо было внутри. Когда я понял, что на корабле, кроме меня, никого нет – он уже набрал скорость.

– И что вы об этом думаете, Вильямс? Для чего это сделано?

– Понятия не имею. Эта загадка мне не по зубам.

– Ну-с, хорошо. Я вас понял. Давайте вместе поищем в отсеках, может, что-нибудь и найдем. – Капитан сделал приглашающий жест пистолетом и резко встал. – Милости прошу, идите первым.

Энтон вывел пленника из рубки в длинный центральный коридор. В дальнем конце показалась пестрая группа джентльменов. Они сразу замолчали, увидев капитана.

Энтон выдержал паузу и произнес:

– Кто будет докладывать?

Пираты переглянулись. Один вытер кулаком седые усы и, кашлянув, выдохнул:

4
{"b":"2214","o":1}