ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дистанция сократилась до предела. Лакки уже различал заячью губу и яростные буравчики, озаренные багровым светом.

«Красавчик» прав. Хватит мельтешить. Может разогнаться по прямой и удирать пока хватит газа? Но достойно ли это? Пора повернуться к смерти лицом.

Лакки прицелился и выстрелил, но… Динго уже не было. Струя кристаллов пропорола пустоту. Старр повторил попытку, но безрезультатно. Противник уворачивался от выстрелов с легкостью ртути.

А затем Лакки принял удар в грудь и – снова началась тошнотворная карусель. Отчаянно барахтаясь, он попробовал выкрутиться, но тут на плечи обрушилась чудовищная туша.

Динго стиснул его в железных объятиях.

Сцепившись, как два огромных краба, они закружились в смертельном танце. Лакки с отвращением увидел сквозь дюймовое стекло растянувшийся в улыбке знакомый шрам.

– Здорово, приятель, – сипел Динго. – Рад снова с тобой встретиться.

Пират был силен, как горилла. Зажав ногами колени противника, он освободил ручной захват и соорудил из ускорительных трубок подобие кастета. Страшный удар рукояткой по лицевому стеклу чуть не оторвал шлем Старра. Голова пошла кругом.

– Не верти башкой, – рычал Динго, обхватив Лакки за шею и делая второй замах. – Я скоро закончу.

Если что-то быстро не придумать, то так и будет. Металл расколет даже бронированное стекло.

Ребром ладони Лакки оттолкнул голову пирата. Тот вывернулся и треснул по окошку еще раз.

Тогда Старр выпустил пистолеты, оставив их болтаться на соединительных шлангах, и поймал шланги неандертальца. Накрутив на стальные перчатки, он стал их растягивать. Все мышцы до боли напряглись, вздулись шейные артерии.

Динго ничего не замечал. Нависнув над искаженным, как он думал, от страха, лицом Лакки, пират нанес третий удар. Трещины звездочкой разбежались по лицевому окошку.

В этот миг сверхпрочная резина поддалась. Газ хлестанул из разорванных шлангов и вселенная взбесилась.

Струи били куда придется. Динго потрясенно завизжал, разжал хватку и его начало мотать из стороны в сторону. Если бы Лакки не поймал визгуна за лодыжку – тот улетел бы совсем.

Наконец напор ослабел и направление его опреде­лилось. Старр перебрался с ноги Динго на загривок и перевел дух.

В полном безмолвии они понеслись туда, куда отправил их последний выброс. Дохлые шланги вытянулись за ними, как водоросли в реке. Но до ближайшей реки были миллионы и миллионы миль.

Глава пятая

Отшельник

Лакки восседал на горбу бандита победителем родео.

– Очухался, что ли? Вот и славно. Слушай меня внимательно. Нам теперь друг без друга нельзя. У тебя есть радио, у меня – ускоритель. Ты свяжешься с кораблем и узнаешь, где мы находимся, а я, так уж и быть, дотащу тебя на своем ходу. Будем дружить?

– Еще чего! – запыхтел Динго. – Бой не кончен, молокосос! Я еще…

– Ну-ну! Ты уже разок попробовал, может хватит?

– Отдавай трубки, паршивец! Слезай с меня и заходи спереди! Вот позову своих ребят и меня заберут отсюда. А ты – будешь плавать с оторванной башкой!

– Очень сомневаюсь. Особенно насчет оторванной башки. – Лакки пришпорил пятками упрямца. – Может, ты через металл и не чувствуешь, но кое-что упирается прямо в твою шею.

– Что? Ствол, небось. Подумаешь, напугал! – хрюкнул Динго, однако взбрыкивать прекратил.

– Я, конечно, тебе не соперник на ускорителях, – Старр решил пробиться к рассудку пирата с другой стороны. – Но, согласись, теорию я знаю лучше. Прикинь – из газовых пистолетов стреляют не ближе, чем с полумили. Сопротивления воздуха здесь, положим, нет, но на расстоянии поток утрачивает плотность. В струе газа есть, понимаешь ли, кой-какие завихрения. Кристаллы ударяются друг о друга, отклоняются, замедляются, а в результате пучок становится шире и теряет мощь. Хотя и с пяти миль бьет будь здоров.

– О чем это ты? – Пират попытался вывернуться, но Лакки удержал его. – Терпеть не могу лекции.

– И напрасно. И я скажу тебе – почему. Как ты думаешь, что будет, если пучок кристаллов ударит не с мили, а с двух дюймов? Можешь не отвечать. Объясняю популярно – узкий концентрированный поток прошьет тебя насквозь, одевай хоть два скафандра!

– Профессор! Ты что, с ума съехал? Что ты несешь?

– Отлично! Давай совместно проведем физический опыт. Либо ты выходишь на связь, либо через полминуты я стреляю.

– Это нечестно,– заканючил Динго.– Это не чистая победа.

– Уж кто бы говорил, наглец! У меня трещина на лицевом окне. Все узнают, где была нечестная игра! Осталось двадцать секунд.

Мгновения летели в молчании. Лакки заметил движение руки пирата и решительно отрубил:

– Прощай, Динго!

– Погоди! Погоди, – заторопился пират. – Я сейчас, только волну настрою! Капитан Энтон… капитан Энтон…

Возвращение на корабль заняло полтора часа.

«Атлас» шел в кильватере пиратского судна. Пленным кораблем управляли трое пиратов. Единственным пассажиром, как и прежде, оставался Лакки. На борту был минимальный запас, дорогое оборудование и излишки продуктов были перегружены грабителями в трюм своей шхуны.

Лакки томился, запертый в отдельной каюте, и виделся с экипажем только во время кормежки.

Завтрак принесла обычная тройка. Пираты ввалились в каюту и молча передали ему поднос с едой, ребята были как на подбор – жилистые, задубевшие до черноты от жесткого излучения Солнца. Проверив все запоры и углы, они встали вокруг стола.

– Присели бы, что ли, – предложил им Лакки, расправляясь с содержимым банок. – Чего стоять, пока я ем?

Никто не ответил. Один из пиратов, самый задубевший и жилистый, с носом, переломанным в драке, вроде был склонен принять предложение. Он, потоптавшись, вопросительно глянул на своих товарищей, но поддержки не встретил. Дождавшись конца трапезы, пираты собрали посуду и ретировались.

С обедом пришел один «сломанный нос». Расставив на столе банки, он быстро выглянул в коридор, закрыл дверь на замок и, обернувшись к пленнику, скривил подобие улыбки.

– Меня зовут Мартин Менью. Приятного аппетита, сэр.

Лакки улыбнулся в ответ.

– А меня – Билл Вильямс. – Он кивнул на дверь. – Те, другие, не хотят со мной говорить?

– И понятно – они друзья Динго. А я – нет!– Глаза его мстительно блеснули.– Капитан думает, что вы из правительства, но мне плевать. Для меня любой, кто обломит клыки нашему кабану, – дороже брата. Послушайте, сэр! Я был новичком, когда Динго втянул меня в поединок. Он затолкал меня на камень! Ни с того ни с сего! Потом он утверждал, что это, мол, ошибка! Но он никогда не ошибается с ускорителями! Никогда! Скажу вам по секрету, мистер, – среди наших у вас теперь много друзей. Надо же – приволочь борова за шкирку!

– Не стоит благодарности. Я рад, что вам понравилось.

– Если позволите, один совет, сэр. Остерегайтесь. Не оставайтесь с глазу на глаз с Динго и через двадцать лет. Наш кабан злопамятен, как дьявол! Знаете, как он сейчас бесится?! Ему всего тошнее не то, что он проиграл, а то, что его обвели вокруг пальца. Все ребята потешаются, что он поверил вашей басне, будто можно распилить металл пучком холодного газа. Да-а-а… Хе-хе. Думаю, что босс выдаст вам чистое свидетельство.

– Босс? Капитан Энтон?

– Э-э, куда там. Нет – босс. Большой человек. Знаете, Билл, здесь и правда классная пайка, – Мартин облизнулся. – Особенно мясо. Это дрожжевое пюре уже в печенках. Нет, правда. Пока я дежурил у цистерны…

Лакки прикончил второе и принялся за компот.

– Кто этот человек?

– Какой человек? – Пират все еще витал в гастро­номических эмпиреях.

– Босс.

– А-а. Да кто ж его знает?! Я человек маленький, начальство редко вижу. Ну, ребята говорят – босс, босс, а кто он, где – неизвестно.

– Словом, конспирация у вас на уровне.

– Что вы! Дисциплина – у-у-у! Вообще-то я рассчитывал на лучшее, когда попал сюда. Я тогда сидел на мели и подыхал с голоду. Я думал, распотрошу пару кораблей, куплю шахту у черта на рогах и завяжу. А обернулось вон как.

7
{"b":"2214","o":1}