ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нора Вебстер
Карта хаоса
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Планета Халка
Содержание  
A
A

…водоворот сносил громады мостовых развалин; они плотно спирались, их с тротуаров вскоре отбивало; в самой отдаленности — хаос, океан, смутное смешение хлябей, которые отовсюду обтекали видимую часть города, а в соседних дворах примечал я, как вода приступала к дровяным запасам, разбирала по частям, по кускам и их, и бочки, ушаты, повозки и уносила в общую пучину, где ветры не давали им запружать каналы; все изломанное в щепки, неслось, влеклось неудержимым, неотразимым стремлением.

…сама Нева против дворца и адмиралтейства горами скопившихся вод сдвинула и расчленила огромные мосты Исакиевский, Троицкий и иные. Вихри буйно ими играли по широкому разливу, суда гибли и с ними люди, иные истощавшие последние силы поверх зыбей, другие — на деревах бульвара висели над клокочущей бездною.

…На другой день поутру я пошел осматривать следствия стихийного разрушения. Кашин и Поцелуев мосты были сдвинуты с места. Я поворотил вдоль Пряжки. Набережные железные перилы и гранитные пиластры лежали лоском. Храповицкий — отторгнут от мостовых укреплений, неспособный к проезду. Я перешел через него, и возле дома графини Бобринской, середи улицы очутился мост с Галерного канала; на Большой Галерной — раздутые трупы коров и лошадей…»

Последствия беды

Пресса и официальные сообщения того времени называли разное число людей, погибших в наводнении 1824 года: 208 человек, 569 и даже около четырех тысяч. Сотни домов Санкт-Петербурга были разрушены или сильно повреждены. Пострадали большинство продовольственных складов города. Огромной, истерзанной водами Северной столице грозил голод.

Петербург таинственный. История. Легенды. Предания - i_022.jpg
Генерал-губернатор Петербурга М. А. Милорадович

Вскоре добавилась еще одна беда. Ударили морозы, и отсыревшие от невской воды дома превратились в ледяные строения, непригодные к проживанию. В городе начались пожары. Медики ожидали массовых эпидемий.

То ли по приказу начальства, то ли по своей инициативе кинулся народ искать предсказателей, что беду напророчили, а может, накликали. Но тех и след простыл. Будто разом все сбежали из Петербурга.

Народ разъярился еще больше. На разбушевавшейся стихии зло не сорвешь, а выплеснуть гнев на кого-то надо было. Стали искать хоть каких-нибудь виновных. И генерал-губернатор Петербурга Михаил Андреевич Милорадович с тревогой доложил царю: попахивает бунтом!

Но обошлось…

Государь Александр Павлович повелел срочно организовать комитеты оказания помощи пострадавшим от наводнения. Сам он выделил из своих средств 1 миллион рублей (сумма по тем временам огромная). А по подписке в помощь пострадавшим было собрано еще 3 миллиона.

Около 50 тысяч жителей Петербурга получили денежные пособия. Специальные отряды развозили по городу и раздавали хлеб и одежду. В некоторых частных домах организовывались временные приюты для тех, кто лишился крова.

Достоверные строки

Петербургская трагедия 1824 года породила множество городских легенд, слухов, преданий и литературных произведений. Конечно же, самое яркое и наиболее известное о том событии творение — пушкинский «Медный всадник».

Петербург таинственный. История. Легенды. Предания - i_023.jpg
Медный всадник

Сам Александр Сергеевич не был очевидцем наводнения 1824 года, поскольку находился в ссылке в Михайловском. Но его строки необычно достоверно доносят до потомков события тех бедственных дней:

«Погода пуще свирепела,
Нева вздувалась и ревела
Котлом клокоча и клубясь,
И вдруг, как зверь остервенясь,
На город кинулась. Пред нею
Все побежало, все вокруг
Вдруг опустело — воды вдруг
Втекли в подземные подвалы,
К решеткам хлынули каналы,
И всплыл Петрополь, как тритон,
По пояс в воду погружен.
Осада! приступ! злые волны,
Как воры, лезут в окна. Челны
С разбега стекла бьют кормой
Лотки под мокрой пеленой.
Обломки хижин, бревны, кровли,
Товар запасливой торговли,
Пожитки бледной нищеты,
Грозой снесенные мосты,
Гробы с размытого кладбища
Плывут по улицам!
Народ
Зрит божий гнев и казни ждет…»

И сноба пророчили

Рассказывали старики с Крестовского острова, будто ровно 100 лет спустя после самого страшного петербургского наводнения в Северной столице вновь появились странники-предсказатели.

И снова принесли в город недобрые вести.

— Что за град такой — невидаль-неслыхаль? — вопрошали они. — Будто оборотень, меняет имя он. Дома те же, а знаки другие. Звался Петром, а теперь — каким-то нехристем Ле-н-ным!.. Скоро и Неву нарекут в Бесурму… Ох, ждите, христопродавцы, кровавой бедой будет метить река Нева эти камни!..

Заскрипели от усердия кожанками чекисты, да растворились в осенних туманах города странники-предсказатели.

Был город Петербург, стал Ленинградом, а туман — колдовской, чародейский — все таким же остался. И атеистический задор не смог его развеять. Исчезли предсказатели, а слова-то их еще неумолчней, раскатистей стали. Из всех подворотен, закоулочков назойливым эхом звучало: «Как ни обзывай град Петра, все равно Нева бедой отзовется, кровью будет метить эти камни…»

Ничего не утверждали старики с Крестовского. Хочешь — былью случившееся называй, хочешь — небылью. Да только через восемь месяцев, как переименовали город в Ленинград, — свершилось предсказание странников.

В сентябре 1924 года бьш дан неверный прогноз. Жителям Северной столицы сообщили, что вода поднимется выше ординара лишь на 120 сантиметров. На самом деле ее уровень поднялся более чем на три с половиной метра. Затопленной оказалась почти половина города.

В день наводнения ураган в Ленинграде срывал крыши домов, валил телеграфные столбы, вырывал с корнями деревья. В Северной столице прервалась телефонная связь, прекратилась подача электричества. Мрак, завывание ветра, плеск воды, треск падающих деревьев, крики людей заполнили улицы и дворы Ленинграда.

Сколько человек погибло в наводнении 1924 года — власти умолчали. Известно лишь, что было тогда разрушено около 2 миллионов квадратных метров мостовых, значительно повреждено почти 500 домов, а многие промышленные предприятия прекратили работу.

Петербургский поэт Александр Кушнир, как и многие жители Северной столицы, видел в повторении — ровно через сто лет — разрушительнейшего наводнения мистический смысл:

«Два наводненья, с разницей в сто лет,
Не проливают ли какой-то свет
На смысл всего?
Не так ли ночью темной
Стук в дверь не то, что стук двойной, условный…»

Снова появились странники-предсказатели на улицах Северной столицы уже в 1955 году. В то наводнение уровень воды над ординаром достиг 282 сантиметра.

Как появились, так и снова исчезли толкователи — разносчики недобрых вестей.

Когда вернутся снова?

Знатоки петербургских тайн называют разные сроки. Но о них даже мудрые старики с Крестовского острова не могут точно сказать.

«Вещий Полымь»

«Тому пожара три года не видать»

В какие времена, в какое царство он жил — доподлинно не известно. Рассказывали о нем петербуржцы и во времена Екатерины II, и в правление Павла I, Александра I, Николая I и даже Александра II. Говорили о его жизни и деяниях так, будто сами хорошо с ним были знакомы.

14
{"b":"221747","o":1}