ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Предсказатель в шкуре золотого тюленя умолк, не отрывая взгляд от неба, словно стараясь не пропустить послание свыше. Через какое-то время — снова продолжил толкование:

— Люди будут поклоняться им и почитать больше, чем зверей и птиц, больше, чем самих себя. Огромную человеческую дань будут собирать те камни. И горы возвысятся на костях людских. Пришельцы свяжут острова не оленьими жилами, а железом. И вода станет метить бедой берега и уносить с них все живое…

Голос предсказателя становился все тверже и увереннее, будто еще яснее он видел будущее, предсказанное небесами.

— С заботой и радостью придет на эти острова „долгий владыка“, с заботой и печалью он останется здесь навсегда. И его потомки, и люди, пришедшие вслед за ним, почуют вкус многих бед. И люди своими деяниями и помыслами сами найдут ответ: быть здесь каменным громадам или превратить эти громады в прах…»

Так закончил свое пророчество предсказатель в шкуре золотого тюленя.

Земля Ижорская

Есть предположение, что земли в устье Невы, где сейчас расположен Санкт-Петербург, были заселены людьми около 10 тысяч лет назад. Примерно в IX веке этот край вошел в состав Древнерусского государства.

В те давние времена Нева, Волхов, Ладога были частью знаменитого торгового пути «из варяг в греки». Этот путь связывал Балтийское море с Черным.

Издавна жили в приневских землях племена: водь, весь, карелы, ижоры, чудь, финны. В VIII веке ильменские славяне построили на берегу Ладожского озера большое поселение — то, что в наше время называется Старая Ладога.

С 862 года обосновался в этом поселении родоначальник династии русских царей князь Рюрик. А в 882 году из Ладоги отправился в военный поход князь Олег, прозванный в народе Вещим. Благодаря его решительным действиям на какое-то время прекратилось раздробление Древнерусского государства.

В период расцвета Великого Новгорода мирные племена приневской земли все больше оказывались под влиянием чуждых им различных политических, военных, экономических интересов. На месте современного Санкт-Петербурга в Средние века находились селения Ореховского уезда Водской пятины. Земли к северу от Невы назывались Карелией, а к югу — Ижорской землей.

Невские берега давно притягивали шведов. Четыре крестовых похода предприняты ими, начиная с 1164 года.

Первый военный поход окончился для шведов неудачно.

Историки считают, что начало XIII века для Ижорской земли было благодатным временем: относительно мало совершалось вражеских набегов; процветало земледелие, ремесло, торговля.

Но, как отмечал Генрих Латвийский в своем труде «Хроника Ливонии», в 1221 году немецкие рыцари напали на Ижорский край, разграбили его, увели множество пленных, опустошили и сожгли большинство поселений.

Победа князя Александра

В начале XIII века Папа Римский Иннокентий III учредил рыцарский орден, предназначенный для покорения народов Прибалтики.

В 1240 году на нескольких кораблях шведские рыцари поднялись по Неве к устью Ижоры. Но войско князя Александра Ярославовича разгромило их. Через два года та же участь постигла крестоносцев на Чудском озере.

О военном содружестве русских и ижорцев говорится в старинных летописях, посвященных Александру Невскому.

Петербург таинственный. История. Легенды. Предания - i_006.jpg
Александр Невский побеждает ярда Биргера на реке Ижоре

В исторических описаниях событий 1240 года упоминается «знатный ижорец» Пелгусий: «бе некто муж старейшина в земли Ижорской, именем Пелгусий, поручена же бе ему стража морская и всприят же святое крещение, и живяще посреде роду своего погана суща, и наречено быт имя его в святом крещении Филип…»

В писцовых книгах XV века отмечалось, что вблизи устья Невы в Дудоровском и в Воздвиженском, Корбосельском погостах Ореховского уезда находились деревни с названиями Пелгусевых и Пелкуевых.

Как отмечал в своих работах историк С. С. Гадзяцкий, предводитель ижорцев оказал большую помощь Александру Невскому в разгроме шведов. Благодаря Пелгусию и ижорцам русское войско сумело нанести противнику быстрый и внезапный удар.

В летописи говорится, что Пелгусий, «…увидав силу ратных, иде против князя Александра, да скажет ему станы: обрете бо их. Стоящу же ему при край моря стерегущу обои пути, и пребысть всю нощ в бдении…»

Таким образом, Пелгусий разведал расположение противника и сообщил Александру. Кроме того, он вел наблюдение за подступами к вражескому лагерю. Это лишило шведов возможности собирать сведения о русском войске.

В 1348 году шведский король Магнус снова направил армию против Великого Новгорода. И опять началось разграбление Ижорской и Вотской земель. Как отмечалось в Новгородской летописи, король Магнус «Ижеру почал крестити в свою веру, а который не крестятся, и на тых рать поустил…»

На помощь ижорцам, к берегам Финского залива и Невы, Новгород отправил боевой отряд.

«Слышавши же Новгородци се, что король отпустил рать на Ижеру, послата противу их Онцифора Лукиница, Якова Хотова, Михайлу Фефилатова, с малою дружиною… бог пособи Онцифору: избиша Немцов 500, а иных живых изимаша, а переветников (т. е. предателей) казниша; и приихаша Новгородци вси здрави, разве 3 человеки убита Новгородцов…»

Васильевский остров

В середине XV века Ижорская земля испытала набеги немецких войск. И снова убийства, грабежи, взятие в плен мирных жителей. Но все же продолжало развиваться и ремесло, и сельское хозяйство, и торговля на заселенных берегах Финского залива и устья Невы.

О том, как жили в XV столетии обитатели невских островов, на которых сегодня расположен Санкт-Петербург, описывал в своих трудах профессор С. С. Гадзяцкий, ссылаясь на старинные источники: «…в деревне „на Васильеве острове на устье Невы“ было 8 дворов, а в них 10 человек; они сеяли „яри пятнадцать коробей“ и косили 45 копен сена, что составляло всего 3 обжи. „Старого дохода“ с них шло „шесть гривен“, пол бочки сигов, семь рипуг курвы, и из хлеба четверть, кроме того, ключнику — „две коробьи ржи, две коробьи овса, пятьдесят сигов, две бочки пива, два пятка льну“. „А у них же, — сообщал писец, — на рыбном участке на Неве тоня, а ловят двема неводы“. В той же деревне было еще 7 непашенных дворов, где жило 7 человек, плативших позему со двора по 3 деньги.

На том же Васильевском острове находим еще одно селение такого же типа, жители которого, даже занимающиеся хлебопашеством, названы ловцами».

Кажется, так прост был тот мир, то время, о котором говорится в летописи. Лишь войны да стихийные бедствия могли растревожить, смутить, взбудоражить людей, живших в согласии с природой и обитавших на берегах Финского залива и устья Невы.

Но!..

Приходил человек с Севера

И кочевал он на своей юркой лодчонке с острова на остров, будто маялся. Словно искал нечто заветное, да никак не мог найти.

Что это был за человек с Севера? О том местные жители говорили шепотом да строили догадки. Но принимали с уважением, слушали понятные и непонятные речи и выполняли его наказы.

Упоминалось ли в предании об одном и том же страннике с Севера или о разных схожих людях — неизвестно.

Дольше всего загадочный пришелец с Севера (а может быть, пришельцы) останавливался на самом большом острове в устье Невы. На том, что впоследствии будет назван Васильевским.

Много у этого острова было имен. Финны называли его Хирвисаари, что означает олений или лосиный. Назывался он и землей Пях, и островом Ареен. Но с середины XV века русские величали его Васильевым — в честь владевшего им одно время Василия Селезня. В 1471 году новгородский посадник Селезень был казнен Московским Великим князем Иваном III.

По старинному преданию, находились на том острове два необычных каменных сооружения, оставшиеся от неведомых древних племен. По-разному называли местные жители эти сооружения. Но во всем мире они известны как рукотворные «лабиринты».

2
{"b":"221747","o":1}