ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Петля из гвардейского шарфа на шее…

Последние слова Павла I:

— Пощадите!.. Воздуху!.. Воздуху!..

Через несколько дней после убийства императора в Северной столице пошли по рукам анонимные стихи на французском языке. Одни говорили, что это сочинение заезжего якобинца, другие приписывали авторство рыцарям мальтийского ордена.

Строки стихотворения звучали как эпитафия:

«Его знали слишком мало, он же никого не знал.
Деятельный, всегда торопливый, кипучий, повелительный, любезный,
Обворожительный даже без венца,
Он желал править один, все видеть, все делать к лучшему;
Создал много неблагодарных и умер несчастным.
Он многое знал, но не поднял тревоги…»

Ликование в Северной столице

На рассвете 12 марта 1801 года Санкт-Петербург был разбужен барабанным боем, цокотом копыт, скрипом карет и топотом. Тысячи ворон поднялись над городом, испуганным карканьем внося еще большую тревогу в души петербуржцев.

Опасения горожан быстро прошли. Утренняя весть стремительно разносилась по улицам, дворцам и хижинам столицы.

— Умер!.. Скончался!.. У Зимнего дворца уже все полки присягнули на верность!.. Кому?.. Конечно, Императору Александру Павловичу!.. Александру I!.. Слава!.. Слава новому государю Александру Павловичу!..

На Дворцовой площади не умолкал оркестр. Петербуржцы хлынули к Зимнему и на Невский. Особенный восторг проявляли жившие в Северной столице англичане. Они вышли на улицы с корзинами, наполненными яблоками, бутылками с вином и джином. Каждому прохожему они наливали по полной кружке хмельного напитка и поздравляли с воцарением Александра I.

Из всех европейских стран, пожалуй, больше всех ликовала по поводу смерти Павла I Англия. Теперь Россия — не противник, а союзник.

Свидетельница событий весны 1801 года графиня Головина отмечала в дневнике: «Восторг, который внушал всем император Александр, был неописанный…

Все сосланные друзья его возвратились в Петербург: одни — по собственному желанию, другие были вызваны им самим.

Число жителей столицы увеличивалось, тогда как в конце царствования Павла I Петербург стал почти пустынным: многие были сосланы, другие, боясь высылки, сами добровольно его оставили».

Как отмечали современники императора Александра I, после самого строгого в XIX веке царствования в российской столице наступило время веселья, вседозволенности, беспечности. Вновь оделись модники в запрещенные Павлом I костюмы и платья. Опять появились на улицах роскошные кареты, летящие сломя голову, и толпы веселых людей.

День 12 марта 1901 года многим петербуржцам запомнился тем, что пьяный офицер гусарского полка во всю прыть скакал на коне по тротуару, сбивая прохожих, и кричал: «Теперь можно делать что хочешь!.. Нет больше курносого деспота!..»

Терзания Александра

Десятки поэтов в те дн и писали хвалебные стихи, посвященные новому императору Александру Павловичу. Одним из первых авторов подобных творений был Гавриил Романович Державин, недавно переживший опалу Павла I.

«Век новый! Царь младой, прекрасный
Пришел к нам днесь с весны стезей…» —

писал знаменитый поэт.

Всеобщую радость по поводу смерти Павла I и воцарения Александра I лишь слегка омрачали суровые, немногословные в те дни петербургские вещуньи:

— Быть скоро великим бедам, коль празднуют смерть… И вечно будет терзаться царь Александр Павлович. И не будет ему от тех его терзаний ни дня покоя… — шептали в очередях и толпах мудрые старухи.

Вскоре по городу прошел слушок, что, когда участники убийства Павла I доложили Александру Павловичу о случившемся, тот закричал в ужасе:

— Вы же обещали оставить его живым!.. Вы обманули меня!.. Я никогда не забуду этого!..

После таких слов наследник престола якобы упал в обморок.

А вдали от царского дворца петербургские вещуньи, не сговариваясь, произнесли:

— Терзания Александра начались…

Венценосный бабушкин любимец

В первые же месяцы после рождения Александра Павловича отобрали у молодых родителей. Воспитание будущего императора проходило под строгим контролем его бабушки Екатерины II. Она лично подбирала ему учителей и наставников и даже сама писала для внука поучительные сказки.

Императрица часто брала маленького Александра с собой на прогулку по Санкт-Петербургу и его окрестностям. Не раз говаривала она внуку:

— Это твой город. Это столица твоей империи. Здесь ты будешь черпать силы, но взамен — брать боль Санкт-Петербурга на себя…

В детстве Александр не понимал значения этих бабушкиных то ли заветов, то ли пророчеств. Лишь став императором, он ощутил, что и в самом деле каждое бедственное событие в Петербурге отзывается болью в его душе и влияет на самочувствие. Наводнения, пожары, эпидемии на несколько дней выбивали из колеи, обессиливали молодого императора. Он болел и впадал в затяжную депрессию.

Когда свершилось убийство Павла I, Александр Павлович немедленно покинул Михайловский замок. Он постарался оставить там все, что напоминало бы ему об отце. Даже «печального серебряного рыцаря» он спрятал в тайнике своего кабинета в замке.

Но мрачный Михайловский дворец словно не хотел отпускать молодого, впечатлительного императора. Он манил, притягивал, напоминал о себе, снился по ночам Александру Павловичу.

Не понимая, какая сила толкает его на это, каждый год в роковую дату, в ночь с 11 на 12 марта, государь приезжал к мрачному замку. Появлялся он здесь тайком от близких, с небольшой охраной.

Александр Павлович молча подолгу наблюдал за темными окнами. А когда в замке мелькали таинственные огоньки или зловещие тени, Александр склонял голову и, не обращая внимания на свиту, поспешно шептал то ли молитву, то ли заклинание против напастей, то ли прощение у своего отца.

«Считаю долгом удалиться вовремя»

Наполеон Бонапарт считал себя не только величайшим полководцем, стратегом, политиком, но и психологом. Он любил анализировать и сражения, и поведение близких и малознакомых людей, которые были ему интересны.

Безусловно, император Александр I представлял для него интерес как личность. Кроме того, русский государь был ему необходим как военный и политический союзник.

Но ожидаемый Бонапартом союз двух императоров не состоялся. И Наполеон написал об Александре I: «Это человек, несомненно, выдающийся; он обладает умом, грацией, образованием. Он легко вкрадывается в душу, но доверять ему нельзя: у него нет искренности…»

После победы над наполеоновской армией, как отмечали наблюдательные современники, император Александр Павлович очень изменился.

Даже среди офицеров и солдат русской армии ходило множество слухов о том, что государь увлекся мистицизмом и не упускает случая встретиться с какой-нибудь предсказательницей или гадалкой. Царедворцы Александра I не без причин опасались, что подобные встречи могут существенно повлиять на психику и здоровье государя, а значит — и на внешнюю и внутреннюю политику страны.

После Отечественной войны с Наполеоном Александр Павлович стал часто встречаться с известной в то время в Европе баронессой Крюденер. Она провозгласила себя знатоком древней магии и ясновидящей. Говорят, именно она пристрастила императора «гадать» по Евангелию. Гадание заключалось в том, что надо было не задумываясь, наугад, открыть книгу, а затем толковать увиденный текст. Возможно, во время подобных сеансов императора посещали мысли о сложении с себя высоких полномочий.

Вернувшись в Петербург из военного похода, Александр Павлович стал поговаривать с близкими о своем отречении от престола.

35
{"b":"221747","o":1}