ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Никита не замечал ни дождя, ни ветра. Лицо его было сосредоточенным, губы слегка шевелились. Может, он шептал молитву, а может — какие-то заговоры. Блаженный медленно ступал по спирали лабиринта, иногда останавливался, наклонялся и прижимал ладонь к камням, будто хотел почувствовать в них что-то живое.

Необъяснимая сила «узелков»

«Блаженный» имел свое объяснение происхождения лабиринтов и называл их «узелками», которые связывают землю с небом, огонь с водой, свет с темнотой, живых с мертвыми. Он утверждал, что построено их было «великое множество» по всему северу России. Особенно — на землях в устье Невы и Финского залива.

— Только «петерградские» все нынче под водой затаились. Но, возможно, настанет время, и люди снова увидят их и обратятся к чародейским силам каменных «узелков», — объяснил Никита.

По его словам выходило, что в древности каждый род или племя, обитавшие в северных краях, строили свой лабиринт. А сегодня большинство «узелков» заросли травами, «ушли в землю» или вовсе оказались затопленными, и только мудрые странники — «хранители древних тайн» могут отыскать их.

Никита рассказывал, что лабиринты начали создавать еще в те времена, когда «небесная колесница» имела не семь звезд, а девять.

Я догадался: «небесной колесницей» «блаженный» называл созвездие Большой Медведицы. По его разумению, для древних людей лабиринты были также и моделью устройства мира, и неким хранилищем времени, и местом, где проводились обряды и исцеляли болезни и раны.

Целительную силу каменных «узелков» я испытал на себе, когда довольно сильно поранил руку и долго не мог остановить кровь.

«Блаженный» провел тогда меня по спирали к центру лабиринта, затем велел остановиться и закрыть глаза. Вначале он что-то неразборчиво шептал, а потом вдруг взмахнул руками на четыре стороны света и громко приказал:

— Ну-ка, теперь смой водицей кровь!..

Когда я это исполнил и взглянул на руку — не поверил своим глазам. Рана превратилась в небольшую, едва заметную царапину и больше не болела.

Как утверждал Никита, каменные «узелки» являлись еще календарями для древних людей. Старейшины племен или шаманы определяли по этим рукотворным лабиринтам время ловли рыбы, сбора лечебных трав и кореньев, выхода на промысел морского зверя. Но как определяли — даже «блаженный» не знал. А может, не хотел открывать мне древнюю тайну.

Мне доводилось слышать не только от Никиты, но и от краеведов Финляндии, Карелии, Мурманской области, что при рождении человека в спираль родового лабиринта добавлялся новый камень. Такой камень становился как бы именным покровителем и тотемом новорожденного.

В рукотворных лабиринтах древние люди рассыпали пепел своих умерших соплеменников, поскольку считали, что так помогали душам мертвых быстрее покинуть землю и унестись в Космос.

«Запутанный город»

Однажды собрался Никита побывать в «Петерграде». Зачем ему туда понадобилось — не объяснил. Подходил он несколько раз к Северной столице, а войти не мог.

— Что же тебе помешало? — поинтересовался я, выслушав рассказ блаженного.

— Этот великий каменный «узелок» — чужой для меня. Не захотел впускать в свои чертоги, — загадочно ответил Никита. — Одним словом, запутанный город. Много злых сил сплелось в том «узелке»…

— Да что у него общего с лабиринтом? — удивился я. — Прямые линии строений, улиц, проспектов…

— Все равно запутанный, — упрямо стоял на своем Никита. — На утонувших и ушедших под землю каменных «узелках» он стоит, на останках человеческих возвышается, загубленные души и замутненные помыслы по его улицам и дворам витают…

«Блаженный» на какое-то мгновение умолк, покачал головой и сокрушенно продолжил:

— Нет, не зря четыре великих якутских шамана не явились по зову царя Петра в его град.

— Когда же это случилось? — спросил я.

— Пред самой кончиной Петра, когда занемог он после ледяного купания… — пояснил Никита.

«И увидел он град нездешний»

Я вспомнил легенду о том, как осенью 1724 года царь Петр кинулся спасать моряков с гибнущего в Финском заливе корабля. После этого заболел.

Повелел он тогда служивому Дмитрию Кычкину «из Якутского уезду шаманов четырех человек выбрать, взять и привесть в Санкт-Петербург». Приказано было отыскать самых искусных северных целителей, «которые пользуют от болезней».

Государев приказ выполнили без промедления.

Но когда шаманы узнали, что надо ехать в Санкт-Петербург, — испугались и наотрез отказались отправляться в столицу. И деньги сулили им большие, и запугивали, а те ни в какую не соглашались: «Не наше там место. Погубит нас каменное селение „долгого царя“…»

За неповиновение отправили старых упрямцев в острог. Приставили к ним надежную охрану и даже стали выдавать «кормовое жалованье» — что составляло две копейки в день.

Петербург таинственный. История. Легенды. Предания - i_008.jpg
Петр I спасает гибнущих моряков

Но доставить в столицу четырех арестованных шаманов не успели.

28 января 1725 года, когда Петр Великий скончался, за тысячи верст от Санкт-Петербурга захворали разом все четверо. Начался у них жар, и тела покрылись красной сыпью. А как пришла весть о смерти императора, попросились северные кудесники отпустить их на волю.

Лишь только оказались шаманы за стенами острога — так и прошла их болезнь. Разбежались они на все четыре стороны…

В тот день, когда Никита замысловато объяснил мне, почему не может побывать в Санкт-Петербурге, мы находились на Соловках. Показал мне «блаженный» один из лабиринтов и рассказал, будто страшную тайну поведал:

— Говорят, вон тот «узелок» руками «долгого царя» выложен. Да неверно говорят. Царь Петр только свой камень вставил в «узелок». А после того служивые весь народ от этого места прогнали, дабы не глазели на государя и не сглазили. И царь в одиночестве совершил «вещий танец» среди камней, чтобы судьбу свою увидать… Этому его научил какой-то местный старец, вопреки воле иерархов церкви.

По словам Никиты, некоторое время никто из приближенных и местных жителей не смел возвращаться к лабиринту, где Петр совершал таинственный древний танец. А когда царь завершил обряд, то увидел, как внутри лабиринта появилось озерцо.

Наклонился над водой государь и увидел «град нездешний». То глядел на Петра из глубины озерка его будущий град. И случилось вещее видение на Соловецком лабиринте ровно за год до основания Санкт-Петербурга.

Петербург таинственный. История. Легенды. Предания - i_009.jpg
Лабиринт Заяцкого острова. Соловки

Не знаю, насколько верна история, рассказанная Никитой, но Петр Алексеевич действительно побывал на Соловках в 1702 году, то есть за год до основания Северной столицы.

«Инкеримаанская заповедь»

И грядет великий приход народов — никогда не виданный этой землей! Грядет еще не виданное смешение народов! Еще не виданное брожение мыслей и страстей!.. Так говорит Он своим огневым небесным танцем… Так подпевает ему Красная луна… — Прорицатель в золотой шкуре тюленя смолк и обессиленно опустил руки.

Но долго еще внимали знамению три вещуна-чародея. Так было, пока не посветлел восток. Стало угасать небесное сияние. Блекла усталая луна.

Наконец прорицатели будто очнулись от долгого сна, зашевелились, достали из своих мешков высушенные лосиные кости и принялись наносить на них острыми камушками таинственные знаки…

Так, если верить легендам, началось создание загадочной «Инкеримаанской заповеди блуждающим в лабиринте», предсказывающей возникновение и судьбу Великого города. Заповедь, которую якобы удалось отыскать, расшифровать и записать на латинском языке средневековому то ли немецкому, то ли шведскому ученому.

Мои многолетние поиски «Инкеримаанской заповеди» пока не дали результатов. Но появилось предчувствие, что кому-то повезло больше, и древние предсказания о Великом городе в устье Невы все же станут в ближайшее время достоянием многих.

4
{"b":"221747","o":1}