ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С тех пор как Владимир Михайлович Зензинов, после многих лет революционной и научной деятельности, ссылок и тюрем, переселился в США, там стали публиковать его исследования. В первую очередь — о так называемых «старинных людях».

О традициях, образе жизни, занятиях жителей Русского Устья он писал: «Основной промысел индигирца — рыба.

Как только с берега стает снег и вдоль реки протянутся забереги, начинают неводить… Неводьба все это время до прихода льда идет непрерывно — здесь на реке попадается нельма, иногда налим. Около невода живут бабы и подростки… сетями заняты мужики на «ветках» (специальных лодках)…

Рыба кормит индигирцев, песец дает им деньги… В конце сентября идут на собаках — кто имеет оленей, — на оленях — песцовать. Осеннее песцование возможно лишь в том случае, если снег падает в тихую погоду, — как только снег «изломает» пурга, песец становится неуязвим по насту…

Существенной подмогой рыбному промыслу является гусевание (охота на гусей)…

Промыслом нужно считать добывание мамонтовой кости. Ее ищут попутно по морскому берегу…

Русская Америка - i_004.jpg

Религиозный мир индигирца — это почти фантастическая смесь христианских и языческих верований и представлений. Приняв, как все славяне, обряды христианства, он сохранил душу язычника.

В течение столетий речь индигирца подверглась очень сложному влиянию, такое влияние оказывали якуты, колымчане с особенностями их речи, наконец, русские, поселившиеся издавна в Якутской области, которые также выработали благодаря оторванности от России свои особенности русского языка. Несмотря на это, русско-устинцы сохранили в своем лексиконе слова и выражения, характерные исключительно для них…»

Зензинов был уверен, что его новые знакомые говорят на русском языке времен Ивана Грозного, возможно, лишь слегка измененном за три с половиной столетия.

Когда Зензинов обосновался в США, американские историки предложили ему заняться сравнительным анализом лексики жителей Русского Устья и потомков русских, издавна проживающих на Аляске. Ему обещали организовать поездку по местам, где находились селения Русской Америки. Однако Владимир Михайлович не успел осуществить этого. Умер он в Соединенных Штатах.

Анализируя его записки и другие исторические материалы, некоторые исследователи пришли к выводу, что, вероятно, в устье Индигирки более четырехсот лет назад поселились люди с потерпевших крушение двух или трех кораблей. А остальные суда якобы отправились дальше, «навстречу солнцу», и достигли американского берега. Русские мореходы навсегда остались там, на «землице великой, землице неведомой».

И МОРЕМ И СУШЕЙ

…на утлых кораблях совершали наши ученые моряки свои смелые путешествия и, пересекая океаны по разным направлениям, отыскивали и изучали новые, еще неизвестные страны. Описи и съемки, которые они сделали, и по сие время служат для руководства мореплавателям, а замечания и наставления цитируются лоциями всех наций. Да послужат труды этих исследователей драгоценным заветам дедов своим внукам, и да найдут в них грядущие поколения наших моряков пример служения науке.

Степан Осипович Макаров, флотоводец, ученый. Из книги «Витязь и Тихий океан». 1894 г.

ВЕК ДАЛЬНИХ ХОЖДЕНИЙ, ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫХ ОТКРЫТИЙ

И Тихий океан манил русского человека неизвестными берегами, полными сказочных природных богатств, навевал мечты о счастливой жизни в новых землях.

Предание о Русских в Аляске. Записано в штате Оригон в конце XIX века

Им нельзя было отказать в смелости и отваге. Они пренебрегали опасностью плавания в неизвестных водах и без карт изучали вероломные течения, проливы и рифы, предостерегающие неосторожных моряков.

Американский историк С. Р. Томкинс о русских мореплавателях

Стремительное движение

Конец XVI века. Победы дружины Ермака над войсками властителя Сибири хана Кучума. В повести «Описание новые земли, сиречь Сибирского царства» говорилось: «…и тако Божиею милостию и государским счастием и промыслом и радением атаман Ермака с товарищи сибирских иноверцов многих орд и язык ратных людей на том бою побили и живцом взяли… Царь же Кучум, видя силу свою людей множество побитых, из города с небольшими людми убежа к жене своей царице и к детем в любимое село свое на Обалак, от Тоболска…»

Одни вожди сибирских племен перешли на сторону русских, другие продолжали какое-то время сопротивляться напору казаков и служилых людей московского царя.

В XVII столетии европейские политики удивлялись: как всего за пятьдесят пять лет «московиты смогли стремительно продвинуться от Уральских гор до побережья Тихого океана». Удивляло их и то, что в результате этого продвижения на огромной территории Сибири так же быстро возводились новые русские селения, города, православные храмы, организовывались промышленные предприятия, возникали крестьянские хозяйства и, что не менее важно, налаживалось сотрудничество русских с сибирскими племенами и народами.

На пути к неизвестному океану

«Лета 7146, августа в 6 день (1638 г. 6 августа) государь царь и великий князь Михайло Федорович и всеа Руси, велел ехати столникам и воеводам Петру Петровичу Головину, да Матвею Богдановичу Глебову, да дьяку Ефиму Филатову в Сибирь, в Тоболеск, а из Тоболска в Енисейский острог, а из Енисейского острогу на великую реку Лену…».

Этот царский наказ об учреждении якутского воеводства появился через шесть лет после основания на Лене острога Якутск, «…та великая река Лена угодна и пространна, и людей по ней розных землиц кочевных и сидячих и соболей и иного всякого зверя много; и как де на ту великую реку Лену укажет государь послати сибирских людей с лишком и велит поставить город или остроги, где пригоже, и велит по той великой реке Лене и по иным рекам новых землиц людей приводити под свою государеву царскую высокую руку…».

Русская Америка - i_005.jpg

Основанный в 1632 году Якутск стал своего рода базой для обследования Восточной Сибири, Тихого океана и берегов Северной Америки.

«…A по великой де рек Лене вниз идти греблею до полунощного окияна два месяца и больши, а парусною погодою добежит и неделею.

А по обе стороны великие реки Лены и до устья полунощного окияна якуты, тунгусы, маяды, панагиры, кояты, каригилы и иные многие кочевные и сидячие люди. Да в тое же де великую реку Лену ниже Вилюйского устья спали с обе стороны многие великие реки, а по тем рекам живут осей, тунгусы, шамагири, баяхты и иные многие люди, а соболей и всякого зверя и рыбы по тем по всем рекам много же…».

Отправляясь из Якутска, русские первопроходцы добрались до рек Индигирка, Алазея, Колыма. В сороковых годах XVII века казак и мореход Михаил Стадухин построил на Колыме три укрепленных зимовья. Эти небольшие селения позволяли русским освоиться, надежно обосноваться в этом районе и осуществлять походы к берегам Ледовитого и Тихого океанов.

Сохранилось немного имен славных землепроходцев и мореходов тех времен — участников путешествий от Лены в неизведанные земли. Среди них: Елисей Юрьев, Елеска Буза, Иван Ребров, Илья Перфильев. Со своими товарищами они совершали географические открытия, прокладывали пути к океану и к материку, еще не зная, что океан назван Тихим, а материк — Америкой.

Девяносто отважных

Согласно историческим документам, русские путешественники достигли берегов Тихого океана в 30-х годах XVII столетия. Но, возможно, это произошло раньше.

Великий водный простор с его неукротимым нравом стал понемногу открывать свои тайны первопроходцам. Одним из покорителей и исследователей тихоокеанского побережья был Семен Иванович Дежнев. Служил он в Енисейске, Тобольске, Якутске. Некоторое время состоял в отряде Михаила Стадухина на реке Оймякон.

5
{"b":"221748","o":1}