ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я говорил, что скучал по тебе?
Наследство золотых лисиц
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Девушка, которая играла с огнем
Игра престолов
Наше будущее
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
С неба упали три яблока
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Содержание  
A
A

Корабль «Юнона» прибыл в залив Анива в начале октября 1806 года. По приказу Николая Хвостова моряки захватили на берегу четырех японских торговцев и сожгли их склады. Местному племени айнов командир «Юноны» вручил документ, в котором закреплялось право России на Южный Сахалин.

8 ноября того же года корабль Хвостова прибыл в Петропавловский порт. Там находился уже готовый к плаванию тендер «Авось» под командой Гавриила Давыдова.

Капитан «Юноны» за несколько дней до этого писал другу: «…ежели Россияне не освободят совершенно угнетенных островитян (жители Сахалина айны) от ига Японцев, то Айны должны быть их жертвою — сие говорили они мне со слезами, и даже самые Японцы, здесь находящиеся (подтверждали)».

Николай Хвостов со своей горячностью рвался в бой, грезил сражениями во имя освобождения айнов, на благо России. Давыдов, хоть и пытался поначалу остудить воинственный пыл друга, но вскоре сам загорелся его идеей — отправиться к берегам Сахалина и Курильских островов.

Хвостов призывал выйти в поход немедля. Однако зимние холода и штормы, необходимость ремонта судна заставили его отложить плавание до весны.

В мае 1807 года корабли «Юнона» и «Авось» наконец отправились в долгожданный поход. Суда шли по разным сторонам Курильских островов, чтобы сделать их описание. На одном из островов по приказу Хвостова были взяты в плен пять японцев. Вскоре троих из них отпустили на свободу, а двоих оставили в качестве переводчиков. На островах Кунашир и Уруп, непонятно зачем, команда «Юноны» сожгла японские склады. В том же месяце в заливе Анива была основана русская колония.

Сохранилось сообщение о захвате японской крепости и селений на Курилах в мае 1807 года. Высадившиеся на берег русские «…нескольких Японцев убили и многих ранили; но потом, расстреляв взятые с собою патроны, были принуждены возвратиться на судно. На другой день высадили новый десант, но уже все Японцы скрылись, оставив на месте два больших единорога, три мортиры, две пищали и несколько ружей… Магазинов (складов) было до десяти, наполненных пшеном и всякого рода товарами. Тот час же все лучшее стали грузить на судно, а между тем команда добралась до саги (хмельной напиток), перепилась и начала буйствовать».

Затем совершались высадки русского десанта на островах Уруп и Сахалин. Хвостов жаждал сражений, но японцы уходили от столкновений. Они оставляли не только селения, но и суда.

Из записей об этом походе «Юноны» и «Авось» можно узнать, что: «… 22 (июня) остановились… у островка Рюшери (Пик-де-Ланиль). Овладев здесь одним Японским судном, нагруженным пшеном и солью… взяли этот груз себе, а судно сожгли. Обогнув островок, на другой стороне его встретили еще судно, нагруженное рыбою, тоже оставленное командой, которое потопили, а потом еще два, также без людей; из них одно оказалось военным, с пушкою, нагруженное пшеном и разными припасами, а другое рыбою; их тоже сожгли, сняв лучший груз.

На берегу острова нашли Японское заведение, состоявшее из четырех казарм и нескольких сараев, но в котором также не было ни одного человека и которое также сожгли… 30-го июня, сделав поздравительный друг другу салют, наши суда оставили Японию и пошли к своим берегам».

«Юноне» и «Авось» предстояло летом того года отправиться в Русскую Америку. Прибыв в Охотск, Хвостов поспешил отослать в Санкт-Петербург победную реляцию. Но его поход был оценен совсем не так, как он ожидал.

Арест и бегство

Недобрая весть о самоуправстве и бесчинстве командира «Юноны» и участников его экспедиции облетели Русскую Америку и все поселения Дальнего Востока. Появились нелепые слухи о сотнях убитых и плененных японцах, о захвате и сожжении десятков городов, о присвоении сокровищ японского императора, о создании Хвостовым гаремов для себя и Давыдова.

Начальник Охотского порта капитан 2-го ранга Иван Бухарин принял решение арестовать обоих офицеров и допросить всех моряков «Юноны» и «Авось». Спешно была создана следственная комиссия. Как только Николая Хвостова и Гавриила Давыдова взяли под стражу, начальник порта приказал разгружать и тщательно досматривать экспедиционные суда.

Видимо, он поверил слухам и надеялся отыскать драгоценности японского императора. Однако бдительного служаку ожидало разочарование. По свидетельству участников события, при досмотре «Юноны» и «Авось» груз на этих судах, «…оцененный Бухариным примерно в 18 000 рублей, состоял главнейшее из пшена (2251 пуд), саги (144 ведра), соли (269 пудов), разных одеяний, кусков материй, домашних утварей, инструментов, нескольких картин и книг, одной большой пищали, двух пушек, трех мартирок, сорока пяти ружей и разных других воинских принадлежностей — сабель, стрел, лат, шишаков и проч.».

Но где захваченные командиром корабля «Юнона» драгоценности, о которых ходили упорные слухи?

Два месяца друзья содержались под стражей, а их подчиненные подвергались допросам. Наконец, с помощью жителей Охотска Гавриилу Давыдову и Николаю Хвостову удалось бежать.

От погони, посланной Бухариным, им приходилось прятаться в тайге, скрываться у местных охотников. В начале октября беглецы смогли добраться до Якутска. Там их снова взяли под стражу. Вскоре пришел приказ доставить Хвостова и Давыдова в Санкт-Петербург.

«Без орденов — зато на свободе»

В столице друзья оказались весной 1808 года. Началось следствие: донесение коменданта Охотского порта «о злодеяниях» Гавриила Давыдова и Николая Хвостова уже давно находилось в Санкт-Петербурге.

В тот год Россия вела войну со Швецией, и оба офицера, в качестве наказания, были отправлены в Финляндию, где проходили боевые действия.

Русская Америка - i_065.jpg

По отзывам командующего, друзья проявили там чудеса храбрости. Не расставались они и в сражениях. За подвиги их представили к наградам: Хвостова — к ордену Св. Георгия, Давыдова — к ордену Св. Владимира.

Но император Александр I вынес резолюцию: «Не получение награждения в Финляндии, послужит сим офицерам в наказание за своевольства противу Японцев».

«Без орденов — зато на свободе» — прокомментировал высочайшее решение Хвостов.

Теперь друзьям ничего не грозило за самоуправство и вооруженные конфликты на островах Тихого океана, а значит, можно было строить планы на будущее.

Правда, отчасти из-за бесчинства отряда Хвостова в японских селениях пленниками Страны восходящего солнца оказались члены экипажа русского шлюпа «Диана». Командовал этим кораблем Василий Михайлович Головнин. Власти Японии приказали захватить русских моряков в 1811 году и продержали в плену около двух лет. России все же удалось доказать, что экипажи «Юноны» и «Авось» действовали без ведома царского правительства.

Капитан Василий Головнин и его подчиненные после долгих проволочек были отпущены японцами.

Загадочные встречи

Вернувшись из Финляндии, Николай и Гавриил некоторое время наслаждались столичной жизнью. Балы, вечеринки с приятелями, визиты к родственникам, посещение театра… Но знакомые подметили, что Хвостов и Давыдов стали равнодушно относиться к увеселениям, которые может даровать Санкт-Петербург.

Пошли разговоры о том, что друзья задумали снова отправиться в Русскую Америку.

Так ли было на самом деле?

Действительно, Хвостов и Давыдов в кругу близких высказывали такие мысли и даже намекали, что намерены в Новом Свете начать свое самостоятельное, независимое от Российско-американской компании, дело. К подобным заявлениям в правлении Компании, где они по-прежнему являлись акционерами, всерьез никто не отнесся. Мало ли что наговорят подгулявшие моряки, известные своими сумасбродными выходками?..

Хоть и держали Николай Хвостов и Гавриил Давыдов в тайне привезенные из Америки черные алмазы, слух об этих самоцветах все-таки стал достоянием многих. Отсюда и появились предположения, будто друзья собираются добывать в Северной Америке драгоценные камни.

63
{"b":"221748","o":1}