ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Посеявший бурю
Как купить или продать бизнес
Скрытая угроза
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Темная страсть
Убыр: Дилогия
Девочка с Патриарших
Презентация ящика Пандоры

Теперь она сидела на стуле с прямой спинкой, Толстяк Фаселло удерживал её с одной стороны, а Тони Мурелли — с другой. Они разорвали её платье спереди и задрали вверх лифчик, так что её обычно великолепные груди оказались слегка придавлены чёрным материалом бюстгальтера и сделались похожими на два вымени. Висенти считал всех женщин коровами, которых следует доить до последней капли; и теперь, когда груди этой маленькой потаскушки болтались перед ним — припухшие и с кровоподтёками от грубого обращения его головорезов, которые по очереди развлеклись с ней на толстом ворсе ковра, для разминки — их вид только лишний раз подтвердил его убеждение.

— Мэри, — сказал Висенти почти ласково, размахивая тонкой сигарой в воздухе в экспансивной жестикуляции, после того как придвинул второй стул, сел верхом напротив неё и расслабленно перекинул руки через его спинку, — ты создала мне проблемы. Которые нужно обдумать. И это мне не нравится. Мне нравится, когда всё идёт гладко. Мне нравится, когда девочки делают, что им говорят. Мне нравится, когда шлюхи зарабатывают для меня деньги и получают свою долю. Но если они присваивают мою долю — или если даже не сообщают мне, какова их доля — это мне очень не нравится! — Его голос стал строгим. — И если кто-то сделал то, что мне не нравится…

Он протянул руку, крепко ухватил её бюстгальтер и сорвал его с неё. Эластичный материал оставил на её груди горизонтальные бороздки на два дюйма выше маленьких сосков, прямо над кружками больших, выпуклых ареол.

Напуганная до смерти, девушка тяжело дышала. Она была блондинка, молоденькая — не больше двадцати или двадцати одного года от роду. От паники и ужаса и капельки пота поблёскивали на её лице. Обычно она считалась бы хорошенькой, но сейчас её глаза были яркими и бегающими огоньками на бескровном лице загнанного зверя. Висенти подумал: почему это, когда они боятся, они всегда выглядят так безобразно?

Наконец она затараторила:

— Это было всего несколько маленьких уловок, мистер Висенти, честное слово! И в моё личное время…

Он разразился коротким, резким, лающим смехом, который был подхвачен довольным хрюканьем удерживающих её головорезов.

— Твоё личное время? Твоё время — это моё время, девочка. Разве тебе никто никогда об этом не говорил? И это моё время ты тратила впустую.

— Но я ничего не…

— Нет, ты сделала! — Он наклонился вперёд вместе со стулом. — А теперь слушай, и я расскажу тебе, что будет дальше. Ты, должно быть, слишком много работала и слегка запуталась, забыла о своей преданности. Так было дело? Что ж… видишь ли, я действительно добрый человек. Что я сделаю: я дам тебе пару недель отдыха. Отпуск. Никакой работы. Конечно, это также означает, что ты не будешь получать никаких денег, но ты можешь жить на то, что успела припрятать. И просто чтобы убедиться, что ты не будешь работать… — Он глубоко затянулся своей сигарой, стряхнул белую корку пепла с её светящегося кончика и приблизил его к её груди.

— Нет, мистер Висенти, нет! Пожалуйста, не надо метить меня! Пожалуйста! — Она вжалась в стул, а затем попыталась приподняться и отодвинуться. Фаселло и Мурелли крякнув напряглись, придавили её, жёстко удерживая неподвижно.

— Видишь ли, — снова сказал Висенти, почти доверительно, — мало кому из парней понравятся покрытые струпьями сиськи. Понимаешь, они будут задаваться вопросом, чем это вызвано. Они подумают: может, у неё нехорошая болезнь? — Он протянул свободную руку, ухватил её левый сосок, так, чтобы он торчал между его большим и указательным пальцами, и поднёс горячий кончик сигары ближе.

То, что произошло дальше, было слишком быстро и слишком фантастично для понимания Висенти, Фаселло или Мурелли. Девушка, которая была в полуобморочном состоянии, смертельно побледневшая и дрожащая, закрыла глаза от ужаса, поэтому ничего не увидела.

Висенти вдруг сжался и сгорбился, как будто кто-то взвалил тяжёлый невидимый груз на его плечи. Он с треском упал, ломая стул, и ударился о пол. Он не вскрикнул, ему просто не хватало воздуха; затем, когда его головорезы отпустили девушку и бросились помочь ему, его подняло в воздух, вырвав из их рук, и швырнуло в стену. К его счастью, стена была из мягкой древесноволокнистой плиты на тонких брусьях, скорее декоративная переборка, чем настоящая стена, с узкими полками для дорогих безделушек и всякой всячины. К счастью, потому что подалась под его весом, прогнулась, когда он пробил её. Затем…

…В течение нескольких секунд словно воющий ветер заполнил комнату. Шторы яростно развевались, журналы были разбросаны яростным напором воздуха, фотографии, висевшие на стенах, бешено раскачивались, окна и двери хлопали, а мелкие безделушки попадали с полок. Всё это длилось не дольше, чем три или четыре секунды. Затем ветер исчез, и вместо него пришла… тишина!

Висенти лежал, постанывая, почти без сознания, наполовину торчащий из стены и заваленный обломками. Его головорезы ползли к нему, вытаращив глаза, разинув рты, не в силах что-либо сделать.

Девушка, увидев свой шанс, сгребла обрывки платья на груди и выбежала из комнаты. Фаселло и Мурелли, возможно, слышали шаги, но и бровью не повели, чтобы её остановить.

— Босс? — прохрипел Мурелли, почти лишившийся дара речи от потрясения, стоя на коленях рядом со своим хозяином гангстером.

— Приведи мне… ох… доктора, — сказал ему Висенти. — А… потом… можешь наведаться к этим… ох… сукиным детям, братьям Блэк. Господи Иисусе, я хочу видеть… ох… этих ублюдков! Им заплатили, чтобы они… ох… убили этого парня, а не чтобы он убил меня!

— Парня? — Мурелли обернулся, растерянно глядя на изумлённого Фаселло и вопросительно пожал плечами. Очевидно, Висенти здорово ударился головой. Он явно не очень хорошо соображает. — Что за парень, босс?

Висенти кашлял и старался лежать неподвижно. Он не знал, в какой части тела ему больнее всего.

— Что за парень? — наконец, смог ответить он. — Ты, должно быть, шутишь! Вы что… ох… ослепли оба? Разве вы даже… ох… не заметили его?

— Кого, босс, о ком вы? — Фаселло встал на колени рядом с Мурелли и приблизил к хозяину свою жирную, испуганную свинячью физиономию. — Кого вы имеете в виду?

— Ох! Гаррисона, вот кого! Вы двое… ох… вы даже не видели его? Идиоты! Я не знаю… ох… как он попал сюда и чем он… ох… ударил меня. Но — о, Боже! Да приведёте вы наконец грёбаного доктора, или нет? — но это был… точно он.

И с этими словами он откинул голову назад, позволив боли скрутить его и стремительно унести далеко, на темно-красное облако бессознательного состояния.

* * *

Гаррисон метнул экстрасенсорный заряд и перед его мысленным взором колдуна ударило и вышвырнуло за пределы сатанинского круга. Нет времени, чтобы остановиться и насладиться сделанным. Нет времени ждать и не понятно, выжил колдун или нет. Есть время только на короткий взгляд в магический кристалл перед возвращением его разума к летящей в пропасть Машине. Один взгляд… но его хватила, чтобы увидеть все, что надо.

В кристалле падение игрушечной машинки было остановлено и крошечный, торжествующий Гаррисон, встав на багажник, победно ревел, потрясая кулаками и ударяя ими себя в грудь!

Гаррисон оттолкнул видение, возвратив свой разум к Настоящему, к Пропасти и Падению. И…

… И ветер больше не свистел рядом с его головой, Психомех больше не падал, Сюзи больше не выла от ужаса, но лизала его в ухо и встревоженно поскуливала. Машина остановилась в воздухе, удерживаемая там силами возвратившегося Гаррисона. И если бы он отступился от Машины, то тогда она, возможно, разбилась бы об усыпанное валунами дно пропасти.

Оно так близко!

Но он не отступился, он встал, выпрямился на широком багажнике Психомеха и победно заревел, потрясая кулаками и ударяя ими в грудь, совсем как крошечный Гаррисон в кристалле, а Сюзи сардонически залаяла, изо всех своих сил, пока пропасть не ответила своим эхом на их ликование.

Затем Гаррисон повел Машину вверх, к узкой расщелине, заполненной раскиданными по небу звездами, похожей на гигантскую пасть. Вверх и в сторону, и навстречу приключениям…

28
{"b":"221767","o":1}