ЛитМир - Электронная Библиотека

Он допил кофе, закурил сигарету и стал ждать. Как только совсем стемнело, он запер дверцу своей машины и направился в сторону дома…

* * *

Лондонская мафия собралась на внеочередное заседание. «Обычный офис» Большого Парня находился в расположенном в центре города офисном здании, занимая верхний, десятый этаж. Местом встречи служил самый большой зал, с видом на оживленную улицу Лондона. Там, вокруг стола, аналогичного тому, за которым другая группа недавно обсуждала Ричарда Гаррисона, собрались члены Клана, тринадцать главных лондонских представителей Коза Ностры.

Во главе стола сидел Большой Парень, Джозеф Маэстро — с бычьей шеей, со шрамом на носу, неповоротливый головорез, чьё уродливое, смуглое лицо и массивная фигура казались очень неподходящими к его безупречно скроенному костюму — а по обе стороны от него сидели его подручные в порядке убывания важности. У противоположного конца стола сидел Карло Висенти, до сих пор выглядящий сильно помятым. Один рукав его пиджака висел, рука под ним была прибинтована к груди, другая рука перевязана бинтами, на лице красовались сильные кровоподтёки.

Заседание было открыто чуть более получаса назад, время только что перевалило за 9:00 вечера. Несколько мелких пунктов уже были рассмотрены, подготавливая почву для самого главного, и теперь настала очередь проблемы с Гаррисоном. Слово взял Большой Парень, и к этому времени почти закончил свою речь:

— …Итак, действительно может показаться, что у этого парня имеется непревзойдённая система выигрышей. Причём не одна система, а система для каждой игры. Не мне вам говорить, ребята, что это значит… но я всё же поясню, потому что знаю, что многие из вас не видят дальше своего носа. Если методы Гаррисона получат распространение — если он выпустит этого большого кота из мешка — то вскоре по меньшей мере десять тысяч таких гаррисонов будут обирать наши игровые столы, автоматы и клубы. А эти клубы обеспечивают значительную часть нашего финансирования…

С другой стороны, если он расскажет нам, как он это делает… ну, ведь есть много клубов, которые по-прежнему принадлежат другим людям. Именно поэтому мы собираемся как следует с ним пообщаться. Эй! Если кто-нибудь сомневается, насколько он хорош, пусть попросит мистера Висенти рассказать, как он потерял свою личную долю в клубе «Туз треф», и я уверен, что Карло сделает такое одолжение. И Карло потерял не только деньги, но и лицо. Никому из нас это не нравится.

Всё сводится к тому, что этот Гаррисон — опасный человек, но когда мы закончим с ним и вытряхнем из его мозгов всю информацию, он будет сильно страдать от жажды — что будет просто отлично, потому что мы можем снабдить его очень большим количеством питья. Эй! Как думаете, он сможет выпить всю реку? Ха!

— Когда? — спросил его Висенти неприветливым тоном. — Когда мы собираемся с ним пообщаться, Джо? (Никто не звал Большого Парня Джозефом.) — Видите ли, у меня большой интерес к этому ублюдку!

— Да, да, мы знаем. Успокойся, Карло. Как я уже говорил, он будет твой, когда мы с ним закончим. Но, поскольку мы являемся демократической организацией — и поскольку технически это, в конечном счёте, будет убийство — нам нужно голосовать. Разве не для этого мы все здесь сегодня собрались? Точно! Итак, поднимите руку, кто за то, чтобы притащить этого Гаррисона, заставить его рассказать нам свою историю, а уж затем примерить ему цементные ботинки.

Помимо руки Маэстро, были быстро подняты ещё одиннадцать. Висенти поднял руку более медленно и явно с большими усилиями. Руки были ещё в воздухе, когда двери с грохотом распахнулись, впуская Джо и Берта Блэков. Джо держал наперевес автомат, в руках Берта был пистолет-пулемёт «Стерлинг» со сложенным прикладом.

— А теперь все поднимите и вторую руку! — совершенно спокойным голосом произнёс Джо.

— Руки вверх! — приказал Берт, водя стволом пулемёта так, чтобы охватить весь конференц-зал. Все взоры были устремлены на оружие, и всем присутствующим была известна репутация Берта. Дуло «Стерлинга», казалось, раздувалось, как одна отвратительного вида ноздря на морде мифического зверя. Прежде чем этот зверь начал огрызаться, все подняли вторую руку.

Все, кроме Карло Висенти. Он отодвинул свой стул назад, собираясь встать.

— Вы, ребята, с ума сошли! — крикнул он. Он ошибочно полагал, что они явились, чтобы перехватить право на расправу. — Врываетесь сюда, как… чёрт, вас же приглашали! Вы провалили убийство, ну и что? Всё улажено. Гаррисон нам нужен живым. К вам у нас нет никаких претензий, ребята.

Пока он говорил, Джо и Берт подошли к нему с боков и толкнули обратно в кресло, когда он попытался подняться. Затем, не произнеся ни слова — в то время как Висенти продолжал бушевать — Джо Блэк убрал автомат, достал опасную бритву, запрокинул вскрикнувшему от неожиданности Карло голову и перерезал ему горло от уха до уха.

Висенти кашлянул, поперхнулся, издал какие-то звуки. Звуки выходили не из разинутого рта, а из зияющей раны; мгновением позже, вместе со звуками, тёмно-красным потоком хлынула кровь. Берт и Джо отступили от него. Он барахтался в кресле, поднимался, снова падал на сиденье, разбрызгивая кровь, хватаясь за горло. Он весь пропитался красным. Потом он плюхнулся лицом вниз на стол, размахивая руками, и соскользнул вниз, оставив растекающуюся лужу крови.

В то время как Висенти умирал, братья Блэк подошли к большим створчатым окнам. Теперь каждый живой человек в зале таращил на них глаза, отвернувшись от трупа Висенти. Большой Парень и его коллеги стояли, высоко подняв руки. Маэстро попытался заговорить, но поперхнулся словами.

— Привет от Ричарда Гаррисона, — сказал Джо, и впервые все остальные, находящиеся в зале, заметили, какими бессмысленными казались лица наёмных убийц. — И предупреждение, на случай, если кто-нибудь ещё хочет попробовать. А чтобы показать вам, что он может сделать… — Братья повернулись на каблуках и головой вперёд выбросились через закрытые окна, не выпуская оружия, и полетели вниз вместе с осколками стекла.

Секунду никто не шевелился, потом все разом бросились к дверям.

— Подождите! — Маэстро обнаружил, что кричит от ужаса, как и люди с улицы внизу. — Оставайтесь на месте. Здесь все заполнится «легавыми» прежде чем мы успеем слинять. Да и смысл нам убегать, а? Мы невинные свидетели, ведь так? Если Блэкам вздумалось пришить Карло, а потом выпрыгнуть из окна, это их дело. Что касается нас, то мы все будем рассказывать эту же историю, ясно?

Все одновременно начали что-то лепетать, но Маэстро успокаивающе поднял руки. Быстрое мышление было его коньком:

— Послушайте меня, чёрт возьми! Мы же не дотрагивались до пушек. На них только отпечатки братьев Блэк! Всё, что мы сделаем — это забудем упомянуть имя Гаррисона. Остальное мы расскажем так, как видели. Дерьмо, откуда нам знать, что произошло между Карло и братьями, так ведь?

Все остальные переглянулись, кивнули, начали расслабляться.

— Ладно, — продолжил Маэстро, — теперь нам следует собраться с мыслями. Чёрт, мы попадали в переделки и похуже.

Когда они стали собираться в небольшие группы и размышлять над тем, что видели, Большой Парень подозвал Рамона де Медичи и быстро отвёл его в сторону.

— Рамон, — спросил он, понизив голос, — то, что ты мне говорил раньше — насчёт того, что Карло был уверен, что это Гаррисон избил его — это правда?

— Конечно, Джо — вот только теперь это не кажется таким уж нелепым, а?

Лицо Маэстро начало подёргиваться:

— Этот Гаррисон, я больше не хочу с ним говорить. Я не хочу ничего о нём знать. Я просто хочу его смерти. Я думаю, что мёртвым он будет безопаснее.

Де Медичи кивнул:

— Это мы можем устроить. Мы установили «жучок» в его машину, большой серебристый «Мерседес», пока он находился за пределами страны. Наши техники могут сказать нам, где она находится, в любой раз, когда мы хотим это знать. А Гаррисон, как правило, находится там же, где и машина.

48
{"b":"221767","o":1}