ЛитМир - Электронная Библиотека

На малыше была футболка со сценами из «Звездных войн». Джинсы запачканы и сползли так низко, что открыли трусики, тоже с рисунком из «Звездных войн». Его поношенные кроссовки вспыхивали при каждом шаге, а правая развязалась. На вид ему было лет пять. Темные волосы определенно не видели щетки со вчерашнего дня. Темно-шоколадные глаза – точно такие же, как у доктора Джоша Скотта. При виде Грейс он замер как вкопанный, и Танк уткнулся ему в ноги, после чего плюхнулся на зад и испуганно взвизгнул.

– Тоби, – сказала Анна, – ты останешься с Грейс. Я вернусь через час.

– Погодите… что?

Грейс покачала головой.

– Нет. Я нанималась выгуливать собаку.

– Да? И следите за ней прямо сейчас.

– Да, но…

Заметив веселый взгляд Анны, она развернулась и увидела, что пес грызет ножку стола.

– Не смей! Нельзя! – завопила Грейс.

Танк продолжал свое черное дело. Грейс пришлось силой оторвать его от стола, но было слишком поздно. На прекрасном дереве остались глубокие борозды.

Анна любовно дернула Тоби за вихор.

– Смотри, парень, веди себя прилично, иначе она тебя съест на обед.

Грейс по-прежнему качала головой. Собака – дело одно. Но ребенок? Да разве у нее есть опыт? Она просто все изгадит!

– Погодите!

Но Анна не собиралась ждать. Мало того, уже была у двери.

– Не беспокойтесь, с ним легко. Няня сегодня не пришла. Поэтому мы взяли его из школы, но у меня дела, так что…

– Мы?

Раздался рев клаксона. Грейс выглянула в окно и увидела ржавый пикап.

– Мне нужно идти, – объявила Анна и выехала за дверь.

– Но…

Что «но»? Анна исчезла, исчезла, исчезла! И Грейс повысили, навязав должность, которая совершенно ей не подходила.

Она взглянула на Тоби.

Тоби ответил серьезным, не выдававшим его мысли взглядом.

– Привет, – поздоровалась она.

– Тяф, – ответил он.

– Тяф, – вторил Танк, притащив кроссовку, которая была больше его самого. Он уже прогрыз дыру в мыске. Выпучил глаза, высунул язык, уселся и гордо запыхтел. Очевидно, принес ей подарок.

Да, час будет тянуться целую вечность.

Она отобрала кроссовку, лихорадочно размышляя, как общаться с пятилетним ребенком, державшим игрушечный световой меч. И лаявшим к тому же.

– Так ты джедай?

Тоби взмахнул мечом. Он зажегся, и тут же раздались свистяще-шуршащие звуки.

Танк мгновенно обезумел, и Тоби, естественно, снова взмахнул мечом.

«Фьюить-жжжжж-фьюить».

При этом он попал по чашке с соком, стоявшей на кухонном столе, и чашка полетела на пол. Хорошо еще, что была пластиковой. К сожалению, сок был виноградным, и фиолетовая липкая жидкость разбрызгалась по столу, полу, стойке, Грейс, Тоби и Танку. Даже на потолок попало.

Тоби уронил меч, словно горячую картофелину.

Танк схватил его за рукоять и снова стал бегать вокруг стола. Пузо и меч волочились по земле, меч время от времени вспыхивал и издавал все те же жужжащие звуки.

– Все нормально, – утешила Грейс ошеломленного Тоби и, схватив рулон бумажных полотенец, принялась сначала вытирать малыша. Но липкая одежда ничуть его не беспокоила, потому что он вырвался и побежал к холодильнику. Танк бросил игрушку и принялся лизать пол.

– Тоби, где мусорное ведро?

Мальчик неопределенно ткнул пальцем куда-то в направлении задней двери и сунул голову в холодильник.

Грейс решила вытереть стол и уставилась на стопку двадцаток под залитым соком клейким листком с надписью «Грейс».

Она взяла деньги и стала считать: двадцать, сорок, шестьдесят, восемьдесят, сто шестьдесят баксов. Сорок за вчерашний день и сто двадцать – за сегодняшний.

Конечно, это абсурдно, но все же… подумать только, что можно сделать на сто шестьдесят долларов!

Она с тоской уставилась на них, думая о карточке с превышенным кредитом, о долгах за обучение. И еженедельной плате за гостиницу, где она жила.

Не говоря уже о счете из химчистки за выведение пятен виноградного сока с заляпанного сарафана.

Покачивая головой, она взяла сорок долларов. И ничего за вчерашний день, так бездарно ею испорченный. Сегодня она не имеет права ничего портить.

Она вышла из задней двери с грязными бумажными полотенцами, которые сунула в мусорное ведро. Теперь, на секунду оставшись одна, она вынула сотовый и набрала номер Джоша, чтобы все рассказать.

Судя по тону, он очень спешил.

– Доктор Скотт.

При звуках его низкого голоса с ней началось нечто неладное. Потому что этот низкий голос немедленно поверг ее в прежнее безумие. Тот поцелуй…

– Сто шестьдесят баксов? – неверяще ахнула она. – И что вы ожидали за такую сумму?

Последовало секундное молчание. Возможно, он гадал, какая ненормальная ему звонит, так что она решила все выяснить.

– Это Грейс, – пояснила она, пытаясь говорить спокойно и деловито. Она привыкла к спокойной деловитости. Привыкла к порядку. Привыкла к уравновешенности.

Вернее, когда-то была привычка. Давно, когда у нее была приличная работа, когда она делала карьеру, пыталась вылепить из себя нечто большое и важное. До того, как она приехала в Лаки-Харбор и схватилась за первую попавшуюся работу.

– Вам нужны деньги, верно? – спросил Джош.

– Ну… да, – неохотно признала она. – Но сто шестьдесят долларов?

– Но мы договорились. Тройная плата.

– Я не собиралась это принимать. Моей платой был поцелуй.

Безумный, яростный поцелуй. Безумный, яростный, восхитительный поцелуй.

Она повернулась к двери, которая закрылась за ней.

Заперли? Ее заперли?

Ну и ну…

– Что? – спросил он.

Неужели она сказала это вслух?

– Ничего.

Она посмотрела в окно, радуясь, что жалюзи не были спущены, но не увидела Тоби в кухне.

– Ничего, кроме того, что ваша сестра привела Тоби домой и оставила его на меня. На час или около того.

Последовало новое короткое молчание, пока Джош осознавал случившееся. Хотя он был мужчиной и, следовательно, мастером скрывать эмоции, его мысли было нетрудно разгадать. Удивление и шок, поскольку та же самая особа, которая вчера потеряла собаку, теперь следила за его ребенком. Раздражение на сестру.

– Анна оставила вас следить за Тоби.

– Вроде бы ваша няня заболела. И бойфренд Анны забрал Тоби из школы.

Ничто в этой фразе не могло его утешить. И это даже не самая плохая новость, которую ей пришлось рассказать. Эта честь принадлежала странице на Фейсбуке, о которой, как она решила, ему нет необходимости знать прямо сейчас.

– Это всего лишь на час, – сказала она, пытаясь как-то смягчить ситуацию.

– Сколько всего может случиться за час?

Она снова толкнула дверь. Заперто. Грейс постучала.

Танк ворвался в кухню и стал бегать вокруг стола, волоча меч. Но никаких признаков Тоби. Грейс снова постучала.

Танк остановился и запыхтел. Потом принялся обнюхивать шкафчик под раковиной, где, похоже, находилось маленькое мусорное ведро.

Ведро покачнулось, но устояло.

Танк впился зубами в пластик и стал тянуть, пока ведро не опрокинулось. Мусор разлетелся по всему полу. Черт!

Грейс огляделась. Она находилась в боковом дворике, с двумя калитками по обеим сторонам. Обе заперты.

– Мне нужно идти, – сказала она.

– Даже не думайте. Что случилось?

О, много, много всего.

Танк будет валяться в мусоре, пожирая все, до чего сможет добраться. Тоби по-прежнему нигде не видно. Дело плохо.

Она снова постучала, на этот раз громче.

Щенок, занятый разгромом кухни, поднял голову и зарычал.

Грейс снова огляделась в поисках дверного коврика. Все прятали ключи под дверными ковриками. Но коврика не было. Возможно, чтобы кресло Анны легче проезжало в дверь. Так где они прячут ключ?

– Грейс!

Она сдалась.

– Ладно, где он? – спросила она Джоша. – Где вы прячете ключ для тех глупцов, которые оказались запертыми во дворе.

– Вас заперли во дворе?

– Нет, я просто спрашиваю о глупцах.

– Где Тоби?

10
{"b":"221770","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Половинка
Жестокая красотка
Нора Вебстер
Скрытая угроза
Узнай меня
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Синдром зверя
Черный человек
Душа в наследство