ЛитМир - Электронная Библиотека

Она снова заглянула в окно, и слава богу, Тоби стоял по другую сторону двери, глядя на Грейс огромными глазами. Она показала на дверь.

Но Тоби даже не шевельнулся.

– Он на кухне, – вздохнула Грейс.

– Идите ко второму от крыльца ящику с растениями. Суньте руку в коробку с вентилем разбрызгивателя.

Придерживая телефон плечом, Грейс улыбнулась Тоби, как она надеялась, успокаивающе и снова показала на дверную ручку, умоляя впустить ее. Но он повернулся и вышел из кухни. Шнурок кроссовки тянулся по полу. Трусики со «Звездными войнами» выглядывали из джинсов.

– Тоби, – позвала она. – Тоби, не уходи из кухни. Тоби!

– Скорее, Грейс, – сказал Джош ей в ухо.

Она поспешила ко второму ящику и от неожиданности ахнула. Коробку с вентилем затянула огромная паутина.

– Простите, вы здесь? – пробормотала она, подняв телефон.

Ничего. Она стукнула телефоном по бедру и попыталась снова.

– Джош?

– Да. Видите ключ? Он в металлическом тайничке.

Да, она видела металлический тайничок. И паутину тоже. Гигантскую паутину. Она тронула паутину, откуда вылез большой жирный коричневый паук и злобно на нее уставился. Он был готов наброситься на нее и проглотить. Немногое в жизни пугало Грейс. Ну… кроме клоунов и лифтов в стеклянных стаканах. Но пауки?! Пауки были на первом месте в ее списке страхов. И волосы на затылке встали дыбом.

– Грейс?

– Что? – прошептала она. Это игра воображения, или паук поманил ее к себе передними лапами?

– На заднем дворе бассейн, – пояснил Джош. – С бокового двора туда не проберешься. Тоби умеет плавать, но…

О Господи!

Представив, как Тоби бросается в бассейн, она зябко повела плечами. Нет, это невыносимо!

Грейс закрыла глаза и сунула руку в коробку, моля про себя: «Только не укуси, только не укуси, только не укуси…»

И вытащила ящичек с ключом.

Никто ее не укусил.

Подбежала к задней двери, открыла дверь, промчалась по кухне и остановилась в гостиной. Тоби стоял на диване, продолжая размахивать саблей.

«Фьюить-жжжжж-фьюить».

Грейс едва не упала в обморок от облегчения. Она выдавала миллионы долларов чужих денег, даже не вспотев, и все же здесь, в присутствии маленького мальчика и щенка, обмякла настолько, что очень захотела спать.

– Да уж, развлеклась, – пробормотала она.

– Тоби? – спросил Джош.

– Цел и невредим.

Она рухнула на диван и сунула голову между ко-леней.

– У вас немного сумасшедший дом, доктор Скотт.

– Значит, вам там будет уютно.

Грейс услышала свой слабый смех.

– Эй, это вы полный псих.

Она пощупала деньги в кармане.

– Нельзя столько платить за черную работу. Люди будут пользоваться вашей добротой.

– Это не так легко.

Что ж, по крайней мере это правда.

– Но…

– Вы потеряли Танка?

«Только на минуту».

– Нет.

– Он нагадил в доме?

– Нет.

– Значит, вы стоите каждого потраченного цента, – заверил Джош. – Послушайте, простите меня за Анну. Я приеду, как только смогу.

– Но…

Ничего. Он отключился.

Она подняла голову и увидела Тоби. На лоб мальчишки падала темная прядь. Меч по-прежнему в руке. Извивающийся Танк – в другой.

Чертовски милый парень. Все будет хорошо. Она справится. Час – это немного. В конце концов в студенческие времена она подрабатывала бебиситтером.

Тоби наморщил нос, словно в комнате дурно пахло, и поставил Танка на пол.

Щенок тяжело дышал, и живот казался неприятно вздутым.

– Танк! – воскликнула она, пытаясь вынести его во двор.

Поздно. Танк поднатужился и изверг весь съеденный мусор.

Ей на ноги.

– Тяф, – сказал он с таким видом, словно почувствовал себя лучше.

– Тяф, – вторил Тоби.

Глава 6

Есть четыре основные пищевые группы: просто шоколад, молочный шоколад, темный шоколад и белый шоколад.

Прошел бесконечно долгий мучительный час. Грейс измучилась. Это совершенно не было похоже на обычную работу бебиситтера. Прежде всего Танк не останавливался ни на секунду. И непрерывно лаял. Нашел где-то стетоскоп и принялся таскать по гостиной. Вокруг дивана, по журнальному столику, пока трубка не обмоталась вокруг ножки стола. Из его горла вырвалось шипение, как из проколотого воздушного шара, и бедняга повалился на спину, задрав ноги.

Грейс показалось, что трубки его задушили. Она подбежала к щенку, но он уже вскочил.

И принялся жевать ее босоножки.

А через пять минут после этого – грызть ножки кухонных стульев.

А потом – деревянные столбики перил.

И чью-то забытую шляпу.

Она собиралась дать ему на расправу электрический провод, но тут входная дверь открылась. Пришел Джош в белом халате поверх делового костюма. Стетоскоп висел на шее, как галстук. Он поднял Тоби и перебросил через плечо, отчего малыш восторженно завизжал.

Джош устало улыбнулся и обратился к Грейс. Тоби по-прежнему висел у него на плече вниз головой.

– Анна?

– Присутствует, – объявила Анна, въезжая в прихожую. С ней был водитель пикапа, нагло улыбавшийся парень двадцати с небольшим лет, который тут же прислонился к косяку.

Джош толкнул его в грудь, так что тот оказался за порогом, после чего захлопнул дверь перед его носом.

– Джош! – обозлилась Анна. – Ты не можешь так поступать с Девоном.

– Уже поступил.

– Ты…

– Позже, – коротко бросил он.

Анна развернулась и помчалась по коридору. Через две секунды дверь спальни хлопнула так сильно, что задрожали стекла.

Джош проигнорировал и это.

– Спасибо, – сказал он Грейс, которая чувствовала, что вот-вот затрясется, как стекла. Пятилетние мальчики, как оказалось, были инопланетянами, владевшими хомячками Жу-жу Петс, которые чирикали, свистели и прыгали, пугая маленьких мопсов и временных нянь.

Джош сунул руку в карман и вытащил деньги.

– О нет, – помотала она головой, отступая. – Вам совершенно необязательно…

– Вы не обязаны были смотреть за Тоби. И мы не договаривались о плате.

– Все нормально.

Он вопросительно глянул на нее.

– Хотите сказать, что я и тут могу заплатить поцелуем?

Грейс рассмеялась, хотя в животе задрожало.

– Я только хотела сказать, что это за счет заведения.

– Нет, – мягко ответил он. – Я у вас в долгу.

Воздух между ними снова уже привычно заискрился, и у Грейс перехватило дыхание.

– Согласна, – так же тихо сказала она. – Вы у меня в долгу.

Два дня спустя Грейс вошла в закусочную, все еще думая о поцелуях, сделках и сексуальных докторах по имени Джош.

И как ни странно, о своем резюме. Видимо, следует добавить к своим многочисленным профессиям еще одну: отныне она берется выгуливать собак. Вот уже четыре дня она выгуливает Танка без единого происшествия. Если не считать, что вчера тот цапнул почтальона за штанину, к счастью, не задев ногу. И если не считать того, что Тоби опрокинул бутылку с пеной для мыльных пузырей в бассейн, потому что, черт возьми, она тоже хотела посмотреть, что из этого выйдет. И чистильщик бассейна пришел почти сразу и все исправил, так что ничего не случилось.

По правде говоря, возможно, стоит добавить к списку профессий в постоянно меняющемся резюме еще одну – няни, что очень сочеталось с выгуливателем собак, натурщицей и доставщицей цветов.

Не то чтобы все это имело нечто общее со специалистом по банковским инвестициям.

Наконец-то ей назначили собеседования. Одно в Сиэтле завтра утром. Второе – в Портленде, послезавтра, тоже утром и к тому же по скайпу, что очень удобно: таким образом она сможет позировать в классе Люси. На этой неделе начинающие художники рисовали ступни, и Грейс можно было не волноваться насчет одежды, по крайней мере от ступней и выше…

Она попыталась представить, как мать или отец позируют, выставив голые ноги, но так и не смогла. Потому что они воспринимали жизнь куда более серьезно. И занимались настоящим делом.

11
{"b":"221770","o":1}