ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кто?! — клыки девушки опасно щелкнули у моего носа. Я сделала мысленную пометку заказать у местного сапожника намордник. И уточнить, изобрели ли в Ином сыворотку от бешенства.

— В любовницы к Айрису метишь, — я скучающе зевнула.

— А ты никак сама в его постели местечко занять хочешь? — ядовито улыбнулась кошка.

Надоело. Вечно меня в должности понизить пытаются. Неужели так трудно понять, что личный помощник обеспечивает эскорт, следит за новыми изданиями Камасутры, покупает цветы, шампанское и подарки, свечку держит, в конце концов, но ни за что не променяет письменный стол на матрас! Как я буду лежа документы читать? Это для глаз вредно.

— Уважаемая, зачем мне такая неблагодарная низкооплачиваемая почасовая работа? Она полна неожиданностей, рабочий день ненормированный, социальные гарантии отсутствуют, нервотрепка сплошная. Да и скандалы я закатывать не умею… Нет, лучше я по-прежнему буду отбирать для него любовниц. И ему хорошо, и мне спокойнее. Кстати, лично вы ему не подходите. Мальчики, — я позвала гвардейцев. — Выносить. Хлам. И рот ей прикройте, а то всех криками разбудит…

К полудню замковый двор оказался захламлен, а половина помещений наоборот освобождена. Я нашла Эрго, подхватила его под ручку и совершила обход дворца. Военный показал мне все сверху донизу, снабдил картой замка и привел к рабочему кабинету Айриса. Круглая приемная перед ним мне понравилась, а механизм, сбрасывающий в помойку нежелательных посетителей, привел в восторг.

Спустившись обратно во двор, я отобрала пару шкафов, стол и кресло. Приказала отнести наверх и расставить согласно разметке на полу. Сразу отправила гонца к мастеру на все руки. Рычаг, контролирующий срабатывание восхитительного механизма, у двери в кабинет хорошо, но тревожная кнопка под столешницей не помешает. На обратном пути я заглянула на кухню, стащила несколько кукурузных лепешек и крынку молока. Едва унесла награбленное и собственные ноги от шеф-повара, который попытался меня половником прихлопнуть. Попросила его с обедом для гвардейцев поторопиться да мяса не жалеть. В кой-то веки у ребят физическая нагрузка была!

Я поднялась наверх, шпилькой для волос вскрыла кабинет шефа, нашла бумагу, чернильницу и перо и принялась за составление списка неотложных дел. Во-первых…

— Где кешими Айрис?

… Надо разобраться с посетителем. С первого взгляда видно — кровопийца и мозгоед. Самомнение завышенное, властью облечен, раз командовать пытается. Следит за собой: волосы в хвостик собраны, коготочки подточены и отполированы, на тоненькой шейке бантик беленький завязан.

— На сегодня у него встреч не назначено. Приходите завтра, я внесу вас в рабочее расписание. На какое время записаться желаете? — я выражением лица обозначила готовность внимать посетителю.

— Где кешими Айрис?! — незнакомый оборотень подошел к дверям кабинета.

Глухой, раз не слышит и слепой, раз смотрит на меня, словно на пустое место. Я вздохнула, встала из-за стола и тронула земо за плечо. Он вздрогнул, ощерился и зашипел! Я отпрянула от неожиданности и случайно задела плечом рычаг. Пол под ногами слащавого красавчика разошелся, земо растянулся на шпагате, но скользкие каблуки подвели его, и мужчина рухнул вниз. Туда ему и дорога. Аминь!

Обтерев ладони о штаны, я вернулась за рабочее место. Погрызла кончик пера в ожидании дельных мыслей. О, вспомнила. Во-первых…

— Элоиза! Ко мне кероши приходил? — в приемную ворвался шеф, на бегу застегивая рубашку.

… Напомнить Сергею Ивановичу о необходимости застегиваться пуговицы на ширинке штанов. Во-вторых…

— А как он выглядит? — вторая дельная мысль запаздывала.

— Высокий, черноволосый, чересчур настойчивый, — вопреки обыкновению шеф выглядел взволнованным. Но не расстроенным, а слегка возбужденным. Словно ему предстояли захватывающие деловые переговоры.

Что-то мне не хочется отвечать на этот вопрос. Он явно с подвохом. Только не понимаю с каким.

— Элоиза! — босс хлопнул ладонью по столу. — У тебя бровь дергается! — сбрею предательницу! — Надеюсь, он сидит в моем кабинете, пьет чай и ест свои любимые пирожные? Элоиза, — начальник судорожно сглотнул. — У тебя вторая бровь дергается. Кероши нет в кабинете? — если я сбрею обе брови, меня станут за инопланетянку принимать или просто чудовищем посчитают? — Элоиза, — Айрис проследил за моим взглядом. — Он там?! — большой палец шефа опустился вниз. — Давно? — шепотом спросил земо.

— Если он очень настойчивый, то…

Двери снесло с петель. В проеме, упираясь обеими руками в косяк, стоял давешний оборотень с непередаваемым словами выражением лица. Мужчина брезгливым движением снял с ресниц веточку протухшего укропа, выплюнул себе под ноги рыбий хвостик и выжидательно посмотрел на меня.

— Э… Салфеточку? — предложила я.

У людей, которые оказались по самую макушку в неприятностях, есть три способа выбраться из них. Многие просто опускают руки и спокойно идут ко дну, другие начинают активно барахтаться и все-таки взбивают молоко в масло, а потом с гордым видом победителя выходят на край глиняной посудины и, отряхнувшись, лезут в следующий кувшин, а третьи, сидя по уши в верблюжьей какашке, умудряются и в этом незавидном положении найти положительные стороны и наслаждаются приемом грязевых ванн.

Выбранный способ решения проблемы наглядно отражает характер и подход к жизни разумных существ. Сумасшедших я не рассматриваю, ибо они и четвертый, и пятый способ отыщут, увы, пригодный исключительно для избранных, а не большинства. Утонувшие — это фаталисты, неудачники и пессимисты. Победители — оптимисты, наглецы и самоуверенные глупцы. Наслаждающиеся — оптимисты, весельчаки и просто приятные в общении люди.

Как бы я хотела, чтобы кероши, выражаясь простым языком, наместник кешиара на определенной территории, оказался из третьих, но мои и местные боги посчитали данное желание слишком мелочным и выбросили его в мусорную корзину. Кероши смотрел на мир сквозь толстые стекла очков завышенного самомнения.

Для начала досточтимый наместник потребовал меня уволить. Затем отдать под суд, как государственную преступницу, покусившуюся на его жизнь, после казнить, устроив показательный скоротечный бой с каким-то флауфом, а потом получить в полное распоряжение мое тело.

Зачем?!

Положит в хрустальный гроб? Поставит на почетное место в галерее боевой славы, нарисует красивую табличку и будет гостям рассказывать, как он в тяжелейшем сражении с рыбным скелетом, картофельными очистками и гнилыми фруктами победил самого опасного воина всех времен и народов? Или… А вот об этом я даже думать не хочу! Кто этих земо знает…

Если первую половину разговора мне удалось подслушать, приставив к двери стеклянную вазу, то вторая осталась тайной за семью печатями. На самом интересном месте — решении Айриса о наказании для меня, шеф неожиданно открыл дверь, явив кероши мой неприглядный поступок и красивый зад, уравновесивший при падении мою голову. Она у меня всегда к земле стремится под действием силы тяготения.

Я знаю, что подслушивать нехорошо, но личный помощник должен быть в курсе всех дел босса, дабы вовремя предупредить об ошибке, подсказать нужные идиоматические выражения и донести волю руководства до всего остального коллектива. Кто сказал "распустить сплетни"?! Ничего подобного!

Шеф погрозил мне кулаком и вернулся к прерванным переговорам. В кабинете стало тихо, из чего следовал логичный вывод: или голос понизили, или защитное заклинание от "лишних" сотворили. Я вернулась к столу и записала под пунктом номер три: обеспечить круглосуточную прослушку кабинета Айриса, но для этого необходимо найти сведущего в шпионских делах мага. Наверняка в Ином такие существуют. Если есть секреты, то кто-нибудь захочет их украсть, а, значит, есть те, кто станет их защищать. Тайны — вещь ценная и дорогостоящая. Замена мебели будет удачным моментом для установки соответствующих артефактов. Я закусила кончик пера и замерла в ожидании пункта номер четыре.

14
{"b":"221772","o":1}