ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кошак облезлый!

Вопль заставил меня резко проснуться. Я распахнула глаза, узрела напротив своего лица довольную наркоманскую морду Аайю, посмотрела на предавшую меня руку, продолжающую сжимать в кулаке прядь белоснежных волос, и попробовала отпихнуть от себя земо. Не тут то было! Оборотень словно прилип ко мне, обжигая раскаленной кожей даже через ткань рубашки и юбки.

— Не виновата я! Он сам приполз!

Раз факт измены отрицанию не поддается, то будем валить вину на того, кто по определению сильнее физически. Блондин вчера перед гвардейцами хвост пушил, вот настал момент на деле доказать свою храбрость. Заступиться за честь девичью и принять удар на себя. Уползая под кровать, я предоставила Аайю все возможности продемонстрировать мужественность в оборонительной позиции. Или в наступательной. Как ему будет угодно.

А под кроватью было уже тесно. Данный факт я выяснила эмпирическим путем, столкнувшись лбом с Ришем. Пес сверкнул глазами и зажал мне рукой рот, чтобы я не выдала его и распластавшегося рядом Края. Тем временем наверху разгорался нетипичный скандал. Вместо банальных звуков мордобоя комнату наполнило рычание, шипение, вой и яростное мяуканье. Я сделала робкую попытку разведать обстановку — высунула из-под кровати любопытный нос, увидела под потолком вцепившегося в гобелен изящного белого кота с черными полосками на хвосте и черными же носочками на задних лапах. Внизу бесновался волк. Зверь прыгал и щелкал зубами в опасной близости от хвоста Аайю. "И все-таки он кот!" — умилилась я и полезла спасать животное от гнева начальства.

Край заорал:

— Куда?! — и вцепился в мою щиколотку.

Острые когти пропороли кожу, и я, ойкнув, грохнулась на пол. Схваченный в полете волчий хвост, к сожалению, не помог удержаться на ногах. Айрис выпучил глаза, заскулил, вырвался из хватки и заметался по кругу. Старенький гобелен разошелся под когтями кота, и тот, обреченно мяукнув, свалился на спину волка. Понял выигрышность своей позиции и, испустив уже воинственный клич, вцепился в шкуру шефа четырьмя лапами и пастью. Айрис взвыл, встал на дыбы и выбежал из комнаты, оббивая боками стены.

— Кешими и министр безопасности носятся по замку во второй ипостаси… — пробормотал пес, отряхивая со штанов мелкий мусор. — Какой позор! — серые уши Риша поникли. — Пойдем ловить, пока кероши не заявился. У него вроде бы сегодня встреча с Айрисом назначена…

Мы бежали по оставленным зверями следам: клочки серой шкуры, царапины на паркете от когтей и прижавшиеся к стенкам слуги. Улики вели на кухню. Мы протолкнулись через вереницу испуганных поварят, попали под обстрел банками специй. Дождались ее окончания под кухонным столом. Выглянули на секундочку и убрались обратно, прячась от полетевшей в нашу сторону огромной кастрюли с кипятком.

Я украдкой стащила со стола скатерть, сунула ее в руки парням и велела заходить с двух сторон, зажимая волка в тиски, а сама стала подкрадываться к коту. У меня большой опыт ловли осатаневших четвероногих зверюг. От мартовских песен под окном у домашних кошек капитально крышу сносит. Мне не раз приходилось интерьер обновлять после их заскоков на шкафы и люстры. Я схватила дуршлаг превосходящий размерами обычный в несколько раз, забралась на разделочный стол и позвала кота:

— Кис-кис-кис!

— Мяу?! — кот прекратил огрызаться на волка, распрямил уши и посмотрел на меня.

В его взгляде я прочитала приговор моим умственным способностям. Всем своим видом Аайю показывал пренебрежение. Он будто бы поговорил "я превратился в кота, а не в идиота!". Но я надеялась не только на волшебные слова, магически действующие на любых кошек, но и на инстинкты, возможно, преобладающие над разумом. Я резко выбросила вниз руку, указывая в темный угол, и взвизгнула:

— Мышь!

Инстинкты сработали. Но как-то неправильно. Аайю выгнулся дугой, издал мерзкий по высоте звук и прыгнул мне на плечи, попробовав оттуда пробраться мне запазуху. Волк, увидев, откуда торчит хвост кота, разбросал пеленавших его Риша и Края, разорвал скатерть и прыгнул ко мне на стол. Оскалил зубы, вздыбил шерсть на загривке и двинулся в мою сторону.

— Нет. Нет… Нет! — я попятилась.

Айрис прыгнул. Я присела и, оттолкнувшись от стола, подпрыгнула вверх, ухватилась руками за потолочную балку, уселась на нее верхом и подхватила за заднюю ногу, выпавшего из одежды Аайю. Как раз успела заметить, как волк на разъезжающихся лапах прокатился по столу, рухнул на пол, на боку проехался по мокрому полу и сбил с ног какого-то земо в коридоре. Я запихнула кота под мышку, свесилась с балки и мягко спрыгнула на стол, оттуда на пол и прошествовала в коридор, прихватив по пути чудом уцелевший дуршлаг. Нутром чуяла, сей чудесный предмет мне еще пригодится.

Волк, тяжело дыша, лежал возле окна. Под массивным телом зверя трепыхался кероши. В дверях маячили расстроенный Риш и ухмыляющийся до затылка Край. Аайю перебрался ко мне на плечо и с видом победителя взирал на поверженного противника. Умывался лапой и качал головой.

— Шеф, к вам посетитель, — я подергала оборотня за ухо. — Его проводить или выпроводить? — поинтересовалась я, готовая исполнить любое поручение.

— Что?! Да как ты смеешь, девчонка, будь ты хоть трижды эльгаши! Да я вас за покушение на наместника кешиара… — мужчина поднялся, одернул одежду и обвел нашу компанию угрожающим взглядом. — Всех в темницу пожизненно упеку! Вы у меня…

Бам-м-м!!! Оборотень осекся. Свел глаза к переносице и упал на руки вовремя подоспевшего Риша. Я подбросила в руке дуршлаг и засунула за пояс к гаечному ключу. Им вместе веселее будет. И мне как-то спокойнее, а то ходят всякие, словами непонятными обзываются.

— Мяу? — вопросительно высказался Аайю. Спрыгнул с плеча, подошел к кероши и тронул лапой за нос. Тот не пошевелился. — Мяу!!! — теперь в голосе кота отчетливо слышался ужас.

После минуты молчания, во время которой только жирная зеленая муха отваживалась издавать звуки, Риш прокашлялся и произнес:

— Айрис, тебе не кажется, что в последние несколько дней мы ведем себя странно… — в голосе пса остро ощущалось смущение. — Я тут подумал, то есть сложил дважды два, присовокупил восклицание кероши и пришел к любопытному выводу… Есть только одна причина…

— Закрой рот! — угрожающе прорычал шеф, принявший человеческую форму. — Все свои домыслы изложишь у меня. Немедленно! — мужчина указал в сторону своего кабинета. — Край тоже за мной. Аайю, мы с тобой не закончили. Элоиза, позаботься об… этом, — земо махнул в сторону обморочного кероши. — Только не надо его в землю живьем закапывать! — уточнил оборотень. — Все остальные — за работу! Чего уставились? Будто сами никогда за кошками не гонялись!

Шеф в сопровождении двух друзей ушел. Слуги потихоньку отходили от шока и возвращались к повседневным делам. Я попросила Эрго и еще двоих остаться и помочь разобраться с наместником кешиара. Дюжие молодцы раздобыли носилки, погрузили на них бессознательное тело и по моему распоряжению спустили вниз, в подвал, где недавно прохлаждались мы сами. Белый кот также не отставал от нас, словно назло путаясь под ногами воинов.

Почти сразу после доставки кероши в лекарскую, туда спустился знакомый мне веснушчатый лис в рабочем комбинезоне. Он покачал головой, увидев знакомые лица, потянулся почесать кота за ухом и тут же отдернул руку, услышав злобное шипение. Видимо, данная привилегия доступна только мне и только, когда земо в человеческом облике. Что ж, уже не плохо. Нередко перевоспитание начинается с приручения, а учитывая наличие звериной составляющей в характере Аайю, этот путь кажется мне наиболее верным.

Во избежание недоразумений я привязала кероши к кровати и на всякий случай приготовила кляп. Уж очень у него голос громкий и резкий, а мне надо мои музыкальные уши беречь. Не хочу оглохнуть из-за истерики некоторых неуравновешенных оборотней. Лекарь наблюдал за моими действиями со все возрастающим удивлением. Его миндалевидные зеленые глаза приобрели форму шара и размеры страусиного яйца. Брови подползи к границе волос, а веснушки сгрудились на кончике вздернутого носа.

19
{"b":"221772","o":1}