ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я тебя убью! — земо наклонился и потянулся к моей шее.

Глядя на его дышащую гневом фигуру, я поверила. Я подивилась выдержке Аайю. Другой бы на его месте без разговоров достал строгий ошейник, цепь и приступил к жесткой дрессуре, а он в себе силы поговорить нашел и только потом перешел к крайним воспитательным мерам.

— Только не больно и не до смерти! — разрешила я, увернулась, проползла между ног ушастого, успешно застряла — он сжал колени, получила обидный шлепок по заднице, дернулась и освободилась, опрокинув оборотня на спину.

— Я теперь понимаю желание Айриса упрятать тебя в подвал замка! Вернусь, дополнительно посоветую стены укрепить и никого к тебе не допускать! Ты на ровном месте умудряешься навоз находить, да такую кучу, что только уши чистыми остаются! За день отдыха я устал так, как не уставал за год работы! Что надо сделать, чтобы ты меня пожалела?

— Но я же не специально… — и для убедительности хлюпнула носом, а в душе дрожала и звенела ликованием каждая струнка: достала, достала, я его достала!

— Не плачь! — спохватился Аайю, приподнялся на локте, окинул меня испытующим взглядом и лег обратно. Руки под голову подложил. — Хотя плачь. Мне безразлично. За один день ты трижды довела меня до бешенства, дважды до мыслей о самоубийстве, дала ложную надежду на особые отношения, отняла ее, заставила испугаться до потери сознания, приревновать ко всему мужскому населению деревни… даже к псам, лошадям и свиньям!!! Твои слезы мне не страшны, — заключил мужчина.

Ладно. Ядерную атаку отменяем, разработку Скайнет заканчиваем, судный день из календаря вычеркиваем. Терминатор мне попался… бесчеловечный какой-то! Как с таким мир спасать? Этот ради спасения человечества в кипящую сталь не прыгнет, скорее меня туда столкнет. В цеху поминки организует и на пару с шефом по стопочке водки опрокинет. За избавление.

— А предложение сделать что-нибудь для меня в силе? — я перекатилась под бок земо.

— Да…

— Тогда донеси меня до кровати. Сама я к первым петухам до нее доползу… — я положила руки на грудь блондина, на руки подбородок и поймала взгляд оборотня. Провела указательным пальцем по его разбитой губе.

— Знаешь что? — ушастый грубо скинул меня на землю. — Ползи ты… желательно в другую от меня сторону!

Ах, так! Я рассердилась. И решила поработать исполнителем желаний. Позвала Профессора и предложила ему немедленно отсюда смотаться. В противоположную от Аайю сторону. Сонный, а потому туго соображающий братишка, по мановению руки переместил нас в другие декорации: голая черная земля, окруженная острыми пиками молодых гор, сухой воздух без вкуса и запаха и абсолютная тишина… Что это за место?

Я погладила по голове уснувшего на моих коленях брата, свернулась вокруг него калачиком и уснула, убаюканная первыми лучами восходящего солнца, в полной уверенности, что здесь нам опасаться нечего. Эта долина… она не мертвая, она просто никогда не была живой…

Глава 9

Братишка проснулся и разбудил меня. В Нигде, именно так я пока решила называть местность, царил полдень, отчего неприветливая местность стала напоминать мне постядерный пейзаж из романов о технологическом апокалипсисе. Выбеленный солнцем горизонт, сухая растекавшаяся земля, ветер, гоняющий мелкую серую пыль, и устремленные в небо вершины гор. Ни единого зеленого ростка, зверушки, птички. Ничего…

Здесь не только не ступала нога человека, здесь ничья нога не ступала. Никогда.

— Где это мы? — спросила я у Профессора. Сын местного то ли божества, то ли проклятия должен знать. У него не голова, а библиотека, только он туда редко заглядывает.

— Похоже, нас занесло в Шеговы пустоши. Я всегда сюда отправляюсь, когда нет сил выносить присутствие живых существ, — парень потянулся, широко зевнул, щелкнув зубами.

— Что за Шеговы пустоши? И почему они мертвые?

Эльга, эльгаши, Шеговы… Есть между словами нечто общее. Наверняка без нашей общей прародительницы здесь не обошлось.

— Не знаю. Я сам о них первый раз узнал, когда по ошибке не туда телепортировался. Говорят они такими стали после того, как эльгаши исчезли. Раньше здесь жили и люди, и арчайлды, и земо, а теперь никого нет. Есть предположение, что это наказание Эльги за жестокость по отношению к эльгаши, но точно неизвестно.

— И насколько они велики? — у меня защемило сердце. Перед внутренним взглядом, словно кадры из яркого кинофильма, встали картины: босоногий земо бежит навстречу распахнутым объятиям отца, старушка-человек сидит на лавочке перед раскрашенным в оранжевый цвет домом и щурит подслеповатые глаза, разглядывая внуков, молодая женщина крутит тугой ворот колодца…

— Все… Они занимают все пространство, кроме небольшого островка жизни, где ютятся все существа Иного. Три четвертых материка. И в океане тоже самое, за архипелагом лонморков. Водяных вообще мало осталось… — в голосе мальчишки прозвенела грусть. — А арчайлды недавно заметили, что Шеговы пустоши расти начали… Мне кажется, наш мир умирает, Элоиза… — не по-детски серьезно произнес Профессор.

Я искала ответ на вопрос: зачем я здесь. Человек из другого мира. Со своим мировоззрением, укладом жизни, насущными потребностями, наконец! Если брат прав, в чем я не склонна сомневаться, то, может быть, у меня получится что-то изменить и вернуть мир тем, кому он должен принадлежать? Смерть в качестве хозяйки мне не нравится…

— Почему вы ничего не делаете? Почему ты ничего не делаешь? Ты же эльгаши!

— А что я могу? — парень отреагировал излишне резко. — Думаешь, не пытался? Пытался! И не раз. Только не выходит ничего! — он засунул руки в карманы бридж и сгорбился.

— Ты не пробовал спросить у Эльги напрямую? — я поднялась. Развернула парня к себе и пальцем поддела его острый подбородок.

— Живым к ней хода нет, а я живой, сестричка. У меня бьется сердце. Я дышу. Мне здесь нравится. Умирать я пока не собираюсь. Подрасти бы… А то завидно немного. Мне два с половиной века, а я с девчонкой ни разу не целовался! — возмутился Профессор.

— Ты только о себе думаешь! — упрекнула я брата.

И как удивительно точно упрекнула! И не он один заслуживает подобного упрека. Айрис, Аайю, Риш, Край — все законченные эгоисты. Они делают что-то для других, потому что должны, но между должен и хочу огромная разница. Если сложить это и информацию о войне, которой поделился шеф, то возможно Шеговы пустоши — наказание за эгоизм? Не слишком ли круто…

— Еще о тебе, — брат ударил меня по руке, заставив отпустить его. — Не понимаю, какие ко мне претензии? Все, что мог, я сделал. Остальное во власти Эльги. Вот пусть она и разбирается! Только она пропала куда-то. Даже мне в Храме не отвечает…

Судя по всему, он действительно не понимал. Или заблуждался. И заблуждался совершенно искренне. Осознав, что переспорить Профессора сейчас невозможно, я решила не давить на него. Потихоньку соберу недостающую информацию, проанализирую ее и тогда буду действовать. По обстоятельствам. Умирать и мне не хочется.

— Отправляемся, — я развязала рубашку, отряхнула юбку и дернула брата за рукав.

— Куда? — он развел руками.

— Сперва за Аайю, потом к арчайлдам. Надо же посмотреть на сих диковинных зверей, с которыми меня спутали.

Профессор захохотал.

— Послушай, да тебя с ними спутать мог тот, кто их ни разу не видел. Вы, как небо и земля, совершенно разные! — пояснил сквозь слезы парень.

— И что смешного? — я недовольно посмотрела на него, сложив на груди руки.

— Увидишь, сама поймешь…

Без предупреждения братишка открыл телепорт, схватил меня за руку и провел через воронку. Я едва успела сгруппироваться, ибо предчувствовала очередной промах, но, что он будет таким, и предположить не могла. Мы вынырнули из телепорта в большой деревянной бочке с холодной водой… которая стояла в бане… где в этот момент принимали оздоровительные процедуры… с десяток оборотней. Мужского пола!

Примерно две секунды мы немо смотрели друг на друга. Вернее, они разглядывали мою голову, а я против своей воли смотрела на выставку разнокалиберных причиндалов перед собой. А после мускулистые суровые земо по-бабски завизжали и прикрылись. Кто веником, кто шайкой, кто мылом… А кто и ковшиком с горячей водой…

38
{"b":"221772","o":1}