ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Без боя не сдамся
Союз капитана Форпатрила
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Поцелуй тьмы
Падчерица Фортуны
Дурдом с мезонином
Ухожу от тебя замуж
Атомный ангел
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов

— Итить за ногу через плечо! — мужчина растянулся на полу в озвученной позе. — Совсем озверели? Зачем дверной проем лопатой перегораживать и ямы прямо на дороге рыть?!

Я обернулась посмотреть, кто такой настойчивый ломится через мое горе и обомлела, увидев раскоряченного буквой омега Аайю. Изогнув длинную шею под нечеловеческим углом, земо недобро смотрел на меня, ожидая ответа.

— Х-хороним… — вид живого и относительно здорового блондина привел меня в состояние замешательства.

— Кого? — не понял оборотень.

— Тебя. А с утра поминали…

Земо извернулся, встал и подошел ко мне.

— Что делали? — нахмурив брови, он наклонился ко мне.

— П-поминали. Словами… Разными… Ирвинга и ее мужья сказали — ты умирать пошел, а я тебя нашла. Всех семерых "тебя". Лечу вот теперь, а ты живой. Кого же я тогда лечу?

— Элоиза, ты в своем уме? — Аайю по-отечески обнял меня за плечи. — Да, я почувствовал себя нехорошо, но прошло не так много времени, чтобы я загибаться начал. К тому же, я был уверен, что ты за мной вернешься. Элоиза, ты можешь быть кем угодно, но не живодером. Хотя… — блондин бросил многозначительный взгляд на связанных кошаков. — Я уже начинаю сомневаться. Определенно, задатки палача в тебе есть! Вы зачем животных настойками на спирту напоили и валерьянкой залакировали? К ним уже белочки со всех окрестных лесов в гости собрались! — земо наставил на меня указательный палец в обвинительном жесте.

— Ты… — я ощутила приближающийся приступ истерики. — Ты… Я ведь о тебе беспокоилась, жизнь тебе спасала, а ты… Хоть бы спасибо сказал! — на глаза навернулись слезы.

Истинно мертвяк! Горбушка зачерствелая! Искусственный разум в чашке с недельным чаем! Я закрыла лицо руками и рванулась к выходу. В дверях запнулась о лопату, выскочила на крыльцо, оттуда на дорогу, где и осталась, угодив в вырытую моим братом яму. Вселенская несправедливость какая-то!

Если до падения слезы капали, то после потекли полноводной рекой. Обида, раздражение и накопившаяся усталость сработали катализатором, заставив меня забыть обо всем и отдаться во власть женских инстинктов.

— Элоиза! Хвала Эльге не ушла далеко… — ушастый подошел ко мне, сел на корточки и по-отечески обнял. — Эй, ты чего расстроилась? Из-за моих слов, да? Забудь, дураки же на умные вещи внимания не обращают!

Нет, я его с потрохами съем, а если не влезет, то хотя бы понадкусаю, чтобы неповадно было над маленькими и умом скорбными издеваться. Я подняла от земли голову и посмотрела на скалящегося самодовольной улыбкой земо.

— Вообще-то, данная поговорка звучит по-другому: умные люди на дураков внимания не обращают. Вот и я не буду! Кыш отсюда, мерзавец полосатый. Я, может быть, единственный шанс расслабиться и скопом все горести выплакать раз в месяц получаю, а ты его отобрать хочешь. Фиг тебе: плакала, плачу и плакать буду! — я сбросила назойливую руку оборотня, которая успела с плеча переползти на талию.

— Да я не возражаю… — Аайю скосил на меня глаза, хмыкнул в кулак и перебрался на крыльцо. — Реви сколько влезет, а посмотрю. Покараулю, чтобы никто не мешал. Прошу, леди, приступайте! — блондин подпер кулаком подбородок и приготовился слушать.

Я сосредоточилась и… ничего не получилось! Черт бы побрал этого оборотня!

— Я не могу, когда ты на меня смотришь! Я стесняюсь! — топнув ногой, я сложила на груди руки и отвернулась от блондина.

По правде говоря, желание плакать пропало. Зато появилось навещать ушастого на регулярном основе. В смысле раз в год. Точнее, его могилку. Сорняки выполоть, цветочки посадить, оградку от пыли протереть…

Не понимаю, почему многие кладбища боятся? Я их люблю. Ночь, полная луна, ветер между крестами завывает, запашок характерный от пластиковых венков, припозднившиеся прохожие, рискнувшие здоровьем путь до дома срезать… Идиллическая картина!

Я с детства мечтала сторожем на кладбище стать и в юности активно к этой стезе готовилась. Сидишь, бывало, в полночь на могильном холмике в компании таких же мечтателей, человека поджидаешь. На плечах черный плащ, глаза красными линзами горят, во рту запасная дедушкина челюсть, к голове мамина икебана прикручена, а к пальцам карандаши скотчем примотаны. И когда прохожий к засаде подойдет, то орешь дурным голосом: подайте нищему упырю печеночки на пропитание!

От нас ни одна жертва на своих двоих не уходила. На скорой помощи обычно увозили, кое-кто до ближайших свободных апартаментов сам доползал, некоторые, не сходя с места, пытались к старожилам подселиться…

— Элоиза, ты о чем задумалась? — встревожился Аайю.

Мечтательная улыбка сползла с моего лица. Скорчив обиженную мину, я развернулась к земо и сказала:

— Красную мантию палача примериваю!

— О, я вижу уловка сработала, — мужчина послал мне неожиданно нежную улыбку. — Ты уже успокоилась. Пойдем в дом, спать пора…

Оборотень оборвал себя на полуслове. Развернул уши в сторону деревенских ворот и застыл, прислушиваясь. Фигура утратила вальяжность, поза стала напряженной. Земо подошел к калитке, высунулся наружу, посмотрел налево и вернулся ко мне.

— Элоиза, быстро за братом. Нам пора сматываться! Сюда гвардейцы Айриса пожаловали. Обучил доносчиков на свою голову! — ушастый саданул кулаком по перилам крыльца.

— Даже упрашивать меня вернуться к своему шефу не будешь? — бросила я через плечо, обернувшись в дверях.

— Не в этот раз. У меня было время подумать, Элоиза, принять решение. Пожалуй, я за тебя поборюсь. Только не долго сопротивляйся, мышка моя. Интерес — вещь весьма быстро проходящая…

Времени на возражения не было. На выражение согласия с циничным заявлением Аайю тоже. Я ему позже извилины ватными палочками прочищу. Засорились видимо, раз он на меня охоту объявил. Заглянув в комнату, я позвала тактично подслушивающего ссору Профессора. Он сунул в карман пару пузырьков из запасов Ирвинги, посадил на плечо крысу и присоединился ко мне и земо на улице.

— Только не в баню! — я протянула парню руку.

— И не в воду! — добавил блондин.

Мальчишка фыркнул, сжал наши ладони и активировал заклинание.

Вокруг нас заискрилось синее поле.

Гвардейцы сорвали калитку с петель, но не успели считанные мгновения. Испустив троекратный победный вопль, мы исчезли из Долины и материализовались…

— Все, как заказывали: ни воды, ни бани! — Профессор был доволен перемещением.

— Угу… — отозвался угрюмым филином Аайю. — Не помню, чтобы я про решетки, замки и одиночные камеры в тюрьме упоминал!

Брат возмущенно засопел. Наверняка руки на груди скрестил, по-турецки сел и пытается взглядом дырку во лбу блондина просверлить. Я вздохнула, приподнялась на локтях, перевернулась на живот и… решила не вставать. А зачем? Немного зная характер власть держащих в Ином, я предполагала, что ни хитрость, ни подружка ее магия не помогут нам отсюда выбраться.

— Может хватит на меня смотреть? — не выдержал Аайю. — Мне в туалет надо, а я не могу, когда на меня смотрят! — справа послышалось шуршание. — Вот молодец! — похвалил брата Аайю. — И это… уши заткните, чтобы не подслушивать…

Я засмеялась. Мигом слетела с кровати, прислонилась к решетке и громко крикнула:

— Кажется дождь собирается, Профессор, ты часом зонтик не захватил?

— Думаешь, будет ливень, сестричка? — подключился к развлечению парень. — А по-моему дальше мелкой измороси дело не пойдет! Кстати, зонтика нет, но могу дождевичок одолжить! — хихикнул братишка.

— Вы успокоитесь или нет?! — рявкнул блондин, подошел к решетке и погрозил мне и Профессору кулаком. — Шутники. Я посмотрю на тебя Элоиза, когда тебе дыра в полу понадобится… — ласковый голос ушастого обещал неземное блаженство.

Как выяснилось, для него одного. Осмотрев тюремную камеру два на три метра, я обнаружила отмеченное белым крестиком место в углу камеры. В центре перекрещивающихся линий зияла неопрятная дыра, над которой вились несколько мух. Ни за что! Я и близко к этому насесту не подойду!

40
{"b":"221772","o":1}