ЛитМир - Электронная Библиотека

— Братишка, вытащи нас отсюда! — я вцепилась в решетку и потрясла ее.

— Прости, Элка, не получится. Здесь защита от перемещений вовне стоит. Сюда можно, а отсюда нет, — произнес Профессор с сожалением в голосе.

— А скажи мне, милый друг, как мы здесь очутились? Если мне не изменяет память, то мы должны были отправиться к арчайлдам. Мы достигли конечной цели нашего путешествия? — что-то большое, плохо пахнущее подсказывает мне…

— Нет… Но половину пути преодолели! — с энтузиазмом заявил брат.

В камере напротив клетки Профессора зааплодировали. Я скрипнула зубами, отпустила решетку и, заложив руки за спину, принялась ходить кругами, избегая отмеченного крестом уголка, напоминающего мне вертолетную площадку. Угу, для боевых жужащих бомбардировщиков! Интересно, крестик нарисован, чтобы в темноте не промахнуться?

Так о чем я? О путешествии. Судя по отсутствию звуков, остальные камеры пустовали. И довольно давно, раз из местной канализации не слишком сильно пахнет. Выходит, завтрака мы утром не дождемся, а через недельку уже и самого утра нам не видать. Необходимо любым способом привлечь внимание охранников с других уровней. Но как? Мне через решетку не протиснуться! Сквозь прутья только совсем маленькое животное пролезет, да где же его взять-то?

Устав бесцельно снашивать свою единственную пару обуви, я села на кровать и прислушалась к разговору Профессора и Аайю. Удочки, блесна, катушки, сети, рыбы, уха… Так они о рыбалке спорят? Нашли время!

И кое-то был со мной согласен…

— Заткнитесь!!! — раздался рокочущий бас из глубины коридора. — И без вас жрать охота так, что все кишки к позвоночнику прилипли, а вы нас байками попусту травите! — голос добавил пару непечатных выражений, закряхтел и затих.

Хорошая новость: я ошиблась! Нас таки покормят утром. Плохая новость: похоже, это будет то, чем ворота запирают. Я осознала тот факт, что стражники вряд ли неучтенным заключенным обрадуются. Если их мозги сразу не расплавятся при попытке понять, каким образом одно существо еще на три разделилось, то они точно не будут утруждать их поисками объяснений для своего начальства. Излишки после утренней инвентаризации ножом по горлу, в мешок и в воду… Они счастливы, начальство в неведении, а мы прямиком к Эльге за ответами на вопросы.

Кстати о вопросах: куда нас занесло?

Увы, ответить на него мои друзья не смогли. Профессор неразборчиво хмыкнул. Аайю признался в испытываемом чувстве де-жа-вю. Когда-то он уже видел эти стены, но память на стук в дверь не отзывалась, надежно скрыв за собой обстоятельства встречи с данными милыми уютными камерами.

— Вы в гостях у Карсимуса! — проревел наш товарищ по несчастью. — Довольны? А теперь замолчите наконец и дайте поспать!

Мы втроем его поблагодарили. Хором. Громко. Чтобы наверняка услышал и не счел нас невоспитанными людьми и эльгаши.

Значит, мы пользуемся гостеприимством старого знакомого. Уже не плохо, но и не слишком хорошо. Над моей прелестной головой нависла угроза насильственного возвращения в подвал к Айрису. И оттуда я уже не выйду. Разве что в белом платье с фатой под конвоем из десятка гвардейцев, а через девять месяцев у меня ушастые детишки родятся. Будем вместе с первой женой пеленки менять да молочные кашки готовить и на пару мужу носки в тазике стирать…

Мда, придется мне найти для разговора с кешиаром веские доводы не отправлять меня шефу обратно в подарочной упаковке с сопроводительной открыткой…

Глава 10

Скрип, тюк, скрип, тюк. Запах… кошачьих консервов. За годы совместного проживания с кошками я хорошо выучила запах их еды. Гадость редкостная, но они с таким удовольствием корм уплетали, что однажды я не удержалась и попробовала. Три дня не знала чем эту дрянь заесть!

Я открыла глаза, потянулась, провела языком по зубам и с сожалением отогнала мысли о пасте и зубной щетке. Сегодня буду молчать. И дышать через раз. Господи, я чувствую, как у меня во рту бактерии вандализмом занимаются — зубы кариесом, словно граффити, расписывают. Чертово средневековье! Никогда не думала, что скажу это, но… я мечтаю очутиться в стоматологическом кресле. Я даже на удаление нерва без наркоза согласна!

Я подошла к решетке, скосила глаза и увидела скрипящее и тюкающее существо. Скрипели выписывающие восьмерки практически квадратные колеса тележки, на которой стояла дымящаяся кастрюля. Тюкала деревянная нога существа, толкающего перед собой тележку.

А вот и, кхм, стража пожаловала…

Когда тележка поравнялась со мной, я поддалась на провокацию желудка и протянула руку с целью заполучить порцию варева. Вряд ли оно мне придется по вкусу, но стоит рискнуть. В крайнем случае, аппетит отобьет.

Существо заметило мою руку, достало с нижней полки тележки единственную миску, положило два половника чего-то и впрямь похожего на разогретый в микроволновке "Китекет: мясной обед" и сунуло мне. Я поднесла угощение к носу, принюхалась, обмакнула в супчик палец, затем облизнула его… Прошедшая по телу судорога едва не вывернула меня на изнанку. Есть это было категорически невозможно. Боюсь, даже крысы отказались бы от подобного угощения.

— Простите, — окликнула я существо, рассматривающего меня с дебильным выражением лица, — а свежих французских круассанов и колумбийского кофе не найдется?

Существо издало странный звук, призванный означать удивление или же отрицание, кто ж местных одомашненных инопланетян разберет, вытерло руки о кусок использованной тряпки, болтающейся на поясе вместо накрахмаленного передника, и приникло к решетке. Несколько секунд буравило меня маленькими глубоко посаженными глазками. После причмокнуло скрытыми в дремучих зарослях растительности на роже губами и потянулось к связке ключей.

Я насторожилась и отошла подальше. Не нравятся мне его поползновения…

— Ы-ы-ы-ы… — восторженно всхлипнуло существо, входя в камеру.

— У-у-у-у… — у меня получилось менее эмоционально и более нерешительно.

— М-м-м! — некто выразительно облизнулся.

— Э-э-э-э?! — мне кажется или меня насиловать собрались в добровольно-принудительном порядке?!

Дотянувшись рукой до тележки, существо придвинуло ее к двери, перегородив проход. Вытащило из кастрюли половник и направилось ко мне, похлопывая поварешкой по бедру костяной ноги. Мне не показалось. Это (!) действительно осмелилось претендовать на мою руку, ибо сердце ему и задаром не нужно. Ну, ничего. Раз оно слова не понимает, я ему на примитивном языке жестов покажу его место на эволюционной лестнице! Я подпрыгнула, вытянув руки вверх, сделала сальто вперед, растянулась в продольном шпагате и резко выбросила вперед крепко сжатые кулаки.

— Моя прэ-э-лэсть! — выдохнул скорчившийся, теперь это стало очевидно, мужик.

Я поднялась, подхватив выпавшую из руки стражника поварешку, размахнулась и саданула его по затылку. Жестокие времена вынуждают идти на крайние меры, а в общем и целом я не сторонница насильственного решения проблем.

— Спасибо за комплимент, — поблагодарила я бесчувственное тело, отцепила с пояса мужика ключи и, насвистывая под нос "Good by to romance" Оззи Осборна, отправилась освобождать из заточения своих друзей.

Кое-кого бы не мешало оставить на перевоспитание, но прижатые к голове уши, полный раскаяния взгляд и эротично прикушенная клыком нижняя губа заставили меня передумать. Освободив Аайю, я передала ему ключи, указала на камеру Профессора, а сама подкралась ко входной двери и выглянула в коридор. В поле зрения никого не было, но сверху доносились голоса и смех. Необходимо было посоветоваться.

Вернувшись к брату и оборотню, я обнаружила неприятное дополнение к нашей компании: парни выпустили на свободу настоящего заключенного. Набор грязных тряпок и длинных спутанных черных волос приветливо обменивался с ребятами приветствиями.

— Зачем?! — набросилась я на них с упреками. — А вдруг он убийца или грабитель?

— Неправда, он хороший! — возразил Профессор. Схватив заключенного за руку, братишка дал понять, что не отступится от своего решения.

41
{"b":"221772","o":1}