ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вздохнула.

— Ну, раз уж мы вместе тут лежим, и будем лежать еще долго… — я поморщилась от добавившейся на позвоночник нагрузки: кто-то еще с разбега нырнул в общую кучу. — То давайте знакомиться. Меня Элоиза зовут, — извернувшись, я протянула арчайлду ладонь.

— Ирис, — представился незнакомец. — Элоиза, — эхом повторил мужчина мое имя, не сводя с меня зачарованного взгляда. — Мы так долго тебя ждали…

Вот тебе раз! Откуда они знали, что я к ним в гости собираюсь? И разве пара недель — это долго? А может быть, у них, как в книгах, пророчество на мой счет есть?

И придет однажды в день прекрасный и веселый разрушительница всех времен и народов, и будут при ней четверо оборотней видом ужасных, а пятый так вообще не живой и не мертвый. И от вида их помутится рассудок у всех арчайлдов, и проснется тяга к разрушениям великим. Молотом и кувалдой пройдутся они по миру, оставляя за собой длинный след из сломанных ног, выбитых зубов и прищемленных хвостов…

Тьфу, по-моему, я брежу. Какая из меня разрушительница всех времен и народов? Какие четверо оборотней, видом ужасн… Допустим, это действительности соответствует. Ладно, попробуем пролить свет на исключительно темную историю.

— А откуда вы знали, что я к вам загляну? — полюбопытствовала я.

— Твой приход был предсказан.

Угу. Я не брежу. Это они. Все. Плавно тронулись умом в сторону экватора верхом на айсберге.

Я хмыкнула, размышляя, кто меня так подставил. Арчайлд умудрился пожать плечами. Он, даже пребывая в унизительном положении, выглядел величественно: равнодушная морда, снисходительная улыбка и царственная скука в подернутых мечтательной поволокой глазах. Красивый, но чересчур холодный. Не люблю мужчин такого типа. От них ни ласкового слова, ни заботы не дождешься. Смотрят на тебя, будто на вещь: доходы и расходы от владения в уме подсчитывают.

— А кем? — поинтересовалась я, вздрогнув от очередного прибавления к куче.

— Вилльей — матерью твоей.

Поздравляю, Элоиза, ты выиграла приз в игре "Суперинтуиция" — имя своей настоящей матери. А впридачу к этому еще и божественное происхождение! Весело? Как бы не так! Теперь спящие вопросы "почему", "за что" и "чем я заслужила", чтобы меня на пороге детского дома бросили продрали глаза, завнули и вцепились острыми зубами в душу. Найду нерадивую мамашу, обязательно спрошу… Точнее допрошу с пристрастием!

Мне не понравился сам арчайлд, но разговаривать с ним мне определенно понравилось. Ясные, четкие ответы. Ничего лишнего. Никакого косноязычия и недомолвок. Не удивлюсь, если они все на откровенности помешаны. На разрушениях-то точно, Вспомнить хотя мальчишку, предложившего деревце сломать. Тоже мне лесоруб малолетний!

— А что еще она предсказала? — в каком состоянии спрашивать не буду. И так понятно, что не шибко трезвая была.

— Что при тебе в Шеговых Пустошах наступит долгожданная весна…

Так я разрушительница или агроном? Ну, мамаша, ну спасибо. Так красиво сослала дочь на пожизненные садово-огородные работы! Я всю жизнь мечтала грядки, не разгибая спины, рыхлить и навозом огурцы удобрять. А ведь Пустоши еще перекопать надо. Руками! Задачу поставили, но инструментами и людьми обеспечить забыли. Где рота селекционеров? Где батальон потомственных колхозников и пара десятков комбайнов с полными баками топлива?

— И зацветут прекрасные цветы…

О да! Крапива. Она очень хорошо цветет. Особенно поздней весной. Особенно на кладбище, коим для меня станут проклятые Пустоши. При одной мысли о невозделанных гектарах земли от горизонта до горизонта сердце работать отказывается, а ноги паралич разбивает.

— Которые украсят твое свадебное платье…

Хоть не голой похоронят. Буду лежать красивая, девяностолетняя, в зеленом платье из крапивы, под землей на шелковой подушечке в обнимку с Айрисом-бревном. Самая подходящая для меня пара через семьдесят лет будет.

— А муж-то, муж кто будет? — вклинился в разговор приглушенный голос Аайю. Его уши торчали из переплетения тел и внимательно следили за развитием сюжета истории.

— Я тоже хотел бы знать! — проговорил с другой стороны Карсимус.

— А тебе, почему это вдруг стало интересно?! — уши возмущенно встопорщились. — У тебя одна жена есть и вторая на подходе!

И завязалась перепалка. Неужели блондин не понимает, что кешиар дразнится? Настроение оборотню с утра подняли, вот он теперь его другим повышает. Качественно и бесплатно. Единственное смущает — делает он это немного не вовремя. Куча все уплотняется и уплотняется. Скоро мы частью узора на полу станем.

— Не ссорьтесь, — мягко укорил спорщиков арчайлд, — не вижу смысла. Виллья не назвала мужем своей дочери ни одного из вас…

Так-так… И кого он планирует на роль моей второй половины? Себя что ли?

Парни притихли, переваривая информацию. Кот издал клокочущий звук и начал протискиваться вперед. Думать не надо, для чего он к нам лезет — планирует набить морду ни в чем не виноватому мужчине. Арчайлду маман три тарелки макарон на уши навешала, а он повторил по глупости, но чужое неведение не повод кулаками махать. Во-первых, в тесноте меня задеть можно. Во-вторых, я за этот осколок вечной мерзлоты и американской толерантности замуж выходить не собираюсь.

— А больше она ничего не сказала? — с угрозой в голосе осведомилась я. Мужчина отрицательно мотнул головой. — Чье имя она назвала?

Мужчина улыбнулся.

— Клянусь заботиться о тебе. Обещаю оберегать тебя…

Постойте, постойте! Какие клятвы? Почему клятвы? Если я не ошибаюсь, то они звучать должны в конце церемонии! А тут не то что конца, тут начала не было! Даже предложения не было! И еще… Кажется, пункт о моем согласии вычеркнули из сценария мероприятия!

Одновременно со словами арчайлда на моих запястьях начали формироваться ажурные браслеты. Тонкая вязь металла росла на глазах, постепенно охватывая все предплечье. Не спорю, красиво, но я не вижу замка на украшении. Мне теперь с ним всю жизнь что ли ходить?!

— Профессор…

Вместо крика получился жалкий писк. Остальные слова вовсе застряли в перехваченном спазмом горле. Почему все бездействуют? Меня надо спасать и спасать немедленно, ибо я магу ничего противопоставить не могу. Мой невероятный дар исполнять мечты в данном случае играет против меня, загоняя в супружескую кабалу с прытким арчайлдом. Судя по скорости, с которой наши отношения развиваются, через пять минут он к первой брачной ночи перейдет под аккомпанемент ругани оставшегося ни с чем Аайю.

— Профессор, сделай что-нибудь! — второй раз получилось увереннее. Удалось перекричать бормотание арчайлда. От клятв Ирис перешел к обязательствам. Моим, и их количество пугало.

— Что-нибудь? Запросто! — отозвался брат.

Вся куча-мала взмыла вверх. На середине комнаты подъем прекратился и мы зависли в пространстве и в недоумении. Явно развлекаясь, Профессор создал два десятка огромных разноцветных пузырей, влез в один из них и начал толкать арчайлдов. Призрачные бурно отреагировали на новый вид развлечения. Они быстро по трое-четверо набились пузыри и, прыгая внутри, заставили их летать от пола до потолка, а также сталкиваться между собой.

Опоздавшим к разбору пузырей повезло меньше. Оборотней и нерасторопных арчайлдов таранили, впечатывали с размаху в потолок, пробивали ими стены. Особым шиком считалось зажать несчастных между четырьмя пузырями.

Я во всеобщем веселье участвовать отказалась. Орудуя руками и ногами я "доплыла" до пола и прильнула к бревну, как к родному двуспальному дивану. Хорошо, что его земо по пути не бросили. Есть, где якорь бросить в ныне беспокойном воздушном пространстве и кому пожаловаться на горькую долю тоже есть. Крепко обнимая шефа, я взахлеб жаловалась ему на Ириса, Аайю, Карсимуса, Профессора и всех остальных, к кому у меня накопилась масса претензий.

Дойдя до Эльги, я осознала, что Карсимус был прав: мне нужно было выйти за Айриса. Слепой, молчаливый и неподвижный мужчина просто находка для девушек с моим характером!

56
{"b":"221772","o":1}