ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 19

Сопровождать нашу компанию в течение трех дней вызвался Лериталь. Кто бы сомневался… Главное, чтобы он на второй день пути не свалился. Столько дней без сна не каждый выдержит. У него, конечно, стимул есть: арчайлд и пожитки, и ребенка с собой прихватил, да потребности организма любые волевые решения отменят. Спать иногда тоже надо помимо любования звездами.

Таки он не свалился. Но на третий день засыпал на ходу. Его с одной стороны держал за руку Шионэ, с другой — поддерживал хмурый Иину. У черноволосого накануне серьезный разговор с Кару состоялся. Не нашли они общего языка, к сожалению.

Час назад я улучила момент и отвела второго принца в кустики и хорошенько промыла мозги. Хочешь — вперед. Не хочешь — нечего на кешиара ответственность за малодушие сваливать. В конце концов, Кару бразды правления складывать с себя не собирается. Ничего репутации правителя с железным молотом вместо рук и яичным желтком вместо мозгов не будет! Кот обещал подумать… Ну-ну… Поздно думать. Четыре года назад это несомненно полезное занятие практиковать надо было.

— Думаю, мы ушли на достаточное расстояние, — в середине третьего дня обрадовал нас Профессор. — Попробую нас переместить.

Радовались мы искренне. Особенно я. У меня второе дыхание открылось. Земо-то привычные к длительным походам и физическим нагрузкам. Мои передвижения по этажам и хождение по дорожке в фитнесс-клубе за таковые считаться не могут. Ножки тоненькие, даже на суп мяса не наберешь.

— Только не в баню! — попросила я, становясь в круг.

— И не в тюрьму, — внес свою лепту Аайю.

— Желательно по назначению. В остатки моего замка, — добавил Карсимус.

— Всех вместе и целиком! — не смог промолчать Кзекаль.

— Ну, некоторых можно и забыть, — красноречиво намекнул на арчайлдов кешиар.

— Да-да, — поддакнул Иину. — Чья-то задница давно переросла кресло в зале приемов. Среди нас умнее и худее есть!

— Не ссорьтесь, отвлекаете Профессора. Я не хочу на верхушке сорокаметрового дерева приземлиться. Эльгаши, если вы забыли, крылья отращивать не умеют, и земо такой способностью не обладают! — кот с крыльями — однозначно нонсенс.

— Раз, — начал отсчет брат. Я закрыла глаза. — Два, — помолилась известным мне богам. — Три! — задержала дыхание.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а!

Кричали не мы.

Кричали незнакомые женщины, прыснувшие в рассыпную с дивана при нашем появлении. Часть из них спряталась за спинку поистине шедевра мебельного искусства, еще пяток скрылись под огромной кроватью, с десяток застряли в дверном проеме, выставив на всеобщее обозрение округлые ягодицы всевозможных форм, цветов, размеров и разной степени хвостатости.

Девицы были одеты более чем свободно: короткие кружевные халатики, забавные пояса для чулок и не менее забавные чулки с ягодками, цветочками, пчелками. Их туфли украшали меховые шарики, бантики, перышки. Розовые, нежно-салатовые. Эм, мы на неделе высокой моды заглянули в раздевалку для манекенщиц?

— Добро пожаловать. Мы рады вас видеть, в таком количестве особенно, — с винтовой лестницы под скрип ступенек спускалась тетенька не первой молодости и явно пятой-шестой свежести.

— Девочки, — дама хлопнула в ладоши, — построились! — скомандовала… мать этого полуголого полка.

Прелестницы выстроились в ряд. Отставили ножку, спустили халатики с одного плечика и игриво взмахнули ресничками.

— А это что такое? — тетка заметила меня и руку Аайю, сжимающую мое плечо. — Стыдно, дорогуша, вы как постоянный клиент, обязаны знать — к нам со своим нельзя! У нас приличное заведение, а не забегаловка какая-нибудь! — оскорбилась дама.

Рука исчезла.

Девочки, чулочки, тетка… Это что… бордель?! Я посмотрела на блондина. Он испарился. Рядом со мной валялась одежда, а в сторону кровати мелкими перебежками направлялся белый кот с черными полосками на поджатом хвосте. Видать, догадался нахал пушистый за какую часть тела я его сейчас таскать буду! Если прячется, значит, виноват зараза. Точно наведывался сюда, когда ко мне клеился.

— Кис-кис, — позвала я, подползая к дивану. Оттуда на меня жалобно смотрели два больших зеленых глаза. — Вылезай, бить не буду! — всего лишь на беляши пущу.

Глаза мотнулись вправо-влево и опять настороженно застыли в темноте.

— Прелесть моя, карманчик от шубки, ушко от меховой шапочки, почему ты мне не веришь? Разве я могу сделать тебе больно? — есть много способов умертвить его безболезненно.

Я попыталась ухватить животное, но Аайю успел удрать на середину убежища и затаиться. На сей раз глаза прогулялись вверх и опустились вниз. Таки верит, что я из него мартовский половичок сделать собираюсь. Шкуру пожалел!

— Леди, что вы себе позволяете?! — надо мной нависла мадам борделя. — У нас приличное заведение. Все по обоюдному согласию, а вы уважаемого земо, Эльга знает, к чему принуждаете. Бесплатно!

— Вы хотите мне заплатить? — я мило улыбнулась и стрельнула глазками, зарядив их взглядом класса земля-воздух.

— Я?! — женщина в страхе отпрянула.

— Ну, не он же! Он за прошлые визиты сполна рассчитался, так ведь? — предположила я. — Когда в последний раз он ваше заведение посещал?

— Дня три назад. Он с моими девочками в кошки-мышки играл две ночи подряд. Уважаемый земо целый этаж для этой цели снял и с десяток мышек потребовал. Сказал, что в следующий раз возможность не скоро представится: через год или два, а что такое? — осведомилась женщина.

Так вот он откуда весь поцарапанный и в рваной рубашке в спальню к Карсимусу заявился. Ну, держись, мышка моя, лабораторная!

— Уже ничего! — рявкнула я. Заглянула под кровать. Глаза под кроватью из несчастных превратились в два бездонных колодца, наполненных ужасом. Год… Или два… Вот пусть он ко мне через год и обращается за прощением! Или через два! Прихватив с собой за шкирку Профессора, я растолкала девушек и выбежала за дверь. Оказавшись в коридоре, осмотрелась, повернулась вокруг своей оси и направилась наугад. Коридор, поворот, пищащий сбоку Профессор, приставший с просьбой захватить ему няню… Вот эту в синем комплекте белья или хотя бы вон ту в темно-зеленом. Они ему на ночь сказки читать будут…

Я пропустили его слова мимо ушей, вытащила брата на улицу и заозиралась в поисках гостиницы, трактира, на крайний случай указателя к оным. Их не было. Зато темноты и ошивающихся неподалеку подозрительных личностей было хоть отбавляй. От компании типов, здорово напоминающих московских гопников, отделился один и подошел ко мне. "Сейчас закурить спросит…" — обреченно подумала я и решила опередить события.

— Сигареты, деньги и прочие ценности на бочку быстро, и не серди меня, дружок, до тебя постарались! — осклабилась я в духе девушек из фильмов Квентина Тарантино.

— Н-нет, — пробормотал парень.

— Чего нет? — я нависла над ним, схватив за ворот рубашки.

— Б-бочки… — проблеял подросток.

— А-а-а, в руки давай, — милостиво разрешила я.

Ко мне перекочевали несколько монет, браслет, два ножа и сережка из левого уха жертвы. Мятый носовой платок, скомканный клочок бумаги и цветное стеклышко я вернула. Из-за моей спины вышел брат, погасил переливающиеся серебром шары на ладонях, хлопнул меня по плечу и предложил дать деру, пока парень от шока не отошел. Не знаю, как парень, а я быстро от него оправилась. Поняла, что натворила, нашла в предложении брата массу положительных сторон и приняла его — подобрав юбки рванула с места преступления. Профессор, с криком "помогите, убивают, грабят, насилуют" бросился за мной, старательно скрывая прорывающийся сквозь вопли смех. Ограбленный парень побежал за нами. Его друзья, вырванные возгласами брата из сонного оцепенения, прекратили тереть глаза и присоединились к марш-броску по ночным улицам незнакомого города.

Мы вылетели на площадь, притормозили, поздоровались с хорошо вооруженными людьми или земо, бочком пробрались мимо них, уверяя, что все в порядке, мы просто вышли на ночь воздухом подышать, обнаружили единомышленников и решили дышать в компании веселее и активнее, дабы домой вернуться и сразу в кровать лечь — спать без задних и передних ног, а то бессонница замучила. Да и ходят, кричат под окнами всякие…

70
{"b":"221772","o":1}