ЛитМир - Электронная Библиотека

Заплела распущенные волосы магички в тугую косу, свернула ее в пучок и надежно закрепила сахарной водой и яркими желтыми и красными лентами. Распущенные волосы идут Дорджине, но я прекрасно помню, что на свадьбах в Ином народ через костер любит прыгать. От подобной пожарной безопасности облысеть — раз плюнуть!

Золой подкрасила девушке брови, подвела глаза, слегка добавила румянца ее щекам соком спелой клубники. Покопалась в куче нижнего белья, выбрала приличные по меркам деревни панталоны, внесла с помощью ножниц в их фасон кардинальные изменения, выдала магичке и приступила к кромсанию корсета без косточек. Если интуиция меня не подводит, про пестики и тычинки брату никто не рассказывал, а значит, Дорджине придется потрудиться, дабы он томление не только души почувствовал…

Насколько на Земле все проще: штамп поставил и гуляй, Вася! Хочешь с друзьями в ресторане на стилизованной вечеринке, хочешь в квартире, скромненько, в кругу семьи, а не хочешь, так не говори никому об испорченной в паспорте странице. Деньги и нервы целее будут. Не придется искать под столами отцов, успокаивать внезапно поднявшееся давление матерей, разнимать братьев и бить морду лучшей подруге, отчего-то решившей на торжественном ужине сознаться в тайной симпатии к твоему нынешнему мужу и когда-то, конечно же до тебя, проведенной с ним ночи! В Ином же…

Для начала брачующиеся получают разрешение главы семьи, в его отсутствие старосты деревни или любого другого представителя власти, далее отправляются в Храм за благословлением Эльги или Вилльи, следом их провожают в новый путь всей деревней и в завершении им дается десять дней, чтобы проверить себя на прочность бытом. Если по истечении отведенного срока ни один от половинки не отказался — брак считается заключенным. И ни-ни хоть одну стадию пропустить!

— Дорджина, ты чего дергаешься? — я одернула белую юбку на виляющей попой девушке.

— Неудобно! — она скорчила рожицу. — Панталоны в кожу врезаются…

— Знаешь что, солнце мое, терпи. Красота требует жертв, а любовь — жертвоприношений! Уяснила? — надеюсь, она таки оценит трусики-танго по достоинству чуть позже, когда… ну, вы понимаете… и Профессору они понравятся.

Девушка кивнула.

Я осмотрела переделанный корсет, помогла магичке затянуть его, одела в белую полупрозрачную рубашку из барежа и надела на талию девушки белый широкий кожаный пояс с множеством шнурков. Вроде бы все. А, еще праздничный венок нужен! Я дала распоряжение девицам под окном принести цветов. Должны же и они помочь чем-то помимо траурных песнопений! Получив охапку цветущего разнотравья, мы совместными усилиями соорудили украшение на голову Дорджины и сигнализировали о готовности невесты. До начала праздника осталось примерно две с половиной грозы…

Мы встретились на середине деревни: колонна мужчин с Профессором в центре и малоорганизованная толпа женщин. Состоялся обмен ритуальными фразами вроде у вас купец, у нас товар. Купца ушлые тетки развели на чудеса: цветочный дождик, магический фейерверк, после чего вручили брату руку невесты и сопроводили к накрытым на улице столам. Профессор произнес короткую, но пылкую речь, поблагодарил всех собравшихся и разрешил приступить к застолью. А ведь все только этого и ждали… Какое же веселье без, гм, похмелья?

Когда народ принял на грудь первую дозу горячительного, к столу молодоженов потянулась вереница оборотней и людей с подарками: пестрый сонный теленок с колокольчиком на шее; потертое седло без коня, видимо, аксессуар к теленку; колесо от телеги; булыжник для фундамента дома, который ребятам необходимо будет построить; ведро без ручки и без днища; днище от ведра; набор инструментов на все случаи жизни включающий пилу, топор и огромный тесак; амбарный замок вместе с дверью от амбара; связку сушеных мышей; средство от выпадения волос, для улучшения потенции и от запора — три в одном флаконе! И это было еще не все, но я много пропустила, занятая игрой в догонялки с Аайю. Он поцелуй хотел, вот я его и заставила побегать.

На последней грозе дня крестьяне запалили костер. Дорджина и Профессор встали первыми в ручеек экстремалов. Брат под дружные одобрительные крики добавил магии в огонь, взметнувшийся выше крыш домов. Он и магичка разбежались и…

— Мама! — успела выкрикнута девушка, но не успела остановиться: она, две фигуры неожиданно возникшие перед костром и мой брат улетели прямо в горящую кучу дров…

— Туши! — раздался крик.

Благо магов вокруг было предостаточно. Струи воды залили костер. Все сгрудились вокруг темного дымящегося пятна на дороге и уставились на четырех, копошащихся в углях людей.

— Дочь моя… — долговязая женщина в основательно прожженном черном платье поднялась. — Почему ты вышла замуж на месяц раньше, не за того мужчину да еще в подобной обстановке? — прошипела она.

Ой-е, сейчас Дорджине влетит по первое число.

— Мама… — жалобно пропищала девушка, юркнув за спину Профессора.

— Ремня мне! — потребовала женщина. Ближайшие к ней мужчины потянулись к поясам. — То есть ремень мне, а ремня — ей! — исправила она двусмысленность.

— А может не надо ремня? — неуверенно переспросил Профессор.

— Надо, молодой человек, надо. Обоим, — отозвался низкорослый коренастый мужичок с измазанной гарью лысиной и протянул матери Дорджины тяжелый ремень с металлическими клепками и пряжкой в виде раскрывшей крылья птицы.

Первым отреагировал брат. Щелкнув пальцами, он создал вокруг себя и жены знакомый голубой купол. Вторыми пьяные и не очень гости праздника: они упали на землю, прикрываясь друг другом. Третьими незваные на свадьбу родители дочери, открыв шквальный огонь заклинаниями. Конец деревне… Мир праху ее жителей… Прибью Кару… Почему его? Уверена, что именно эта болтливая сорока родителям Дорджины о ее самоуправстве донесла! Эх, надоело все. Тишины хочу, покоя…

Дождя никто не ожидал. Внезапно обрушившиеся с неба упругие крупные водяные капли быстро разогнали всех по домам, сеновалам и баням. Деревенские хоть и злились на нас и магов, но прогнать не посмели. Плату за постой втридорога взяли и успокоились.

Нам с Аайю достался сеновал. Туда же заселились Айрис и Кару. По-моему сделали они это назло. Блондин намекнул, что соночеватели нам не требуются, а также комментаторы, сказители и просто завидующие чужому счастью личности. К сожалению, выселить оборотней с сеновала не удалось. Они развалились рядом, по обе стороны от нас, и начали преувеличенно громко рассуждать о превратностях судьбы, сегодня особенно падкой на различные выдумки. Часа в два ночи начинающие комедианты заткнулись, и мы смогли наконец-то заснуть.

Глава 23

Следующий день и еще семь мы провели в дороге. Свадьба-свадьбой, а великое переселение кешиар не отменял. Родители Дорджины тоже отбыли восвояси, пообещав еще вернуться и всем показать. Кого и кому осталось неясным. Я подозревала, что их скверный характер Профессору. Не стоило ему с боевой магии знакомство с тещей начинать.

Леса закончились. Те две деревеньки, что нас надолго запомнили, были первыми ласточками на проторенном торговом пути между Долиной Оранжевого Заката и Долиной Двух Рек. Больше на открытом воздухе мы не ночевали.

Оборотни и люди беспокоились, узнавая Карсимуса, подходили, спрашивали что, куда, зачем, получали ответы и успокаивались. А Кару развлекался, давая разным существам разную информацию, рождая тем самым слухи один нелепее другого.

Он добровольно отказался от власти, роздал добро неимущим и направляется в глухой лес на границе Пустошей, где молитвами планирует исцелить землю…

Надоело мудрому правителю жить среди роскоши и богатства, надоели ему ушастые со своими чудными заговорами, и решил он удалиться на берег моря, дабы в трудах простых, первобытных, познать истинную ценность жизни…

Разгадал великий кешиар тайну Пустошей, с корнем вырвал заразу из Иного и везет теперь, дабы уничтожить полностью в воде соленой под солнцем жарким…

81
{"b":"221772","o":1}