ЛитМир - Электронная Библиотека

Вся стая уселась внизу под перилами широкого балкона. Нежить по команде свернула костлявые хвосты, подняла вверх черепушки и посмотрела на стоящих наверху людей. Присматривается, выбирает.

— Невежливые флаурчики. Не трогать! — к нам присоединился Пупс.

Глава стаи повернулся к нему, коротко рыкнул и опустил голову. У-у-у, кажется у нас настоящий Темный Властелин появился. Доэкспериментировался Профессор. Не дай Эльга, он когда-нибудь догадается армию из мертвячков сколотить и свое государство организовать. Потомки нам этого никогда не простят. Мое имя, Профессора и Дорджины впишут в самые темные анналы истории. Нами станут пугать детей. Жаль, я всегда мечтала оставить в памяти людей сияющий след…

— Пупс, они тебя слушаются? — спросил Айрис.

— Да, потому что Пупс хороший! — он ударил себя в грудь.

— Отлично! — в голосе шефа нашлось место злой иронии. — Присмотри за своими родителями и тетей. Из холла их не выпускать! — приказал оборотень.

— Не выпускать, — повторила нежить. Вожак стаи скелетов, поднял голову с лап, встал, потянулся и подошел к нам. За ним подтянулись остальные, окружив нас плотным кольцом. Прекрасно! Просто великолепно! Нежить, которую мы выпустили, нас же и охраняет. Никакой благодарности…

Кстати, на праздник нас тоже не пустили — я до утра слушала, как народ во дворе гульбанил, но хотя бы еды принесли. И на том спасибо!

Глава 26

С утра и днем я все еще обижалась. На Аайю. Он вчера по порог замка напраздновался, на ушах в замок вползал, а мы всю ночь сбившись в кружок просидели. Приказ-то Айрис не отменил. Он только утром о нас вспомнил, когда вместе с блондином в замок вполз, нас увидел, удивился и милостиво разрешил нежити отпустить нас. Вожака стаи по черепушке потрепал, отчего тот свалился лапами кверху и огоньки в глазах потушил. Н-да, ласка она и трупу приятна.

Блондин проснулся к вечеру и развел бурную деятельность по сборам в дорогу. Слишком бурную, поэтому подозрительную. Проведя небольшое расследование, я выяснила, что ночью у Аайю с кешими финальная беседа состоялась. Ее суть сводилась к одной фразе: пусть меня он потерял, но замок сохранить сумеет. В конце концов постройка — памятник архитектуры, а если его каждые два месяца перестраивать, то что в итоге от оригинала останется? Вот шеф и попросил отвезти меня. Подальше. Да-да, еще к дереву привязать и на съедение волкам оставить полагается. Ладно, не буду мозолить глаза боссу. Погостили и хватит, а то сегодня он ноет — завтра опять нежные чувства ко мне сквозь асфальтовую броню закаленного на Земле характера проклюнутся.

Отправив кота собирать сумки, я решила отыскать Карсимуса. Поздно его одобрения спрашивать, но посвятит в детали плана стоит. Я себя виноватой чувствовать перестану, а то пообещала разузнать, как от Пустошей избавиться, но обещание, получается, не выполняю.

Кешиар спал в своей комнате в обнимку с женой и невестой. Интересно, когда я успела свадьбу правителя с сестрой Кзекаля пропустить? Ладно, не буду портить оборотню досрочный медовый месяц, рассказав об увиденном гвардейцу со всеми пикантными подробностями.

— Кару, — я ухватилась за кончик холодного уха правителя и потянула его к себе.

В ответ сонное причмокивание губами.

— Кару, — я чуть повысила голос.

Земо дернул ухом, перевернулся на живот и за миг закопался в одеяло. Истинно змей! Пододеяльный…

— Кару! — зайдя с другой стороны, я провела ногтем по подошве его стопы и ущипнула за подушечку большого пальца. Под одеялом наметилось шевеление. Оно вспучилось, заколыхалось и недовольно засопело.

— Чего орешь в такую рань? — рядом с ногой, которую я щипала, появилась голова правителя.

Я перевела взгляд с нее на стопу, потом обратно и решила не задавать глупых вопросов об анатомических особенностях некоторых земо. С другой стороны, нога может и не принадлежать этой конкретной голове. Но сколько же их там тогда, под одеялом? Взглянув на изголовье кровати, я насчитала по-прежнему трех особей. Четвертая барахталась в ногах, ожидая окончания моих математических упражнения. Чтобы довести дело до конца я заглянула под одеяло и сосчитала ноги. Их было одиннадцать. Из них три совершенно точно левых…

— Насмотрелась? — буркнул кешиар.

— Угу. Не делится, — шепотом поделилась я открытием, наклонившись к оборотню.

— Конечно не делится! — оборотень вскинул брови и постучал по своему лбу. — Складывать надо, поняла? — я с умным видом кивнула и представила себе существо с одиннадцатью ногами и четырьмя головами. Паззл не сложился. Хорошо здесь Профессора нет, а то бы он быстро подрядился наглядное пособие сделать. Пока я вспоминала программу первого класса средней школы, правитель сполз с кровати на пол, поднялся, поправил брюки огляделся в поисках рубашки, не нашел ее, зато увидел графин с водой, бросился к нему и залпом ополовинил.

— Пойдем поговорим, — земо вытер рукой подбородок. Зевнул и направился к выходу на балкон. — О, а какая гроза? — поинтересовался он, прищурившись от света.

— Четвертая, — ответила я, устаиваясь в плетеном кресле. — Вечерняя, — добавила, увидев, как оборотень морщит лоб.

— То-то я думаю светло слишком. Хорошо повеселились, — ухмыльнулся Кару. — Чего хотела? — мужчина оперся на перила и запрокинул голову, подставив лицо солнечным лучам и теплому ветерку.

Я рассказала про Пустоши, передала содержание разговора с лонморком и озвучила наше с Аайю решение довести дело до логического конца, а именно выяснить причины возникновения аномальной зоны.

Я закончила. Карсимус молчал и не шевелился. На его лице застыло мечтательное выражение. Прошло минут десять прежде, чем земо открыл глаза и посмотрел на меня. Уголки губ дрогнули, обозначая благодарную улыбку, глаза оборотня сверкнули предвкушением.

— Знаешь, — медленно, словно смакуя каждую букву, промолвил мужчина, — я полностью доверяю тебе. Ты уже столько моих желаний исполнила, что еще одно не станет для тебя обузой. — Я исполнила? И когда только успела… — Благодаря тебе я понял, что в жизни есть не только работа. Иногда можно позволить себе отдохнуть. Это не плохо. Совсем не плохо, Эльга благослови! И деньги не главное. Разбитое можно склеить. Разрушенное — построить заново. Это вещи… А цена любой вещи всегда ниже взаимоотношений: дружбы, любви, общения… Надо заставлять себя меняться, двигаться, совершать неожиданные поступки, и тогда появится возможность совершить удивительные открытия, по новому взглянуть на мир и самому измениться. Спасибо тебе, Элоиза, — оборотень неожиданно подошел ко мне, крепко обнял и поцеловал в висок. — И если тебе когда-нибудь захочется стереть мой замок с лица Иного… Он всегда к твоим услугам, а я тебе с удовольствием помогу!

Ну и зараза же Карсимус! Приноровился на деловых встречах с кешими Долин речи толкать, теперь на мне мастерство проверяет. Голову на бок склонил, глазом левым косит и ждет, какова моя реакция будет — услышала ли я между строк завуалированное послание или проглотила наживку и теперь надолго забуду дорогу к нему домой. Размечтался, чешуехвостый!

Замок он мне поможет разрушить. Ага, прямо сейчас начала катапульты строить и порохом запасаться. Решил от противного пойти? Мол, что и так можно и даже настоятельно рекомендовано, никто делать не будет? Как же, как же…

— Заметано! — я пожала Кару руку. — Как отстроишь заново, так сразу в гости зови. Чего ради дружбы не сделаешь!

Улыбка кешиара поблекла. Он тяжело вздохнул, почесал всклокоченную макушку, пожевал нижнюю губу и вдруг рассмеялся. По доброму. Легко. Будто и не пытался мной только что манипулировать. Настоящий правитель без стыда и угрызений совести.

— А ты изменилась, — кивнул он каким-то своим мыслям. — Что ж, я рад, — теперь он говорил искренне. — Видимо, придется и мне. Начну подыскивать новое местожительства, — он развел руками. — Все. Кыш отсюда. Дай помыться и разобрать свалку на кровати.

Кешиар помог мне подняться и подтолкнул к выходу. Я подмигнула ему и выскользнула за дверь, бесшумно закрыв ее. Вприпрыжку помчалась по коридору, улыбаясь и думая о закате на берегу моря.

88
{"b":"221772","o":1}