ЛитМир - Электронная Библиотека

— Элоиза, ты от Кару? Он у себя? — мне повстречался Кзекаль.

— Ага, пытается разобраться, с кем он провел прошлую ночь. Жену и невесту опознал, а с остальными пока проблемы. Там или половина кого-то или кто-то в полуторном экземпляре.

Гвардеец сорвался с места. Чего это он? Ой, кажется догадалась! Жаль, не получиться посмотреть, как Карсимуса в Храм за шиворот поволокут, а так хочется, несмотря на достигнутое пять минут назад взаимопонимание. Ручкой ему помахать, пару советов дать, напутствие над могил… в Храме произнести, погорева… поздравить с очередным жизненным этапом.

Я спустилась в холл по второстепенной лестнице. Выяснила у слуг, где Профессор с семьей и свитой. Меня отправили на тренировочную площадку в правой части сада. Я отпустила слугу, с опаской взирающего на меня, и поскакала в указанном направлении.

На площадке братишка вместе с магичкой и Пупсом тренировали нежить. Скелеты учились приносить палку, искать потерянные вещи по запаху, по команде сидеть, рычать и подавать лапу. Особой популярностью пользовался трюк с тапочками, вызывающий у прятавшихся по кустам зрителей восхищенные возгласы. Пока нежить вместе с обветшалым тапочком чью-то обгрызенную ногу не принесла и Дорджине не вручила, радостно виляя хвостом! Многовато в саду у Айриса неучтенных трупов закопано… Надо бы понять, почему на отдельно взятом пятачке такая высокая смертность была лет сто назад, но после разгадки тайны Пустошей.

— Профессор, — я под шумок утянула брата в сторону. — Ты мне нужен. Срочно отправь меня и Аайю на берег моря.

— Вы же на лошадях хотели по Долинам прокатиться, передумали? — поинтересовался братишка.

— Да. Но коту знать об этом необязательно. Договорились? — он кивнул. — Замечательно. Идем быстрее, — я нервно оглянулась на торчащие из-за деревьев башни замка.

Профессор шепнул пару слов Дорджине, велел Пупсу продолжать отрабатывать команду "тапочки" и пошел за мной искать блондина. Я надеялась найти его в нашей комнате, но ошиблась. Его там не было. Я подхватила с кровати два собранных заплечных мешка, велела брату выглянуть в коридор и проверить, нет ли там случайно засады. Профессор сигнализировал, что все чисто, только Кзекаль куда-то понес брыкающуюся сестру, но они уже скрылись за поворотом, как и Кару, осыпающий проклятиями некую блондинистую Вилльину дочь и вслух размышляющий о ее похоронах под обломками его замка.

Мы выскочили из комнаты, специально дошли до противоположного крыла замка, спустились по другой лестнице и пробрались на кухню. Интуиция не подвела — блондин за обе щеки уплетал наваристый бульон с краюшкой свежеиспеченой булки и болтал с поварятами. Детишки с открытым ртом и детским восторгом в глазах слушали вольный пересказ событий в землях арчайлдов. Один поваренок почти до дыр протер крышку от кастрюли, второй чистил морковку, от которой осталась треть от первоначального размера, третий прихлебывал из пустой кружки.

— … И мы…

Я подошла со спины и закрыла руками глаза блондину.

— Угадай кто? — подмигнула ребятишкам, чтобы не выдали меня, и кивнула Профессору. Он открыл за моей спиной портал.

— Элоиза, — он коснулся ладонями моих рук и легонько погладил их.

— Ну, это легкий вопрос. Теперь угадай где? — спросив, я упала на спину, потянув за собой Аайю…

Нас выкинуло в воздухе в пяти метрах над землей. Правда, назвать землей статую, на чьи вытянутые руки мы рухнули, сложно. Не успели выдохнуть, как по рукам статуи зазмеились трещины. Мы синхронно ойкнули и таки долетели до песка, кромки воды и трех десятков лонморков, собравшихся на берегу моря.

Не знаю, чем они занимались до нашего появления, но после переключились на созерцание наших персон: смущенного Аайю, не знающего, куда спрятать булку и пытающегося ногой прикопать отломанную руку, и меня, на вторую руку статуи опирающуюся.

— Здравствуйте! — я решила сломать лед недоверия. — Мы пришли с миром! — тридцать недоверчивых взглядов скрестились на мне. — Вы что, сомневаетесь?! — нахохлилась я. — Сейгром докажу…

— Не надо! — вырвалось у ближайшего ко мне лонморка. — Мы верим, верим, только успокойтесь, пожалуйста. И не двигайтесь. Да оставьте вы руки в покое! — не выдержал шуршания песка подводный житель.

Кстати, а кого мы конечностей лишили? Я обернулась. Надо мной возвышалась статуя девушки, отдаленно похожей на меня. Распущенные волосы прикрывали грудь, бедра и ноги скрывали складки простыни. Изящный поворот головы, скромно потупленный взор… Где-то я уже это видела. И именно без рук… Что-то классическое вспоминается… Да, на чем я остановилась? Кажется, на мире.

— Могу я поговорить с вашим главным? — я почесала кончик носа.

— А зачем? — осторожно спросил переговорщик.

— Мне у него кое-что спросить надо, — я улыбнулась.

— А если он не ответит? Например, не захочет или не знает, — продолжил мысль лонморк.

— Будем пытать! — я пожала плечами.

Лонморки побледнели. Если выразиться точнее — поголубели и цветом сравнялись с небом. Задние ряды отступили дальше в океан и опустились в воду по нос. Передние старались держать лицо и не трусить, но их выдавали глаза. В их черных зеркалах души отражалось желание сбежать. Подводных жителей удерживал только повелительный жест сородича, с которым я вела беседу.

— Я пошутила, — уточнила я. — Насчет пыток, а не разговора. У меня пропуск был, но я его потеряла, но я не вру! Мне его Юн-Юн дал.

По рядам лонморков прошелестел дружный вздох. Некоторые неуверенно улыбнулись.

— Элоиза? — сменил тон с подозрительного на приветливый подводный житель. Я кивнула. — Надо было сразу представиться. Мы тебя давно ждем…

— Правда? — смутилась я. — А почему тогда испугались? — мне же не почудился страх в их глазах.

— Иной слухами полнится, — понизил голос до свистящего шепота лонморк. — Говорят, что объявилась девушка, которая к чему не прикоснется, то в пыль обращается. Появляется она неожиданно, дела свои черные делает и уходит, а существа потом седеют, а то и вовсе пропадают… Но, — подводный житель повеселел. — Это же не про тебя?

— Нет, ну что вы… — уверенно ответила я, выпятив нижнюю губу. — Точно не я.

Аайю хмыкнул. Я ткнула его локтем под ребра и наступила на ногу. Засмеется — вообще прибью и здесь же закопаю. Благо песок мягкий рассыпчатый яму голыми руками смогу вырыть. Горевать после буду, но это потом. В данный момент времени важнее с лонморков информацию стрясти.

— Так что насчет разговора с вашим главным? — потормошила я подводника.

— А вы с ним и разговариваете, — слегка поклонился синекожий. — Позвольте представиться — Тьини-Мини, — он поклонился еще раз. — И пригласить вас в наш город.

По взмаху его руки от толпы отделились двое лонморков. Один направился ко мне, второй к Аайю. Вежливо улыбнувшись, нас попросили по грудь зайти в воду. Я-то знала, что за приглашением последует, а вот блондин совершенно не был готов к прикосновению губ подводника к своему рту.

Я краем глаза наблюдала за сценой. Брови оборотня взлетели к кромке волос. Следом глаза приобрели идеально круглую форму и в два раза увеличились в размерах. Далее ноздри земо дрогнули и встопорщились, практически вывернувшись наизнанку. Уши собрались на затылке и развернулись назад, а волосы приподнялись сантиметра на четыре, сделав голову кота похожей на одуванчик. И в заключении, несчастный лонморк, посягнувший на святое, взвился в воздух от удара в живот, пролетел метра три и рухнул в океан…

— Како… — воздух в легких земо кончился. Он попытался вдохнуть, но организм уже перестроился и заблокировал привычный процесс потребления кислорода. Оборотень начал задыхаться. Он схватился за горло, крякнул, запаниковал… Хлопок, серебристое сияние, и в воду упал белый комок шерсти с черными полосочками на хвосте.

Обеспокоенная, я погрузилась в воду. Думала, утонет животинка, но нет! В поднятой водно-песочной взвеси, разевая рот в диком беззвучном мяве и с совершенно безумным видом, перебирал перепончатыми лапами кот, безуспешно пытаясь выбраться из враждебной стихии. Как бы он умом не повредился… Подплыв к коту, я сграбастала его и попыталась приласкать. Кот зашипел, выпустив стайку мелких пузырей, и вырвался, до крови оцарапав мне руки: лапы хоть и стали перепончатыми — от когтей не избавились. Ах так?! Приступаем к нейтрализации приступа кошачьего бешенства. Я поймала его лапы: левой рукой зажала передние, правой задние, выгнула тельце дугой и повесила его на шею, словно меховую горжетку. Попался, который кусался! И не надо меня Гринписом пугать. Без них разберусь, как своих кошек дрессировать. Аайю пару раз дернулся и затих, обдав меня ворохом пузырьков. Ничего скоро привыкнет.

89
{"b":"221772","o":1}