ЛитМир - Электронная Библиотека

Эвелин невольно подкупил его шутливый тон.

— А вот я единственный ребенок в семье. В детстве я всегда мечтала иметь братика или сестренку, — в голосе ее зазвучала невольная грусть.

Том поставил ногу на стул, развернув его к себе. Эвелин была так увлечена разговором, что даже не обратила внимания на это, а следовало бы, ведь теперь она оказалась заперта на своем краешке стола.

— Когда отец женился на Мэри, мне было уже шестнадцать лет, так что я не рос вместе с малышами. Зато я был уже настолько большим, что мог чему-то учить их, заботиться о них. Ты не представляешь, какая это была радость — я приезжал домой на каникулы, и тут же ко мне с визгом бросались маленькие бесенята и карабкались на меня, как на дерево. И теперь, когда я приезжаю домой, отец с Мэри обязательно берут себе выходной и оставляют детей на меня. Конечно, ребята уже совсем большие, но мы все равно очень любим побыть вместе…

Эвелин попыталась представить этого грозного великана отдыхающим дома, в окружении детей. Даже сейчас выражение его лица смягчилось и потеплело, стоило ему лишь вспомнить о доме. Когда на секунду приоткрылась его душа, Эвелин поняла, какой барьер возвел этот человек между собой и людьми. Лишь в кругу семьи суровый полковник, видимо, ослаблял железный контроль над собой и снимал маску холодной надменности.

Неожиданно Эвелин почувствовала себя одинокой и несчастной, ведь она не являлась частью теплого домашнего мира этого человека. Ей так захотелось, чтобы между ними растаял этот ледяной барьер, чтобы Том подпустил се совсем близко к себе. А в глубине души, там, где жила недавно родившаяся, но удивительно быстро вступающая в свои права женственность, там было и другое желание, наполняющее сердце сладкой болью и страхом, — чтобы Уиклоу потерял свой пугающий самоконтроль и перешел границу…

Господи, что же это она сидит и молчит, как дура? Том продолжал молча разглядывать ее, приподняв одну бровь, как будто ждал ответа. Эвелин покраснела, она совершенно не знала, что сказать. Том встал и шагнул к ней, оказавшись так близко, что его ноги коснулись ее ног.

— О чем ты думаешь, малышка?

— О тебе, — не задумываясь, ответила она.

Почему он подошел так близко? Сердце ее снова заколотилось. Да что же такое притягательное таится в этом человеке, если при его приближении мозг ее полностью отключается, а тело дрожит от возбуждения?

— И что ты думаешь обо мне?

Любая женщина в этой ситуации нашла бы достаточно многозначительный ответ на такой вопрос. Но ведь Эвелин никто никогда не учил скрывать свои чувства.

— Я ничего не знаю о мужчинах. Я не знаю, как вести себя с ними, как обратить на себя внимание.

Он усмехнулся.

— Все это тебе неплохо удается.

Что он имеет в виду? Ведь она вела себя с ним как обычно, с враждебной холодностью и насмешкой, которые неизменно отпугивали мужчин. Однако на этот раз все оказалось сложнее… Господи, да ведь у нее дрожат руки! Вот это уже по-настоящему испугало Эвелин, никогда раньше она даже не подозревала, что может оказаться не способной контролировать свои чувства.

— Вот как? Понимаешь, никогда раньше мне не хотелось привлекать к себе внимание… В каком-то смысле я много потеряла. Так вот, я прекрасно помню, зачем ты предложил мне разыгрывать этот спектакль, но… но если мне захочется сделать наши отношения более реальными, что ты на это скажешь?

— Это зависит от того, что ты понимаешь под «более реальными» отношениями, — Том не мог скрыть удивления.

И снова она не знала, что ответить.

— Ну… ну откуда же я знаю! Я знаю только одно: мне бы хотелось понравиться тебе… но я не знаю, как это сделать! Ну ты же понимаешь, нельзя впервые дать мальчишке футбольный мяч и сказать: «Держи, малыш! Иди, играй в футбол».

Том был поражен, глаза его победно блеснули, но голос остался невозмутим и спокоен.

— Возможно, ты права.

— И что же? — Эвелин беспомощно развела руками. — Каковы правила игры? Если, конечно, ты не отказываешься играть.

— Нет, отчего же? Почему бы немного не развлечься?

Эвелин растерянно подняла глаза. Почему он так говорит? Почему не отвечает прямо? Он что, смеется над ней?..

Не говоря ни слова, Том положил руки на ее бедра и поудобнее усадил Эвелин на столе. Она испуганно схватила его за плечи, впившись ногтями в могучие бицепсы. Никто никогда не касался ее бедер… за исключением одного не в меру энергичного кретина, посмевшего ущипнуть ее за ягодицу. Впрочем, она тогда здорово врезала ему, бедняга не успел опомниться, как оказался сидящим верхом на корзине для бумаг!.. Но сейчас под ее пальцами стальная броня мускулов — пожалуй, Тома не удастся так легко отпихнуть.

Он пододвинулся ближе, прижался к ее ногам — и раздвинул их. В ужасе Эвелин опустила глаза. Она слегка откинулась назад, но прежде чем успела сказать хоть слово, губы Уиклоу легко и нежно коснулись ее губ… Этот контраст между мягким невинным поцелуем и отнюдь не невинным положением, в котором она оказалась, совершенно сбил ее с толку.

Томас коснулся ладонью ее щеки, кончики его пальцев стали нежно ласкать ее шею, легко касаясь мягкой бархатистой кожи. Другой рукой он обнял ее за талию и крепко прижал к своим бедрам. Сердце Эвелин яростно забилось, она задохнулась и почувствовала, что не может сидеть прямо. Ей казалось, что вся она стала мягкой, как воск. Она почувствовала, как что-то твердое уперлось в мягкую поверхность ее бедер, и томительное желание разлилось по ее телу.

Том поцеловал ее еще раз, сейчас Эвелин ощутила настойчивый приказ в его поцелуе и беспомощно раскрыла губы. Язык его проник сквозь зубы и заскользил в том же быстром горячем ритме, в котором двигались его бедра. Эвелин почувствовала, как жесткий бугор под брюками, которым он прижимался к ней, становится все тверже…

Водоворот чувств захватил ее. Горячий язык Тома ласкал ее язык, он требовал ответной ласки… Вкус поцелуя был горячим и пьянящим. Эвелин застонала от сладкой боли в груди, но теперь она уже знала, что единственный способ утешить эту боль — еще теснее прижаться к широкой мускулистой груди Тома.

Томление ее тела становилось почти невыносимым, выход был только в том, чтобы вырваться из объятий этого мужчины, а как раз этого она никак не могла сделать, даже если бы захотела.

Она не могла, но Уиклоу смог.

Придя в себя, Эвелин поняла, что свободна. Том отпустил ее… Эвелин окинула его негодующим взглядом — черт бы побрал его выдержку! Неужели он не почувствовал хоть сотой доли того огня, который сжигает ее? Да, он возбужден, в этом у нет сомнений, но это ни на йоту не ослабило его самоконтроля… А вот она, кажется, готова совершенно потерять голову.

— Правила просты, — как ни в чем ни бывало продолжал Уиклоу. — Мы будем учиться вместе, чтобы выяснить, что тебе нравится. Мы будем двигаться медленно, шаг за шагом. Короче говоря, в семь я зайду за тобой.

Он поцеловал ее в щеку и вышел так же быстро и бесшумно, как и появился. Эвелин попыталась сесть прямо. Нужно было как-то справиться с сердцем и дыханием, успокоить сосущую боль в растревоженном теле.

Итак, она здорово попалась. Она сама начала игру, которую не в состоянии контролировать, более того, даже не сможет прекратить ее, если очень захочет. Она вообще теперь очень сомневалась в том, что способна отвечать за свои действия.

Значит, Томасу Уиклоу недостаточно роли ее покровителя. С самого начала он решил поразвлечься с ней по полной сексуальной программе. И хотя она сама хотела этого, она шла на это с открытыми глазами, прекрасно понимая, что для Уиклоу это просто рядовое приключение, одно из многих… А ведь для нее все это гораздо серьезнее… Она ведь почти влюблена в него…

5

В этот день испытания прошли успешно, и слава богу, потому что Эвелин была совершенно сбита с толку происшедшим. Даже Брюс был сегодня обескуражен — в ответ на его очередное колкое замечание Эвелин лишь рассеянно улыбнулась.

13
{"b":"221774","o":1}