ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Рыжий дьявол
Ирландское сердце
Брачный контракт на смерть
Пустошь. Возвращение
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
Иллюзия греха
Космическая красотка. Принцесса на замену
Белый квадрат (сборник)

Быстрый рывок — и ее руки наконец-то стали свободными. Прежде чем она успела облегченно пошевелить ими, Том нагнулся и полоснул ножом по капроновому шнуру, связывавшему ее ноги.

Где-то совсем близко прогремел выстрел.

— Оставайся здесь, — коротко прикачни Уиклоу, перегнувшись вперед и усаживаясь за руль.

Мотор все еще работал. Он включил передачу и нажал на газ. Колеса крутанулись вхолостую. Том с проклятьями вернул рычаг в нейтральное положение и снова дал газ. Привыкнув к своему грузовичку, он вначале не рассчитал, что здесь требуется иная тяга. Колеса завертелись, перемешивая грязь, но все-таки фургон подался назад.

В свете передних фар Том увидел человека, бегущего прямо к ним. Это был не Роджерс.

Том включил первую скорость — тут же за его плечом вынырнула голова Эвелин. Сообщник Фила остановился и поднял пистолет. Молниеносным движением Том пихнул Эвелин в сторону, а сам пригнулся — как раз в тот момент, когда прозвучал первый выстрел. Ветровое стекло треснуло, разбрызгав осколки по всему фургону.

Не поднимая головы, Том продолжал давить на газ. Фургон ожил, тронулся с места. Когда колеса его коснулись асфальта, машину опять занесло в сторону.

Прогремело еще два выстрела. Один за другим. Одна из фар погасла. Человек на шоссе прицелился в светящуюся фару и отскочил в сторону, прямо из-под колес фургона.

— Эвелин! — крикнул Томас, испытывая страх за ее жизнь.

— Что?! — закричала она в ответ.

— Не высовывайся, он стреляет!

И пули тут же вновь застучали по фургону, выбив все задние стекла.

— Эвелин!!! — снова заорал Уиклоу.

— Что?! — свирепо прорычала она, и Том облегченно рассмеялся. Если она пребывает в такой ярости, значит, с ней все в порядке.

Но это облегчение длилось недолго. Мимолетного взгляда на приборы было достаточно, чтобы понять, что одна из пуль пробила радиатор. Они сейчас находились посреди пустыни, вокруг не было никаких признаков жилья. Единственным источником света были звезды. Им не отъехать далеко, прежде чем мотор окончательно заглохнет, но Том старался выжать из двигателя все до последнего. Каждый метр был дорог, ибо увеличивал отрыв от вооруженного сообщника Фила Роджерса.

Температура поднялась уже выше предельной отметки, но Том продолжал давить на газ.

Наконец мотор заглох окончательно.

Эвелин послушно отодвинула раздвижную дверь фургона и вышла в холодную пустынную ночь.

— Ну и что дальше?

— А теперь мы прогуляемся. Надеюсь, у тебя удобная обувь?

Эвелин неопределенно пожала плечами. На ней были мокасины — это хуже, чем ботинки, но лучше, чем босоножки. Она же одевалась не для такого приключения! Но теперь какое это имело значение? Все равно придется идти, даже если бы она была босиком.

— И куда мы направимся?

— Туда, откуда приехали.

— Но ведь там этот тип! Мы можем встретить его по дороге!

— Вполне возможно, но не наверняка. Он вообще мог дать деру, вместо того чтобы разыскивать нас. Но поскольку мы в этом не уверены, надо вести себя как можно осторожнее.

Эвелин пристроилась возле Тома, и они двинулись по пустыне. По шоссе идти было опасно, поэтому они шли параллельно ему, — не слишком близко от дороги, чтобы не быть легко обнаруженными, но и не слишком далеко, чтобы не сбиться с пути.

Тело болело так сильно и во стольких местах сразу, что Эвелин могла уже не утруждать себя беспокойством об отдельных ранах. Надо идти — она и шла. Вот и все.

— У тебя есть часы? — спросила она Томаса. — Сколько времени?

Томас взглянул на светящийся циферблат.

— Половина пятого, скоро рассвет. Если предположить, что они затащили нас в фургон и отъехали немедленно, прежде чем служба безопасности перекрыла все входы и выходы, то мы находимся на расстоянии примерно ста километров от базы.

Мысль о том, что придется пройти пешком по пустыне сто километров, казалась безумной. А что им еще оставалось!

— Тут могут быть другие машины, — предположила Эвелин. — Может быть, совсем рядом. Они могли бы подобрать нас. Впрочем, мы не можем голосовать, поскольку не знаем, что это за машины.

— Правильно соображаешь, — пробурчал Том.

— Стало быть, рассчитывать надо только на свои ноги…

— Да, если только мы не встретим патрульную машину. Когда встанет солнце, я соображу, где мы находимся.

В любом случае, слишком далеко оттого места, где ей хотелось бы быть. Эвелин умолкла. На это было по меньшей мере две причины. Во-первых, звук голоса далеко разносился по пустыне, а ей вовсе не хотелось привлекать к себе внимание. Во-вторых, разговор отнимал силы… Она и так чувствовала страшную усталость.

Голова раскалывалась от боли. Наверное, и Том чувствовал себя не лучше, но его все же ударили только один раз! А вот она сначала грохнулась из окна, потом ее ударили — наверное, рукояткой пистолета, затем этот мерзавец треснул ее кулаком по голове, и напоследок она приложилась спиной о металлическую стенку фургона — это уже когда Том оттолкнул ее. Удивительно, что она вообще еще держится на ногах!

Дважды Том швырял ее на землю, когда какой-то звук настораживал его. Эвелин не замечала ничего подозрительного, но у Тома было особое зрение, поэтому она полностью положилась на него, с жадностью хватаясь за малейшую возможность отдохнуть. Когда Том решал, что можно двигаться дальше, он неумолимо поднимал ее за локоть, и Эвелин шла.

Рассвет тронул розовым левый край неба, и стало ясно: их везли на север, а сейчас они движутся на юг, к базе. Эвелин почувствовала некоторое облегчение, все-таки хорошо, когда есть ориентиры.

— Уже совсем рассвело, — угрюмо произнес Том. — Кто угодно может заметить нас с дороги. А кроме того, сейчас начнется такая жара! Нужно искать убежище на день.

Эта идея ей не понравилась. Да, конечно, безопаснее всего идти ночью, а днем прятаться и отсыпаться. Но это значит, что они будут добираться до базы бог знает сколько времени. Если бы Эвелин не была так измучена, она непременно возразила бы Томасу. Но она чувствовала, что не в состоянии сделать ни шагу.

Том резко повернул от дороги и зашагал вглубь пустыни. В серых предрассветных сумерках уже можно было разглядеть смутные очертания какой-то скалы. Не было никаких сомнений — Том держал путь на нее. Эвелин оценила отделявшее их от горы расстояние… и решительно стиснула зубы.

Когда они наконец добрались до своей цели, Эвелин села и облегченно прислонилась к огромному валуну.

— Что теперь? — выдохнула она.

— Сиди здесь!

И он скрылся в скалах. Эвелин легла на песок. В висках пульсировала боль… Ей показалось, что не прошло и нескольких секунд, когда Том вновь безжалостно поднял ее на ноги.

— Вставай!

Том повел ее в расщелину между скал, прохладная тень окружила их. До этого Эвелин даже не понимала, как быстро наступила жара. В прохладном сыром убежище вполне хватало места для двоих.

— Будь осторожной, — произнес Том и сунул ей в руки палку. — Если вдруг увидишь змею, отгони ее! Я пойду поищу воду.

Ее пальцы стиснули палку. Она до смерти боялась змей, но сейчас у нее не осталось сил на страх. Есть гораздо более важные вещи, — например, сон… Она прилегла на песок и… моментально задремала. Том грустно смотрел на нее сверху вниз. Левая щека Эвелин в кровоподтеках, грязная одежда изорвана… Неужели это Эвелин — всегда такая красивая и подтянутая, спит сейчас у его ног на голой земле? Кулаки Тома сжались от злости.

Фил Роджерс, скорее всего, убит, но и второй негодяй заслуживает смерти, — за все, что они сделали с Эвелин. Он был зол и на самого себя — за то, что не сумел уберечь ее. Напротив, поверил в ее виновность!

Эвелин спала, свернувшись клубочком. Сейчас она казалась такой беззащитной, но Томас знал, что она совсем не такая. Он вспомнил, с каким бешенством Эвелин боролась с кляпом, чтобы предупредить Роджерса о том, что напарник собирается убить его, — ведь это она вызвала потасовку между мерзавцами, а значит, именно она спасла от смерти и себя, и его. И теперь он обязан сделать все, чтобы она осталась живой и невредимой.

32
{"b":"221774","o":1}