ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Курьёзнее же всего «Заключение», в котором Осокин пытается «доказать» свои посылы. Например, заявляет, что перевозиться будут «танки – без двигателей (?!) и аккумуляторов, и без горючего, точнее, с минимумом его, достаточным лишь для погрузки-разгрузки».

Как Осокин себе представляет танк без двигателя на платформе? Зачем ему «минимум топлива», если он без двигателя? Где снимают двигатель? До погрузки или когда танк уже на платформе? Чтобы поставить танк типа БТ даже без двигателя, на ж/д платформу, необходим мощный козловой кран, т. е. крупная ж/д станция погрузки. Но тогда зачем ему вообще топливо в баках? А сам танк на станцию как притащат – своим ходом дойдёт, и перед погрузкой будут двигатель снимать или привезут танк на тягаче? И сколько надо тягачей для перевозки того же танкового полка без двигателей? А сколько времени надо на то, чтобы снять двигатель у танка и какими силами? Что-то не мелькали в хрониках июня 41-го факты массового отсутствия двигателей на танках, «подготовленных к отправке к Ла-Маншу» (хотя в тех же рембатах были танки в ремонте, но большинство неисправных – из-за ретивости командиров, гонявших танки на манёврах перед войной, они имели просто выработанный ресурс матчасти и поэтому не участвовали в боях).

При перевозке могут снять аккумулятор и топливо слить, б/п точно не загрузят и прицелы с орудий снимут. Но двигатель снимать? Танк и так не боеспособен. С одной стороны, Осокин показывает свою безграмотность. С другой, видимо, считает такими же безграмотными и читателей? Или считает, что главное – донести до масс «великую гипотезу», причём любой ценой? И если нет под неё нормальных доказательств, то пойдут любые «умные фразы»?

В книге постоянно идёт разговор о возможных «провокациях», которые могут сорвать «Великую транспортную операцию». А кто сорвёт? Кто устроит «провокации», т. е. устроит умышленное развязывание войны с Германией на границе, со стороны СССР? Обычные солдаты? Или, наверное, это будет всё же некая, организованная кем-то структура, заговор офицеров с целью вызвать провокацией войну, а в итоге – свергнуть Сталина. Ведь если не ставить себе цель убрать Сталина, то провокаторов быстро расстреляет Берия. Но ведь говорить о заговоре военных, имеющих цель организовать поражение в войне и в итоге свергнуть Сталина, просто «неприлично». А говорить о людях, стремящихся спровоцировать войну, в которой страна может погибнуть, – прилично? Или провокации происходят сами по себе? Офицеры, если они не участвуют в заговоре, просто выполнят приказ и перегонят эшелоны куда скажут. А то генерал Вашугин, член военного совета Юго-Западного округа, «от стыда» застрелился…

Или опровергает Осокин факт фашистской агрессии тем, что немецкие солдаты до последнего не знали, что им придётся воевать против СССР. А кто ж им сказал бы? До рядового состава такие вещи доводят только в последнюю очередь.

Интересен у Осокина и рассказ поляков в 1944-м из приграничного с Брестом Тересполя. Те приводят слова советских железнодорожников в 1941-м о том, что «в Брест привезли пушки и разобрали их». Это «доказательство» чего? Подготовки «транспортировки в Европу»? Или саботажа окружных военных? Как «разбирали» эти пушки, до винтика, или только колеса снимали? Или ж/д работники сами не поняли, что видели? А пушки где разбирали, прямо на площади перед ж/д вокзалом? С пушек при перевозке всегда снимают оптику, хоть по железной дороге, хоть при буксировке – укладывают в ящичек для лучшей сохранности. А когда пушку перевозят по железной дороге, чтоб её «разоружить», достаточно снять с неё «замок» с ударником (что и делали при отступлении и наши и немцы, если успевали). Но чтобы незаметно перевезти по железной дороге те же пушки, не надо их разбирать и прятать, например в ящики. Достаточно загрузить их в полувагон из-под угля, накрыть щитами, и никто ничего не разглядит. А та же «сорокапятка» вообще в «теплушку» влезет, в двери вагонные пройдёт вполне.

История про Гесса – вообще детский лепет. Гесс прилетел в Англию в ночь с 10 на 11 мая 1941 года. За несколько дней до этого бомбардировки Англии только шли по нарастающей, и с 10-го на 11-е была самая мощная атака. С прилётом же Гесса бомбардировки прекратились. И прекратились на три года (происходили только одиночные полёты как с той, так и с другой стороны). Об этом и у Осокина же говорится. И Осокин считает, что «глупо было бы бомбить в ночь полёта Гесса!» А вот если «Гесса украли англичане», то «в ярости Геринг бросил на Англию всё, что было в наличии, и это было естественно!».

На этот посыл сразу и не ответишь. Во-первых, когда, по версии Осокина, «украли» Гесса? И когда Геринг «пришёл в ярость»? Если Гесса похитили числа 6–7-го, то «ярость» у Геринга росла всё больше и больше, до 11-го мая! А потом что, бомбы кончились? Или Геринга «отпустило»? Почему не бомбили после 11-го – боялись в Гесса попасть ненароком? Во-вторых, чем командовал Геринг, личным аэроклубом? Или решение, чем и сколько дней бомбить Англию принимает не Гитлер, а Геринг? А может, усиление бомбёжек Англии перед полётом Гесса делалось для лучшей «аргументации» его миссии, чтоб его «предложения» не были отвергнуты? А окончание атак после его прилёта – жест «доброй воли», как в Дюнкерке, и признак достигнутого «перемирия»? (Кстати, о том, что Гесса «украла» английская разведка (заманили в Англию «без ведома Черчилля»), написала «Газетте Монреаль» ещё 4 августа 1941 г. – ВИЖ № 5, 1989, с. 62).

О совещании 24 мая 1941-го у Сталина наркома обороны, начальника Генштаба, командующих западных округов с членами военсоветов и командующих авиацией этих округов, о котором не «вспоминают» наши прославленные мемуаристы, но которое зафиксировано журналами посещений Кремля. Осокин нафантазировал об особой роли авиации в будущей «операции по переброске войск РККА в Европу», придумал про «запечатанные красные пакеты», которые «выдавались после совещания» (???).

А может, на этом совещании обсуждалось будущее нападение Германии да ставились задачи командующим авиацией округов (что присутствовали на нём) на готовность отразить возможные налеты немцев? А может, обсуждались в том числе и проблемы в авиации, выявленные после снятия в начале апреля с должностей смушкевичей и рычаговых? Да заслушивались доклады от командующих авиацией западных округов о принятых ими мерах по устранению выявленных в апреле «недостатках» (а точнее, бардаке в лётных частях) и о готовности авиации к отражению вероятного нападения Германии и отчёты комокругов об отработке планов прикрытия госграницы, которые они должны были исполнить – ЗапОВО к 20 мая, КОВО и ОдВО к 25 мая, ПрибОВО к 30 мая и представить на утверждение в ГШ?

Опять «виноват» Сталин – не «оставил» стенограмм подобных секретных совещаний, а их участники не упомянули в своих «мемуарах» именно этого совещания, от 24 мая. А бедным «историкам» теперь голову ломать, домысливать-фантазировать. Хотя, если на этом совещании до командующих действительно доводились возможные сроки нападения и ставились задачи по приведению округов в готовность встретить врага, а они своими действиями как раз и привели к тому самому разгрому РККА, то вполне понятно, почему все «мемуаристы» либо твердили о том, что их ни о чём не предупреждали, либо просто отмалчивались. Ведь и правда, нигде, никто не приводит в своих «мемуарах» – о чём же всё-таки говорилось на том совещании. А ведь данное совещание, с участием Тимошенко, Жукова и командующих западных округов и их замов, действительно до сих пор «засекречено»! И ни в одном «мемуаре» ни слова не говорится о повестке того совещания! Это и называется – блюли «честь генеральского мундира». Ведь официальной версией разгрома РККА летом 1941-го от наших генералов-мемуаристов сталоутверждение, что они всё «проспали» по личному указанию т. Сталина.

Но вообще-то роль авиации, что при нападении, что при отражении нападения очень велика. Не зря же немцы всю свою авиацию сначала бросили на уничтожение наших истребителей, что были «приготовлены» для них на «спящих» аэродромах (к счастью, не на всех), да по ж/д станциям, чтоб затруднить подвоз резервов! И только потом по городам. Но по Осокину получается, что на том совещании обсуждалось, как покрасивее разместить самолёты на приграничных аэродромах, чтоб лететь к Ла-Маншу.

32
{"b":"221778","o":1}