ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Балканы всегда были ключом и к Чёрному морю и к Средиземному, с его транспортными артериями из Азии в Европу и дальше, в США, да и Суэцкий канал рядом – дорога в Индию. Не зря же Черчилль так рвался открывать Второй фронт именно на Балканах, а не во Франции. Да и тот же «коммунист» Тито, начавший партизанские действия против вермахта, уж больно в тесных отношениях был именно с англичанами, а не с Россией. Так что Гитлеру в мае 1941-го ещё раз чётко дали понять, что его мечты о мировом господстве стоит осуществлять именно через уничтожение России-СССР, в лоб. Но опасаться в этом случае нечего – Россию «пятая колонна» сдаст так же, как сдавали Гитлеру и Европу свои «миролюбцы».

М. Леонтьев уверен, что Сталин должен был напасть на Гитлера если не в 1941-м, то точно в 1942 году. Но летом 1941-го немцы землю рыли в захваченных штабах РККА в поисках документов, подтверждающих, что Сталин собирался напасть на Германию в ближайшее время. Искали директивы, распоряжения о подготовке к нападению. И нашли бы, если бы хоть что-то было, хотя бы косвенное. Была создана спецкоманда по поиску таких документов. И если бы к ним попали доказательства агрессивных планов РККА, то они обязательно их опубликовали бы – раздули бы пропагандистскую кампанию, чтобы подтвердить заявление Гитлера о том, что он нападает на Россию Сталина «для защиты Европы от готовящейся агрессии Сталина»! Но таких документов немцы не нашли и не опубликовали.

Даже «Директива № 1» от 21 июня 1941 года, если бы попала к немцам, не смогла бы подтвердить наличие агрессивных планов Сталина. Данная «Директива» составлена так, чтобы по ней никто не мог обвинить СССР в агрессии. Поэтому её и считают многие и «несуразной», и «противоречивой».

Пленных советских офицеров трясли насчет того, что сказал Сталин 5 мая 41-го. Гитлеру было необходимо доказать, что его нападение – всего лишь защита «цивилизованного Запада» от «тирана усатого», о чем и заявлял Гитлер 22 июня в своем меморандуме. В этом случае решающим стало бы слово США – чью сторону они займут. Вот только «злодей» Сталин такой возможности Гитлеру не предоставил.

Никакой превентивной войны Сталин не собирался вести и не мог, и наши генералы хоть и мечтали о таком варианте (что вполне нормально и правильно для военных), но поделать ничего не могли. А вот нанести встречный удар по немецкой армии, как «завещал» Тухачевский, сразу после нападения Гитлера, не дожидаясь, пока развернутся вторые эшелоны, что могло привести к разгрому на 99 %, – вот тут генералы себя и проявили.

Тогда зачем Леонтьеву повторять вымыслы Соколовых о «23-м июня»? (Это тот самый «шекспировед», который договорился до того, что А. Матросов якобы не ложился на амбразуру, а заткнул вентиляцию то ли портянками, то ли ещё чем. В РККА разработали, наверное, такую тактику – затыкать немцам вентиляцию в ДОТах. А те и разбегались в ужасе. И так больше 200 раз делали наши бойцы (через то и победили). Скоро нам заявят, что в Бресте не советские солдаты в июне 41-го писали штыком: «Умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина..», а энкавэдэшники гвоздиком уже после войны карябали. Тем более что эта надпись сделана действительно энкавэдэшниками, в казарме батальона конвойных войск НКВД.).

У Гитлера действительно выбор был не большой: либо переть на Ближний Восток и «ждать удара от Сталина», и тогда большая вероятность поражения от перевооружившейся РККА; либо упредить Сталина, пока он «не готов к нападению», с некой гарантией успеха. А там либо разгромит русских, либо хотя бы добудет документы о том, что Сталин «хотел первым напасть», и можно будет рассчитывать на благожелательное мировое общественное мнение со всеми вытекающими негативными последствиями для СССР. Но нам-то какая печаль переживать, о чём думал Гитлер? Идиотом он не был и Сталина таковым не считал наверняка. А вот М. Леонтьев, по сути, поучаствовал в порождении очередного мифика о злобном Сталине, который собирался-таки напасть на Германию. Просто обязан был! И подкрепил версии «резунов-соколовых» «новыми доказательствами». Но в основе его «аргументов» лежит всё та же «личная злобность тирана-деспота». Ведь по-другому Сталин просто не мог поступить! По определению! Хотелось бы спросить у Леонтьева: «Не надоело самим-то?» Выходит куча приличных книг про эти события. Почитайте для сравнения – чья правда правдивей? И выбирайте.

Проблема у этих телепатриотов, что воюют на ТВ с «поклонниками» Запада в том, что они никак не могут преодолеть собственное раздвоение личности. С одной стороны, хотят гордо заявить, что «это была Великая эпоха» (в чём однозначно молодцы). Но с другой, что во главе её стоял негодяй, который хотел на всех напасть, всех истребить (а дальше – повторы от «солженициных» до «резунов»). Тогда чем телепатриоты отличаются от «резунов»? Объективностью? Только почему «правда» «солженицыных» так приветствуется на Западе и почему «объективная правда» телепатриотов так слабо отличается от «правды» «разоблачителей»?

С. Е. Кургинян (такой же «телепатриот») замечательно сказал, что победа в войне – это единственная нравственная опора, что у нас осталась, и бить (эти «разоблачители») будут именно по ней. Но задайте себе простой вопрос: как и кто создал «Великую эпоху»? Кто вел «Большую игру» с Западом в те годы – народ сам по себе? Что-то не шибко воевал «народ сам по себе» в Первую мировую. Ни черта не сделал этот народ в 1990-е сам по себе. Увы, без конкретной личности народ превращается в простых обывателей (а то и просто в стадо баранов). Так и хочется попросить патриотов с TV: прежде чем поведать что-нибудь миру, почитайте что-нибудь кроме «Архипелага ГУЛАГа» да Резуна.

Например, в «Яузе» выходила серия «Война и мы» с тем же Мухиным (с которым, естественно, не во всём можно соглашаться). Но те же поляки, после его исследования «Катыни», долго не торопились бежать в европейские суды – требовать от Москвы компенсацию за убиенных офицеров, которые после своего «расстрела в подвалах НКВД» умудрялись строить дороги и аэродромы в Белоруссии до июня 1941-го. И даже то, что Павлов сдал округ на избиение, не помешало НКВД вывезти этих поляков в тыл (они ещё и в Войске польском повоевали), как вывозили из приграничных районов и гражданское польское население в начале июня 1941-го. А тех, кого не успело вывезти НКВД, немцы и расстреливали.

(Примечание: В запрещённом в нынешней Польше, любимом фильме нашего детства «Четыре танкиста и собака», в первой серии показано, как герой Янек (переселённый, видимо, из «захваченной восточной Польши») охотится на тигра в сибирской тайге. Наверное, отпустили из концлагеря поохотиться. Зато сегодня, спасённый этой депортацией от войны, от немецких лагерей, от бандеровской резни, польский режиссёр состряпал фильм «Катынь» про то, как русские, зверьё, расстреливают славных польских офицеров в застенках НКВД. С претензией на Оскара в Штатах.)

Дорогие телепатриоты. Судите о Сталине (как и обо всех политиках) по делам его. Если большинство «разоблачителей и ненавистников» имеют личный мотив в виде пострадавших родственников, а то и просто психических расстройств для своих умозаключений об этом человеке, то стоит быть осторожным в изучении их опусов. Если для Запада и для западных «историков» он до сих пор «ВРАГ № 1», то тем более надо с опаской относиться к версиям типа «Сталин хотел напасть на Европу (причём всю), но душка Гитлер опередил его, слава Богу (или «как жаль» – выбирайте по вкусу). Надеюсь, я не прав, и в д/ф (и в одноименной книге) М. Леонтьева нет того, что я (простой зритель-читатель, дилетант) усмотрел. Т. е. не собирался злыдень Сталин (а вместе с ним и СССР-Россия) нападать на Германию, ни превентивно, ни «23-го июня», ни спустя полгода-год. Не было у него такой возможности чисто технически, даже если бы захотел. Надо же учитывать в своих версиях не только книги американских историков, но и хотя бы международную обстановку тех лет, расклад мировых сил, систему договоров и всё такое. Сталину оставалось только ждать нападения Агрессора (а ещё лучше – вообще избежать войны), а потом победоносно громить Гитлера и брать, если получится, под контроль Восточную Европу – «братьев славян».

40
{"b":"221778","o":1}