ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Где-то году в 1945-м, на встрече с югославской делегацией, Сталин сказал в том духе, что немцы оправятся очень скоро – «лет через 12–15 они снова будут на ногах. И вообще, если славяне будут едины – никто пальцем не шевельнёт». Но именно роль жертвы агрессии давала Сталину возможность, в перспективе, брать под контроль пол-Европы и без всяких ленинских «мировых революций» превращать эти страны в «предбанник» для России от англосакского мира. Кстати, это Сталин (а не Рэмбо) сказал ещё в конце 1920-х: «Они хотят войны – они её получат». Если мы не можем предотвратить неизбежную войну, то нам остаётся только готовиться к ней.

Если кому-то хочется представить всё это как мечты о нападении на весь мир, то тут уж ничего не поделаешь – «нехай брешуть». Но, в отличие от «разоблачителей», Сталин был как минимум умным человеком и правителем. И мог просчитать разные варианты: самому напасть и стать агрессором или «дождаться» неизбежного нападения, а потом, измотав, уничтожить фашизм. Что и было сделано в итоге. В международных делах всё же всегда предпочтительней оставаться пострадавшей стороной, жертвой агрессии. Другое дело, что он, хоть и был «Великим», не был «Всесильным» и «Всемогущим» и не мог за каждого командующего округом организовывать ещё и боевую подготовку войск и расставлять войска на границе.

Хочется верить, что наши телепатриоты всё же умные люди и не станут тупо повторять глупости от ЦК КПСС о том, что войска западных округов не были готовы к нападению и всё проспали по «личному указанию Сталина». И хочется надеяться, не станут также необдуманно повторять, что усиление западной группировки войск РККА весной 1941-го проводилось для будущего нападения на Европу. А о том, что подготовка к войне шла усиленно, сегодня говорят уже почти все исследователи. Вот только подготовка шла к отражению неизбежного нападения Германии и её «союзников», в лице всей Европы, на СССР. А не мифического «нападения Сталина» на эту самую «просвещённую» Европу.

«Большую игру» М. Леонтьева можно смело отнести к «косвенным мифам» о Сталине, очерняющим не столько лично самого Сталина, сколько прежде всего его политику, как агрессивную политику СССР-России.

Серии этого д/ф о событиях 1930–40-х годов, рассказывающие о начале войны, построены по книге американского историка А. Бевина «10 фатальных ошибок Гитлера» и на положениях «русского историка» Лопатникова, живущего в штатах. Но на Западе никогда не любят вспоминать одну маленькую деталь из биографии Гитлера, как политика. О том, что Гитлера нашли в пивной и стали спонсировать именно западные геополитики (даже родственники Бушей, двух президентов США в конце XX и начале XXI века, в этом поучаствовали – всё-таки этнические немцы). Именно Запад раскручивал Гитлера, вкладывал в него деньги, приводя его в Рейхстаг, чтобы он стал рейхсканцлером, «победив» на демократических выборах в Германии. Именно и прежде всего для того, чтобы Гитлер смог выполнить свои обещания из «Майн Кампф», написанные им для западных «вершителей судеб» ещё в 1924 году, и пошёл воевать против России-СССР.

Зачем Англии нужен был Гитлер в Азии и Индии? Чтобы потом напасть на Россию? Может быть, Гитлер и пытался быть самостоятельным политиком, но кто бы ему позволил (основным держателем акций того же «Опеля», что спонсировал предвыборную компанию Гитлера, был американский концерн «Дженерал моторс»).

В изложении М. Леонтьева вроде всё выглядит гладко. Как и в гипотезах Осокиных-Мельтюховых. Но если «забыть» об англо-американских спонсорах-хозяевах Гитлера, которых все эти «исследователи» просто игнорируют, выставляя Гитлера «самостоятельным политиком», то получается глупость. Может быть, Гитлер и мечтал пойти на Ближний Восток, чтобы одним ударом покончить и с Англией, и изолировать Россию (а Кейтель с Йодлем на этот случай уже и планы соответствующие приготовили), но и на Западе не дураки сидели и Канариса не просто так на поводке дружеском держали. Заподозрив, что Гитлер подумывает о броске через Балканы и Турцию на Иран-Индию, конечно же, сделали всё от них зависящее, чтобы он пошёл, как и «обещал» в «Майн Кампф», сначала на Россию.

Ему обещают «лёгких» побед в России, «революций» в Москве, «измен в армии» и «восстания на национальных окраинах». А уж после победы в России Англия могла и пообещать приступить к дележу мира на «условиях Гитлера». И эти «условия» Гитлера не были очень уж плохими для Англии – Германия правит на суше Евразии (до Волги), а Англии остаются её колонии, её морские владения да ещё кусок Сибири в придачу с теми же «Ленскими приисками», которыми Англия всегда до этого и владела. А вот если Гитлер будет пытаться захватить Ближний Восток, то Сталин «однозначно нападёт» на Германию (не без помощи Англии?) через Европу, пока германская армия воюет в Азии. Да и на Балканах, в центре Европы, будет «неспокойно».

Существуют популярные мифы о том, что против Гитлера был настроен чуть не весь германский офицерский корпус, особенно германский генералитет. Немецкие генералы «всегда выступали» против Гитлера (в душе видимо), «всегда осуждали» его действия, «презирали ефрейтора». Даже «оказывали Гитлеру» некое «сопротивление», когда тот собирался на кого-нибудь напасть. Немецкие генералы «сопротивлялись» Гитлеру в 1933-м в резком увеличении количества дивизий или при вступлении в 1936-м в Рейнскую область. И даже «готовили» военный переворот, чтобы арестовать Гитлера и пойти на союз то ли с Англией против России, то ли с Россией против Англии. Но «сопротивлялись» и готовили «заговоры» против Гитлера немецкие генералы прежде всего потому, что они не знали того, что знал Гитлер. Они опасались, и совершенно обоснованно, что экономика может не выдержать резкой милитаризации, или что их «не поймут» на Западе, или что «Франция нападёт» на Германию в случае входа немецких частей во французский промышленный район.

Но Гитлер никогда не был авантюристом, и он не мог и не собирался посвящать своих военных в свои договорённости с Западом. О том, что денег на милитаризацию те же Западные корпорации и дадут, и Запад с радостью «сдаст» Гитлеру хоть всю Европу для своих геополитических целей, одной из которых было вывести из мировой политики и экономики Россию Сталина. Россию, которая к 1940 году выходила на передовые места по промышленности. Ещё пару лет, и эта промышленность, выпуская уже не танки и самолеты, а телевизоры (в 1938–39 гг. успели выпустить первые серийные 2 000 штук и начать телевещание) и автомобили с холодильниками, могла создать бо-ольшие проблемы Западу на мировом рынке.

В конце концов, Гитлеру Запад для того и помогал прийти к власти в Германии, чтобы он выполнил свои «обещания» из «Майн Кампф» и напал на Россию. Некоторые «новые историки» сегодня заявляют, что Гитлер, говоря о том, что его цель – Восток, имел в виду не Россию, а именно Восток – Азию, Индию. Но если внимательно перечитать его «Борьбу», то там всё же больше говорится именно о России, как о геополитическом противнике Германии, против которой Гитлер собирался воевать вместе с «союзницей» Германии, с родственной, «арийской» Англией. На момент написания своего «Майн Кампф» Гитлер, понимая, что рассчитывать на возрождение Германии он может, только если этого захотят в Англии (и США), писал об «устремлении Германии» на Восток, в Россию, т. к. именно Россия всегда является геополитическим противником и конкурентом Англии (и США) в Евразии.

Однако после того как Гитлеру «помогли» прийти к власти в Германии, он, ненавидевший Англию за то, что она разрушила старую ещё империю, кайзеровскую Германию, пытался балансировать между двух мировых сил в Европе – между Россией и Англией. И по возможности всегда был рад Англии «подсуропить». Формально Германия Гитлера оставалась «Веймарской республикой», но фактически Гитлер возрождал-то именно империю, даже цвета его флага – чёрный, красный и белый – повторяли цвета кайзеровской Германии.

Но и Россию Гитлер тоже не жаловал, т. к. и из России лезли «революционеры» для развала империи кайзера и «создания коммунистической Германии». Россия для Гитлера была только «поставщиком сала и рабов», и по-другому он её не воспринимал. А зря. Впрочем, опять забываем, что самостоятельным политиком он никогда не был.

41
{"b":"221778","o":1}