ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фактически в этой тяжелейшей обстановке никакого руководства на аэродроме не было. Я же, оперативный дежурный по аэродрому младший лейтенант Фёдор Архипенко, неумело пытался организовать редкие боевые вылеты и эвакуацию разбитых машин. Связь была нарушена, указаний и приказов – никаких, лишь внутренние телефонные линии, проложенные к стоянкам авиаэскадрильи, уцелели каким-то чудом…»

Зенитную артиллерию командование ЗапОВО собрало со всех частей округа (не только авиационных) и отправило на полигон под Минск, «на стрельбы». И после начала выдвижения войск округа в районы прикрытия после 10 июня, после начала приведения округа в боевую готовность, не только не возвращало эти зенитные средства в части, но ещё и, после 15 июня, отправляло артиллерию на полигоны. А где же была зенитная артиллерия в этом авиаполку КОВО? Исаев решил, видимо, этот «неудобный» вопрос не затрагивать, как, наверное, «не относящийся к делу». Ну и командование этого 17-го а/п вообще так и не прибыло на аэродром из Ковеля.

На примере 14 авиадивизии КОВО Исаев показал, что в целом авиадивизия была готова встретить врага 22 июня в достаточной боевой готовности, хотя один из полков (17 ИАП) своим командованием и был доведён до «спящего» состояния. Однако потери и другого полка этой дивизии, 46 ИАП, (который вроде не спал и имел зенитные средства?) также были вполне существенны и равны потерям этого 17 ИАП. Впрочем, рядовые лётчики-истребители смогли и в 17-м ИАП вступить в бой. Ближе к обеду.

Дальше Исаев показывает то, почему всё же авиация западных округов понесла такие потери в первые дни войны, что через пару дней наземные войска и свои бомбардировщики остались без прикрытия.

КОВО: «Первый налёт в редких случаях приносил атакующим большой успех. Результата удавалось достичь только последовательностью ударов. Рано или поздно удавалось застать авиаполк в момент перезарядки оружия, дозаправки и без помех сбросить бомбы. Например, в 92-м ИАП 16-й авиадивизии ЮЗФ в результате первого налета в 5.00 22 июня пострадали… один И-153 и один У-2. Однако последовательность ударов в течение всего дня привела к печальному итогу в 12 И-153 и 1 И-16. Рецепт успеха… – атака несколькими волнами…»

«Согласно журналу боевых действий ВВС ЮЗФ безвозвратные потери с 22 по 24 июня 1941 г. составили 448 самолётов. В это число вошли 234 самолёта, уничтоженных на аэродромах, 116 сбитых и не вернувшихся с боевого задания, 31 сбитый зенитками и ещё 31 оставленный или уничтоженный самими… 36 были утрачены в авариях… и т. п. Поскольку на 22 июня ВВС ЮЗФ насчитывали 2003 самолёта, 234 потерянных на аэродроме это… около 12 % убыли… Общие потери ВВС ЮЗФ за три первых дня войны составили уже 22 % первоначальной численности… С 25 по 27 июня ВВС ЮЗФ было потеряно ещё 173 самолёта (в том числе 34 на аэродромах, 89 сбитыми и не вернувшимися с боевого задания) (ЦАМО РФ, ф. 229, оп. 181, д. 47, л. 77). Таким образом, с начала войны [к 27 июня] потери ВВС ЮЗФ составили уже 621 самолёт т. е. 30 % первоначальной численности. Причём эти потери затрагивали ядро авиации фронта. Так из 159 МиГ-3, имевшихся к началу войны, к 27 июня осталось 48 машин. Т. е. количество новейших истребителей… сократилось втрое. Именно в этом, кстати, кроется стремление ВВС разных стран нанести удар по аэродромам…»

ЗапОВО: «За первый день войны ВВС ЗапОВО потеряли 538 самолётов… В период с 23 по 30 июня 1941 г. ВВС Западного фронта лишились на земле и в воздухе 623 самолётов. Общие потери авиации Д. Г. Павлова за июнь 1941 г., таким образом, составили больше тысячи ста боевых машин…» (1161 из 2129 самолетов округа, всего за 7 дней боев! – К.О.).

При этом «…против советской авиации на Украинедействовали восемь бомбардировочных и три истребительные авиагруппы [итого – 11 авиагрупп]. ВВС ЗапОВО противостояли восемь групп бомбардировщиков, восемь групп пикирующих бомбардировщиков, девять групп истребителей, две группы тяжёлых истребителей и две группы штурмовиков [21 авиагруппа]. Итого группировка 2-го воздушного флота на направлении главного удара немцев была примерно в 2,5 раза многочисленнее, чем на Украине…

…в отчёте штаба фронта 22 июня 1941 г. ВВС ЗФ потеряли от ударов по аэродромам 528 самолётов. 23 июня на аэродромах было уничтожено 63 самолёта, а за последующие семь дней июня – 97 самолётов (ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2589, д. 91, л. 102). Таким образом, можно оценить потери ВВС Западного фронта на аэродромах в период с 22 по 24 июня 1941 г. в 600 самолётов»

«…в 2,0–2,5 раза более многочисленная группировка авиации противника при равной интенсивности действий теоретически могла добиться в 2,0–2,5 раза большего результата. [8+3 бомбардировочных групп в ЮЗФ и 20 аналогичных в ЗФ, т. е. действительно до 2-х раз превышение. – К.О.].

Нам известно, что ВВС Юго-Западного фронта потеряли с 22 июня по 24 июня 1941 г. [на земле] 234 самолёта. Умножаем 234 на выведенный выше коэффициент превосходства и получаем оценку в 470–590 самолётов, которые теоретически мог уничтожить на аэродромах ЗапОВО 2-й воздушный флот в первые три дня войны. Т. е. примерно те самые 600 самолётов, которые, по официальным данным, потерял Западный фронт за первые три дня войны. Разница в расчётных и реальных потерях может объясняться, например, спецификой базирования авиации в том и другом округе. В частности, в ЗапОВО командующий ВВС округа Копец по опыту Испании [!?!?!! – О. К.] выдвигал аэродромы истребительной авиации вперёд, в КОВО ни Астаховым, ни Птухиным это не практиковалось.

…В любом случае расчёты с опорой на результативность ударов немцев по авиации ЮЗФ не опровергают возможность достижения ими высоких результатов против ЗФ. С учётом сбитых в воздухе у немцев был достаточный наряд сил для выкашивания 9, 10 и 11-й авиадивизий Западного фронта. Таким образом, солонинская теория о „перебазировании” („представлявшем собой массовое дезертирство”) ставит телегу впереди лошади. Сначала следовал разгром, а потом уж перебазирование».

Впрочем, есть данные, что инициатором перебазирования был… сам командующий авиации ЗапОВО Копец. Уже в первой половине дня 22 июня ИАПам в ЗапОВО было приказано менять аэродромы. Что просто прекратило их боевую работу в этот день. Хотя приказ о перебазировании Копец получил ещё в ночь на 22 июня, в «Директиве № 1». Авиацию в ОдВО и частично в КОВО, смогли в эту ночь перегнать на полевые площадки, а Копец – «не смог».

ОдВО: «…В качестве примера приводится авиация Одесского округа, понёсшая незначительные потери в первые дни войны. [Но] …против ОдВО, обнаружим всего три бомбардировочные и две истребительные группы, а также румынскую авиацию с неизвестной эффективностью действий по аэродромам [5 авиагрупп всего]. Т. е. ОдВО противостояли силы Люфтваффе примерно вдвое меньшие, чем… против ВВС КОВО. Соответственно даже теоретически уничтожить они могли лишь несколько больше сотни самолётов за три дня или полсотни за день. 23 самолёта, потерянных в ОдВО по имеющимся на сегодняшний день данным, этой оценки не противоречат. Были атакованы всего шесть аэродромов, и ни один из них к тому же не оказался „спящим”…»

Опять Исаев слукавил. При первом ударе немцев по аэродромам во всех округах были значительные потери. А вот в ОдВО от первого удара потерь вообще не было – 2 или 3 самолёта, которые из-за поломок просто не смогли в ночь на 22 июня перегнать на оперативные аэродромы. Не «полсотни», как должно быть по арифметическому соотношению с тем же КОВО или ЗапОВО за 1 день, а всего 3 самолёта! И потеряно с 22 по 24 июня всего 23 самолёта. Статистика. Исаев почти прав – теоретически в ОдВО и должны были потерять «чуть» больше сотни за три дня, если бы командующий ВВС ОдВО Мичугин по приказу Захарова не перегнал ночью самолёты на запасные аэродромы. Но этого не сделали ни Копец в ЗапОВО, ни Астахов в КОВО. А если считать честно, то должно выйти не 23, а 132 – по аналогу с ЗапОВО или с КОВО. Сами сравните эти цифры с потерями в Одесском ВО, с 23-мя самолётами.

49
{"b":"221778","o":1}