ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нора Вебстер
Ты должна была знать
Шестнадцать деревьев Соммы
Станция «Эвердил»
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Проклятие Пражской синагоги
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Постарайся не дышать
Обреченные на страх

— Я не беру задатков, — фыркнул Джими. — На фиг мне всякие соплежуи. Гитару продам тому, кто первый даст наличные.

— Пока! — выкрикнул подросток, выбегая из магазина. — Пойду трясти батю.

Мёрфи понимала, что ради полуакустики надо действовать быстро. Она выскочила за дверь, которая еще не успела захлопнуться за пацаном. В своем доме она знала по меньшей мере дюжину челов, готовых отвалить бабки за славную порцию жопки. Про себя она помолилась Богу, чтобы хотя бы часть из них была дома и имела наличман. Она не заметила, как в ее направлении несется «кортина», и перемахнула через забор. Какой-то важный городской планировщик по дурости построил его таким высоким, чтобы всякие пешеходы не перебегали проезжую часть. В долю секунды, пятки Мёрфи еще не коснулись земли, в нее врезалась тачка. Крисси подбросило в воздух. На капот «кортины» она приземлилась уже без сознания, со сломанными в шести местах ногами.

Глава шестая

КЛЕОПАТРА ВОНГ СМОТРЕЛА на своих истекающих потом учениц из Коллектива Проституток Сохо, отрабатывающих встречные удары и перехваты, которые она им только что показала. Все двенадцать девушек отличались красотой, а Клео их стройные фигурки представлялись образцом совершенства. Женщин с мужиками не сравнить — физически развитая женщина, которую природа создала для вынашивания детей, обладает силой и выносливостью двух крутейших мужиков.

Вонг мысленно раздела проституток. У каждой из них данных и опыта больше чем достаточно, чтобы удовлетворить ее сексуальные желания, однако Мэлоди Траш выделялась из всех присутствующих самок. Она обещала как никогда доселе разбудить ДНК Клео. Вонг обдумывала перспективы соблазнения Траш, отчего ее женское естество посылало в мозг волны наслаждения.

— Отлично, — крикнула Клео, — на сегодня хватит. Переодеваемся. КПС1, подойди ко мне, надо поговорить.

Улыбающаяся Мэлоди направилась к Вонг. Хотя Коллектив Проституток Сохо базировался на демократических принципах, Траш гордилась тем, что ей присвоили номер 1. Как и подразумевало название группы, структура коллектива резко отличалась от структуры какого-нибудь районного совета. Лидерские функции сводились к минимуму, передавались от одного члена к другому при условии, что данный прогрессивный подход к организации партизанского отряда не снизит боевую эффективность подразделения. Все это было довольно необычно для Траш. Она еще долго не сможет воспринимать обращение к себе по номеру. И наоборот, тяжко привыкнуть называть по номерам своих товарок.

— Товарищ, — нежно шепнула Клео, — я хочу залезть тебе в трусики.

— К тебе поедем или ко мне? — ответила Мэлоди.

— Я живу в Айлингтоне, — кивнула Клео, — а ты?

— Едем к тебе. Сядем в автобус до Энджела. Только душ приму.

— Пожалуйста, не надо, — взмолилась Вонг, хватая Мэлоди за запястье. — Я обожаю запах свежего пота.

Клео жила в уютной квартирке в нескольких минутах пути от метро. Жильем она обзавелась совсем недавно.

— У тебя классно, — хохотнула Мэлоди, расстегнула одежду и бросила ее на пол.

Клео разложила диван, постелила простыни, взбила подушки. Мэлоди рухнула на мягкое ложе, приготовленное Вонг для их обоюдного комфорта.

— Встань, — приказала Клео, — раздень меня.

Мэлоди повиновалась. Инстинктивно. Она продавала сексуальную покорность тысячам клиентам. Прикид Вонг не выглядел особо стильно — спортивный костюм и кеды. Но Траш дрожала от возбуждения, снимая покровы и обнажая гибкое тело.

Клео притянула Мэлоди к себе, их губы встретились в продолжительном поцелуе. Затем они вместе повалились в кровать, язык Вонг гулял во рту путаны. Клео очутилась сверху, вскоре ее поцелуи сдвинулись на груди Мэлоди. Она взяла губами сосок, пососала его, а левую сиську стиснула большим и указательным пальцами. Траш издала громкий стон блаженства.

Теперь Клео целовала пупок Мэлоди, и ее губы ползли ниже, ближе к тайному центру женской генетики. Она коснулась поросшего густыми волосами лобка. Сочная щель девушки раскрылась, Вонг уткнулась туда носом. Немного откинулась назад и принялась лизать набухший клитор. Мэлоди что-то неразборчиво прохрипела. Едва девушка переполнилась соком, Клео прижалась губами к пизде и неудержимо страстно поцеловала ее. Девушка на вкус была слаще любого деликатеса.

Мэлоди и не подозревала, что оральный секс бывает столь приятен. Клиенты иногда платили за возможность попробовать ее пиздятины, и обычно ей нравилось, когда мужик пьет из ее дырки. Но всегда найдется урод без понятий, как следует лизать пизду.

Клео резко повернулась в позу 69, ее мочалка уткнулась Мэлоди в лицо. Вонг наклонилась и жадно присосалась к тайному местечку проститутки, а Траш уткнулась мягкими губами в лобковую гриву тренера. Мэлоди понравилось ощущение от капающего ей в горло сока Клео. Он был божественен. Несколько лет назад у Траш регулярно происходили контакты с женщинами, поскольку мадам наняла ее для участия в лесбийском шоу. Хотя работа ей доставляла немало удовольствия, но прежде всего она была нацелена на превращение Мэлоди в объект, на который лупятся мужики. Сегодня впервые в жизни она лизала пизду исключительно для собственного удовольствия, и каждое мгновение приносило ей радость.

Клео, обсасывая Мэлоди, размышляла о том, что давненько она не лакомилась столь прекрасной пиздятиной. Раньше она встречалась с одной алкоголичкой, выпускницей Оксфорда, якшавшейся с группой безмозглых антисексисток. Подобно тысячам клиентам Моника Суинборн отличалась от многих «сестер» из среднего класса нездоровым морализмом по поводу постельных отношений. Вонг не понимала, зачем она так долго терпела эту суку.

Моника получила отставку после того, как попалась с тем, что хвасталась этническим происхождением Клео. Вонг сидела в сортире в «Падшем Ангеле», и туда завалила Суинборн с одной из своих закадычных подруг. Боевая девчонка срала, а Моника с чувихой забежали поправить косметику. Клео услышала все интереснейшие подробности беседы, в которой Суинборн воспевала чистоту народов третьего мира, чьим представителем являлась ее любовница. Вонг легко бы забила на эту расистскую гнусность, если бы та сука признала себя идеалом белой женщины. Но до Клео донеслись лишь образцы осторожной политкорректной херни. То, каким образом Моника пыталась загладить сексуальные отклонения с помощью красноречия, причем ее комплекс вины настолько бросался в глаза, что ни один уважающий себя бисексуал терпеть бы не стал.

Мэлоди понимала, что у нее во рту первоклассная пизда, и ей необходимо активировать генетический код, спрятанный у Клео в мозгах. Вонг стонала, словно обезумевшая, елозя языком по горячей щели проститутки. Ей требовалось неимоверное усилие воли, чтобы не оторвать губ от сладкого отверстия Мэлоди. Она преисполнилась решимости обрабатывать блядскую пизду до тех пор, пока их обеих не сотрясет одновременный оргазм. В голове Вонг мелькали причудливые образы — взрывающиеся звезды, морские приливы-отливы, болота, вулканы и штормы. Эти видения породила глубинная генетическая память, выплеснувшая на поверхность сознания Клео образы под воздействием кодов ДНК, которые захватили контроль над трепещущей плотью.

Мэлоди застонала, словно обезумевшая. Ей открылось ее прошлое воплощение, когда она была атомом, с грохотом полетевшего сквозь гиперпространство через долю секунды после большого взрыва, который породил жизнь во вселенной. Траш была парами влаги, витающими над пустыней, когда тучные поля вокруг Нила высохли и съежились, а от колыбели цивилизации остались только бесконечные мили песка. В другую эпоху Мэлоди и Клеопатра проводили ночи в отчаянных спорах, сколько ангелов способно поместиться на кончике иглы.

Пока этот калейдоскоп картинок прошлого, настоящего и будущего крутился в их мозгах, Траш и Вонг продолжали слюнявить пизды друг друга. Обрывки будущего, жуткие образы непостижимой неизвестности текли наподобие талого снега по черному руслу реки мыслей, который появляется в каждой чувствующей твари с момента ее рождения. Два очень схожих маяка сознания сделались единым целым. Два потока, бывшие обособленными сознания, слились на веки вечные в бушующие волны бурной руки. Сей союз преодолел физические границы пола, они пошли дорогой Узкой Колесницы, заключили духовный брак. Их любовь впадала в воды арктического океана, ведь Мэлоди приобщила Клео к тайнам северных народов. Одна за другой волны наслаждения нахлынули на соединившиеся тела, пока парочка извращенок тонула в наслаждении, рожденном веками прошлых воплощений. Ничто не способно остановить их, это не вершина, откуда две женщины не могут спуститься вместе, а пылающее блаженство. Их любовь подобна любви атома, амёбы, амфибии и млекопитающего.

17
{"b":"221785","o":1}