ЛитМир - Электронная Библиотека

Адольф решительно приблизился к стеклянной двери и пинком распахнул ее. Шум привлек внимание Линды и Барри. Обернувшись, они увидели наведенную на них пушку Крамера. Адольф дико захохотал при виде ужаса на их лицах.

— Расслабьтесь, — выдохнул Крамер, — я, голубки, ваш большой поклонник. Никогда не пропускаю ваши материалы. Но с недавних пор меня заинтересовали ваши отношения. Видите ли, никак не получается представить себе, как вы ебетесь. Вот я навестил вас. Хочу посмотреть, как вы трахаетесь.

— Что за чушь! — запротестовала Лейн.

— Заткнись! — оборвал ее Адольф. — Еще раз вякнешь, и я тебе мозги вышибу. Раздевайтесь.

Линда и Барри повиновались. Лейн трясло. Перспектива перепихнуться с мужем пугала ее почти так же сильно, как гибель от рук сумасшедшего налетчика. Гэллон понял, что женушка на грани истерики, и вскочил на нее в жалкой попытке вернуть контроль над ситуацией. Барри не хотел умирать молодым только потому, что жену воротит исполнять с ним супружеский долг.

Рука Крамера вздрогнула. Он треснул рукояткой пистолета Гэллона по башке. Мерзко хрустнула кость, и Барри рухнул без чувств. Линда закопошилась, придавленная тяжелым мертвым телом милого. Тогда Адольф направил ствол суке в рот.

— Вы меня изнасилуете? — взвыла яппи.

— Ты что, блядь, шутишь? — развеселился Крамер, спуская курок. — Я антисексист!

Журналистские мозги разлетелись по толстому и дорогому ковру. Адольф с удовольствием подумал, что чистка комнаты будет стоить кучу бабок. Итак, сука умерла, и Крамер займется ее ублюдочным супругом.

Складным ножом Адольф перерезал Гэллону глотку. Потом занялся ритуальным расчленением тел двух классовых предателей. Обмакнув пальцы в кровь, капающую из Гэллона, Крамер накорябал на стене гостиной следующее изречение:

В ПРОТИВОВЕС УСТОЯВШЕМУСЯ МНЕНИЮ КАК СИТУАЦИОНИСТОВ, ТАК И КОНСЕРВАТОРОВ ХОЧЕТСЯ ПОДЧЕРКНУТЬ, ЧТО КОРНЕМ СЕГОДНЯШНЕГО КРИЗИСА ЯВЛЯЮТСЯ ПРОБЛЕМЫ КОЛИЧЕСТВЕННОГО — А НЕ КАЧЕСТВЕННОГО -ХАРАКТЕРА. 

 Это была цитата из главного трактата самого загадочного из нигилистов К. Л. Каллана «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе».

АРАДИЯ СМИТ ДЕЛАЛА бутерброд, когда в кухню зашел Феллацио Джонс. Арадия часто заявлялась на Гроув-Роуд. Хотя она вроде считалась девушкой Вэйна, Феллацио видел, что она не прочь замутить с Адольфом.

— Слыхал про Крисси? — спросила Арадия.

— Нет, — ответил Феллацио.

— Ее сбила машина, — уныло сообщила Смит, — у нее обе ноги сломаны.

— Какой кошмар! — воскликнул Джонс.

— Ее положили в больницу «Брук-Хоспитал» на три месяца минимум. Навестишь ее? — спросила Арадия.

— Конечно, — ответил Феллацио.

— Ты ей очень нравишься, — ввернула Смит, — твой приход будет для нее настоящим праздником.

— Да ладно тебе, — прошелестел Джонс.

Феллацио искал кофе. В итоге он заключил, что кто-то прикончил упаковку. Заглянув в мусорное ведро, он убедился в верности предположения. Оставалась банка растворимого, но Джонс не собирался пить помои. Вместо этого он заварил себе чаю.

— Где Адольф? — спросила Арадия у подогревающего чайник Феллацио.

— Где-то шляется, — Джонс знал, что комрад ревностно делает революцию, но Смит ставить в известность не обязательно, — вернется поздно.

— Он вечно где-то шляется! — воскликнула Смит.

— Ведет весьма напряженную общественную жизнь, — вступился за друга Феллацио.

— Адольфу нужна постоянная подруга, — принялась поучать Арадия, — чтобы остепениться.

— Чай будешь? — дипломатично сменил тему Джонс.

— Нет, я себе кофе сделаю, — отреагировала Смит.

— Остался только растворимый, — мрачно буркнул Феллацио.

— Нормально, — заверила Арадия, — я не фанатка кофеина. Люблю Gold Blend.

— Каждому свое, — пробормотал себе под нос Джонс.

Феллацио налил молока в две чашки и поставил их на поднос. В другое время он бы отнес весь пакет наверх, но решил, что это может обидеть Смит. Он перетащил поднос в комнату Адольфа, где они с Мэлоди Траш весь вечер читали работу «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе». Адольф занимал лучшую комнату в доме, и в его отсутствие прочие обитатели старались попользоваться ею. Крамера такой расклад устраивал, поскольку благодаря нему телевизор и музыкальный центр стояли у его кровати.

— Я посмотрела книжки Адольфа, — поделилась Мэлоди, — фигня всякая.

— Я знаю, — ответил, наливая чай, Феллацио, — попса голимая. Ему нравятся Б. С. Джонсон и Ален Роб-Грийе. Я лично терпеть не могу эту херню.

— А ты что читаешь? — поинтересовалась Траш.

— Если хочется чего-нибудь очень умного — тогда Гегеля. Еще у меня есть полные собрания Ричарда Аллена, Шота Хатсона и Гая. Н. Смита, — заявил горделиво Джонс.

— Покажешь мне свою библиотеку? — спросила Мэлоди.

— Конечно, — заверил ее Феллацио.

Джонс повел девушку на первый этаж в свою спальню. Отрадой его души был старый стеллаж Новой Английской Библиотеки, найденный им на задворках Романроуд-Вулворта. Он набил его под завязку серией «Классика НАБ». Естественно, все творения Ричарда Аллена о скинхедах соседствовали с Питером Кейвом, Алексом Р. Стюартом, Миком Норманом и романами об Ангелах Ада Тома Райдера. А еще вся Петра Кристиан и сотни других книжек с заголовками вроде «Подкуп», «Скингерлс», «Хитрый разведчик», «Девушки на порнофотографиях», «Жизнелюбы», «Королевская дорога», «Отказавшийся», «Король подонков», «Шайка девчонок», «Уроды», «Дегенераты» и «Рабы Сатаны». С двенадцати лет, еще в школе, Феллацио читал все, выпускаемое НАБ.

Но гораздо больше Траш заинтересовали полки, заставленные классическим фэнтэзи авторов типа Аб Меррит, Кларк Эштон Смит, К. Л. Мур, Сакс Ромер, Г. Уорнер Мунн и Уильям Хоуп Ходсон. Мэлоди внимательно осмотрела все содержимое этого шкафа. Наткнувшись на австралийское издание романа Пела Торро «За пределами пространства», она чуть не обоссалась. Ведь Торро — один из псевдонимов Лионеля Фанторпа. А она и не в курсе, что его издавали в Австралии. За этим открытием последовало и второе: у нее не полное собрание произведений великого писателя.

— Хочу эту книжку, — запричитала Мэлоди.

— Какую? — спросил Феллацио.

— Австралийского Фанторпа! — Траш стонала, будто в преддверии оргазма.

— Я ее взял из-за потрепанности, — мягко сказал Джонс, — она у меня уже полгода, а я так и не почитал. Не понял, что это Фантроп. У него столько, блядь, псевдонимов, что я в них путаюсь. Забирай, если хочешь. Мне больше нравятся его сверхъестественные триллеры, чем научная фантастика.

— Господи! — исступленно завизжала Мэлоди, оседая на пол и прижимая заветный том к груди.

ДНК обуяло тело девушки. В каждом нервном окончании спадались и распадались генетические коды. В обществе потребления секс и консьюмеризм идут рука об руку так, что организм их не различает. Траш текла от удовольствия. Она заполучила еще одного Фантропа в свою необъятную библиотеку творений великого писателя. Она предавалась коллекционированию фанатически. Одно это объясняет, отчего в ней заплескались волны оргазма.

Феллацио растерялся. Простой подарок так осчастливил его товарища. Он решил, что после всех клиентов, кого Мэлоди обслужила за рабочую неделю, ей надо чего-нибудь этакого, что принесет по-настоящему сильное удовлетворение.

Его размышления перебил яростный стук в дверь. Джонс подумал, кто это там приперся. Он пересек прихожую и столкнулся с дико озирающимся Джо Статтоном.

— Босс, босс, — раздирался Статтон, — я по тебе соскучился. Я тебя очень люблю. Я несколько часов проплакал оттого, что ты не позволил мне пососать у тебя сегодня днем, когда мы были наедине в офисе!

— Уймись! — прикрикнул Феллацио.

— Босс, — стенал Джо, — я хочу пососать тебе хуй!

Джонс пожалел, что связался с парнем. Он втолкнул офисного мальчика в прихожую и захлопнул дверь. Ему не хотелось геморроя с соседями. В наше время улицы кишат пидорами, которые вызовут полицию, если сочтут, что им представится шанс полюбоваться на арест из окна.

24
{"b":"221785","o":1}