ЛитМир - Электронная Библиотека

Насколько Дейли мог сообразить, эта компания духовных выкидышей вряд ли умрет в ближайшее время. Чем дольше проживут ублюдки, тем ниже они опустятся в длинной цепи буддистских воплощений. Переполненный состраданием, которое он постиг у ног отца Дэвида, Том выхватил автомат из арсенала ТОБМа и побежал через поля.

Затоптав несколько недавно посаженных кустиков, Дейли обогнал предателей, которые предпочли пешую прогулку до станции машине, предложенной их бывшим гуру. Том нацелил пушку на команду дегенератов, бодро приближавшихся к нему. Раздались вопли, они пытались неудачно убежать, когда Дэйв нажал на спусковой крючок и автоматная очередь прошила человеческое мясо.

— Попробуйте свинца и умрите, вы, вонючие отродья! — громыхал Том, не жалея боеприпасов на экс-буддистов и их драгоценного журналиста.

Сделав за пять секунд из семи наделенных сознанием существ семь изрешеченных пулями трупов, Дэйв чуть не обоссался от радости. Он решил, что ярость, выплеснутая из автомата, заводит круче шалостей с толпой монахов ТОБМа. Основав свое учение на идее о мимолетности жизни, Будда проявил себя глубоким знатоком людской психики. Именно смерть помогает сосредоточить сознание на духовных вопросах!

— Пусть мертвые хоронят своих мертвецов, — бормотал про себя Том,— а мы осветим путь к новой жизни.

ФЕЛЛАЦИО ДЖОНС ЗАШЕЛ НА ПЛОЩАДЬ СОХО и принялся выпивать посреди окружавшего его убожества. Место кишело сотнями грязных сквоттеров, ошивающихся, как правило, в Брикстоне и Строук-Ньюингтон. Скинхед-бригада распространила слухи об анархистской группировке, готовящей всплеск насилия во время мероприятия «Долой непристойность». Все желающие присоединиться к акции понимали, что надо притащить свои задницы в Сохо днем, другими словами, намного раньше прибытия организаторов ЖПНП с армией распорядителей, которые помешают любым событиям, кроме забрасывания камнями уличных проституток.

Поскольку в ЖПНП тщательно занимались подборкой сторонников, власти молчаливо одобрили акцию «Долой непристойность» и с удовольствием позволили общественным активистам провести за них очистку территории от язв порока. Моника Суинборн со своими ханжами рассчитывали, что одного присутствия отморозков из Лиги Молодых Арийцев достаточно, чтобы помешать всяким люмпенам портить собственность, не связанную с торговлей живым товаром, но они не учли вмешательства скинхед-бригады. Сверхчеловеческие боевые таланты Клеопатры Вонг запросто отправят в нокаут ЛМА в полном составе, если это вдруг понадобится. Так получилось, что большая часть распорядителей ЖПНП никогда этого и не сделают в Вест-Энде, потому что в пять пятнадцать первая волна взрывов потрясла Лондон.

Накануне вечером скинхед-бригада тщательно продумала стратегию установки взрывчатки по всей столице. Первое устройство рвануло на пересечении Эрлз-Корт и Кромвель-роудз. Движение остановилось и пробка к Вест-Энду росла с чудовищной скоростью. Остальные бомбы взорвали все мосты от Уэндзворта до Уэппинга. Через десять минут никто не мог ни въехать и ни выехать в Центральный Лондон. Пассажиры высыпали из транспорта, вспыхивали драки между желающими попасть в пабы, кафе и на станции. А тем временем бомбы скинхед-бригады вырубили все жизненно важные точки в метро и на железной дороге, парализовав весь общественный транспорт, обслуживающий Сити и Вест-Энд.

АДОЛЬФ КРАМЕР УЛЫБНУЛСЯ, когда Кристина Мёрфи хвасталась, как они с Феллацио развлекались на ее больничной койке. Арадия Смит ушла пописать, но Адольф не мог отделаться от ощущения, что его окружают нимфоманки. Некоторые предложения, которые Арадия нашептала ему на ухо, заставили бы покраснеть даже уличную девку.

— И не забудь подогнать мне на следующей неделе «голубого» порно, — попросила Крисси, когда сиделка известила о конце посещения. — Пожестче и покруче. У женщины в библиотеке госпиталя только зачитанные любовные романы.

На пути обратно в палату Арадии пришлось объяснять медсестре, что она ходила в туалет и еще не попрощалась с подругой. Только тогда ее пропустили к кровати Мёрфи.

— Попроси Феллацио навещать меня, — велела Мёрфи Крамеру.

— Обязательно, — пообещал он, — ты выздоравливай.

— Зайду через неделю, — прощебетала Смит, целуя Крисси в щеку.

Выйдя из палаты, Арадия немедленно предложила Адольфу где-нибудь выпить. Крамер себя не заставил упрашивать, и вскоре они засели в кабаке.

ФЕЛЛАЦИО ДЖОНС скрипнул зубами при виде мелькнувшей Моники Суинборн. Согласно стратегии скинхед-бригады она не должна свободно разгуливать по Сохо, ни при каких обстоятельствах! Хотя Джонсу хотелось вмазать Суинборн по роже, он уже знал, что придется обойтись без этого удовольствия. Была договоренность, что, когда придет время для устранения, Коллектив Проституток Сохо забьет ее насмерть. Ненависть Феллацио по отношению к моралистам из ЖПНП носила чисто классовый характер, а нескольких девушек из КПС сторонники Суинборн как-то побили, и у них имелись личные мотивы рассчитаться с агентом морального гнета.

Суинборн нервничала. Почетный караул, обещанный Лигой Молодых Арийцев, так и не появился. Хуже того, по Сохо ошивались толпы вонючих сквоттеров, а Моника по своему опыту знала, что они вряд ли примут участие в борьбе с секс-индустрией. Эти козлы-анархисты считают всю собственность законной целью для анархистских выпадов против буржуазного общества. В любом случае было уже поздно, чтобы блюстительница нравов из ЖПНП останавливала акцию «Долой непристойность», и тогда, взяв из кузова бетонный обломок, она кинула его в секс-шоп. Для остальных это было сигналом хватать снаряды и метать их в витрины. По всей Олд-Комптон-стрит захлопнулись окна, толпа почувствовала силу, развеселилась и разошлась.

У сотен человек вдруг отказали тормоза, обычно удерживающие их в рамках общественно приемлемого поведения. Послышались бодрые вопли, когда несколько панков ворвались в бар «Сохо-Брезери» и отлупили кучку стильных идиотов, пытавшихся ретироваться в сортир. Моника Суинборн прочитала беспредельщикам нотацию о приличном поведении. Ее тираду оборвала Мэлоди Траш, накинув веревку на руки ханжи из ЖПНП и резко сбив с ног активистку борьбы с порнографией.

Констебль полиции смотрел и не верил своим глазам, когда десяток женщин в масках закрепили веревку на фонарном столбе и стали избивать Суинборн табуретками из бара. Фонтан крови забил из носа блюстительницы нравов, когда особенно злобный удар сокрушил переносицу. Лицо Моники очень напоминало лопнувший переспелый помидор, она желала поскорее умереть, по ее телу катились волны раскаленной боли. Через две минуты от Суинборн осталось месиво из переломанных костей, и она скончалась от болевого шока. Несколько девушек из Коллектива Проституток Сохо еще несколько минут продолжали выплескивать ярость на эту антипорнографическую идиотку. Несколько типов завизжали, что бедную женщину надо освободить, но Клеопатра Вонг быстренько разделалась с трусливыми уебками.

Мент вызывал подмогу, когда группа панков налетела на ублюдка и распорола грудь. К сожалению, пролетарские бунтари забыли отключить рацию этой свиньи, и дежурный инспектор слышал его предсмертные вопли, прекратившиеся, когда анархисты наконец вырезали ему сердце. Хотя местные легавые не могли вызвать подкрепление из других районов, поскольку почти все дороги в Лондоне были перекрыты, поблизости было полно ублюдков, способных доставить неприятности.

Когда полицейские силы появились, стало видно, что толпа разделилась на три части, которые К. Л. Каллан назвал тремя составляющими пролетарской психики. Народ с доминантой Христа атаковал полицейских, не заботясь о собственной безопасности. Со всех сторон доносился звон бьющегося стекла, об анархистские черепа глухо стучали полицейские дубинки. Никто не сомневался в героизме отчаянных Христиан, сумевших нанести серьезные увечья рядам полиции, но их победы достались неоправданной ценой травм личного состава.

38
{"b":"221785","o":1}