ЛитМир - Электронная Библиотека

Разделавшись с фугу, Адольф небрежно раскидал ломтики поганок и ядовитые части паслена в искусно приготовленные Бреди порции. Затем Адольф справился по книге заказов. Согласно составленному Бреди реестру распределил для каждой фирмы необходимое количество салатов и сандвичей. Потратил почти час, но в конце концов почувствовал, что работа близится к завершению. Оставалось лишь разнести семьдесят три свертка по адресам. Ах да, и не забыть забрать заказы на завтра. Если он этого не сделает, заподозрят неладное. Козлы типа Бреди ни за что не примут на работу помощника, не убедившись, блин, сперва, что он не допустит ни единой ошибки.

Перемещаясь по городу, Крамер остановился купить три выпуска общенациональных газет. Пробежался по ним на предмет убийства Форта, однако ничего не нашел. Расстроился, хотя понимал, что гондона могли и не обнаружить, пока готовился номер. Адольф утешил себя мыслью, что в вечерних газетах что-нибудь да появится. В 11.37 Крамер отнес последний сверток и по пути к «Бэнк-стейшн» приобрел утренний выпуск Chronicle.

Поезд центральной линии вез Адольфа домой. Он прочел газету и его чуть не хватил удар, когда он увидел, что убийству Форта уделили всего пять строк. Передовицу и значительную долю основного материала составляли специально организованные опросы, по итогам которых главный редактор ликующе объявлял доказанным, что в предстоящих выборах местных органов власти победа достанется тори. Крамер с негодованием выкинул газетенку, и вскоре его размышлениями завладела взбесившая давеча листовка. Идея, что так часто осеняет великих, не замедлила озарить и его. Сварганить поддельный выпуск республиканского издания. Несложно обставить все так, что это покажется нечестным способом социалистической агитации. Если Адольфу повезет, правые просто изойдутся говном.

Замыслы мелькали в голове Крамера один за другим, пока он добирался до Гроув-роуд от Майл-Энда. Он выхватил вчерашний выпуск Spotlight. из помойного ведра, отрезал логотип, приклеил его в верхнем правом углу чистого листа А4. Заправил бумагу в электрическую печатную машинку и забарабанил по клавишам. Закончив работу, перечитал свой маленький шедевр:

SPOTLIGHT борется за ваши права!

Замучили соседи? Республиканцы не оставят в беде!

При социалистах многие чиновники думали, что им удастся утаить свои делишки. Теперь, когда у власти республиканцы, они разберутся с отдельными личностями, не желающими пользоваться правом покупать законодательную власть и нарушать жилищные соглашения. Познакомьтесь с программой республиканцев, против которой выступают всякие воинствующие социалисты:

1 Держатели собак в своих квартирах будут преследоваться по всей строгости закона, а их животные будут изъяты и уничтожены.

2 Любители громкой музыки будут выселены, а их квартиры проданы интеллигентным семьям, что оздоровит атмосферу жилого дома.

3 Матери-одиночки будут отправлены на специальные баржи, которые затем пришвартуются вдоль берегов Темзы. Это часть программы по удалению падших женщин, чтобы они не загрязняли город миазмами своей безнравственности.

4 С жильцов, развешивающих на балконах оскорбительную для хорошего вкуса одежду, в особенности кричащих цветов рубашки и вещи с изображением этнических орнаментов, будет взыскиваться штраф.

ВОЕННЫЕ МОНУМЕНТЫ: республиканский совет обязуется снести часть городских монументов, пытающихся увековечить память о ненужных войнах из-за международной плутократии. Две мировые войны явили собой бессмысленную резню, в которой мы сражались против наших братьев из Северной Европы. Нас втянула в бойню всемирная банковская система, поживившаяся на этих безосновательных конфликтах. Взамен военных памятников республиканцы планируют провести ряд мероприятий, способствующий укреплению наших тевтонских связей. Лидеры немецких патриотов уже получили приглашения на организованную правительством встречу, которая состоится в нынешнем году. Ее тема — «Нет братоубийственным войнам!»

ВЕРФЬ КЭНЭРИ: поскольку в программу республиканцев входит сохранение традиционных ценностей, совет обратился к администрации Лондонского портового района с просьбой переименовать верфь Кэнэри в верфь имени Освальда Мосли[1].

Мы находим, что необходимо добиться официального признания заслуг этого несправедливо опороченного патриота и гуманиста перед отечеством. Выбор республиканской программы есть разумный выбор. Вы знаете, во что превратили социалисты ваш квартал и ваш район: город замусорен, тысячи фунтов уходят в карман каким-то непонятным группировкам, которые и палец о палец не ударят, чтобы принести пользу своему округу, и еще большие суммы потрачены на их политическую пропаганду.

Итак, 24 марта голосуйте за республиканцев!

Оставшись доволен творением, Адольф отправился на автобусе в Центр анархического сообщества в Хэкни, там размножил на ксероксе триста листовок. Через два часа он пристроил последнюю агитку и с удовольствием предвкушал неизбежную бурю.

Глава третья

НЕБО ЗАТЯНУЛО ТУЧАМИ, ПОЛИЛ ДОЖДЬ, и Мэлоди упала духом. Она только-только добралась до Дилли и еще не сняла ни одного клиента. Часть двухсот фунтов, полученных за позирование для журнала «Пёзды», ушла на оплату угла на Руперт-стрит, остальное уплыло в Фэнтэзи-центре. Траш улыбнулась мысли о том, что она пополнила свою коллекцию романов Джорджа Гриффина и собрала всего Лионеля Фанторпа. Теперь у нее были абсолютно все произведения последнего, начиная от сборника «Футуристические научные рассказы» 1952 года, где он впервые опубликовался, серии романов и рассказов, изданных «Бэджер-Букс», и заканчивая выпущенным за свой счет «Черным львом» плюс несколько раритетов, появившихся после его заката. Помимо британских изданий у Мэлоди имелись все американские, переиздания «Файв-стар» и даже справочники по пересчету на метрическую систему, сварганенные великим писателем после того, как его уникальные фэнтэзи и фантастические произведения перестали пользоваться популярностью.

Мэлоди старалась не замечать бьющего в лицо дождя. Она уже расплатилась за квартиру на Руперт-стрит, куда водила клиентуру и которую шутливо называла фабрикой секса. Но ей еще требовалось отдать долги за ее основное жилье в Клэпхэме. Поразмыслив на эту тему, Траш убедила себя остаться под дождем, но не смогла принять тот беззаботный вид, что так безотказно действовал на мужиков. Пытаясь изобразить на лице улыбку, Мэлоди мысленно прокрутила все события последних двадцати четырех часов. Феллацио Джонс — еще тот ебанат. После фотосессии она попросила у него полтинник сверх заработанного. Он великодушно, дальше некуда, вручил ей надбавку и заржал, когда она начала раздеваться.

— Я же писака, — смеялся он, — мне не нужен от тебя десятиминутный сеанс, чтобы сварганить очерк. Мне нравится твой стиль. Я сделаю тебя дыркой месяца.

Мэлоди похихикала над этим случаем, но радостное воспоминание никак не меняло того факта, что она торчит под дождем уже двадцать пять минут и промокла до нитки. От холода стучали зубы, и Траш было трудно не замечать пронизывающий до костей ледяной ветер. Нередко, окоченев от парада на Дилли, Мэлоди начинала пересматривать свое мнение, когда стоит свернуть лавочку и сматываться с холода. Траш уже собралась валить на Олд-Комптон-стрит и погреться в тепле за чашечкой кофе, как в нескольких ярдах от нее притормозило такси.

— Залезай, солнышко, — мягко проговорил мужчина, распахивая дверь салона.

— Минуточку, — отвечала, подойдя ближе, Мэлоди, — сначала кое-что обговорим.

— Я при деньгах, — воскликнул тип.

В его дыхании Мэлоди почувствовала запах алкоголя.

— Пятьдесят, — сообщила она, — я живу тут, за углом.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной в отель, — пробормотал мужик.

Мэлоди взвесила предложение. Чувак бухой. Может проявить насилие. Лучше, конечно, отвести его на Руперт-стрит, где часть ее ренты идет охраннику, обеспечивающему безопасность девяти девушек, работающих возле дома.

вернуться

1

Освальд Мосли — cоздатель Британского союза фашистов в 1931 г.

7
{"b":"221785","o":1}