ЛитМир - Электронная Библиотека

- но мои вещи ПОЙДУТ, Генри...

- "мистер Мэйсон", пожалуйста! только мои друзья...

- вы что пытаетесь - ОБОСРАТЬ меня?

- слушайте, Бёркетт, вы настырный. настырность у вас выходит здорово. почему б вам не пойти швабрами торговать, или страховками, или чем-нибудь еще?

- а что с моими вещами не так?

- не получается быть настырным и писать одновременно. это мог только Хемингуэй, а потом даже он забыл, как писать надо.

- я в смысле, чувак, что тебе не нравится в моих вещах? в смысле, будь ОПРЕДЕЛЕННЕЕ! не надо мне тут говна никакого вешать про Хемингуэя, чувак!

- 1955.

- 1955? это в каком смысле?

- это в том смысле, что тогда вы были хороши, но иголку заело. вы до сих пор играете 1955 - снова и снова.

- черт, да жизнь есть жизнь, и я по-прежнему пишу о ЖИЗНИ, чувак! ничего другого нет! какого дьявола ты мне тут вешаешь?

Генри Мэйсон испустил долгий медленный вздох и откинулся на спинку. художники нестерпимо скучны. и близоруки. если у них получалось, они верили в собственное величие, сколь бы плохими они ни были. если у них не получалось, то виноват в этом кто-то другой. не потому, что у них нет таланта; сколько бы они ни воняли, они всегда верили в свой гений. они всегда могли предъявить Ван-Гога, Моцарта или пару дюжин других, кто сошел в могилу до того, как маленькие жопки им отлакировало Славой. однако, на каждого Моцарта приходилось 50.000 несносных идиотов, которые, не переставая, изрыгали гниль. только самые хорошие бросали игру - вроде Рембо или Россини.

Бёркетт закурил еще одну сигарету, снова держа перед собой горящую спичку, пока говорил:

- слушайте, вы же печатаете Буковски. а он оступился. вы же знаете, что он оступился. признай это, чувак! Буковски же оступился, а? правда?

- ну, оступился.

- он пишет ГОВНО!

- если говно продается, то мы будем его продавать. послушайте, мистер Бёркетт, мы - не единственное издательство. попробовали бы кого-нибудь другого? не принимайте наше суждение и всё.

Бёркетт встал.

- а толку-то, к чертям собачьим? вы все, парни, одинаковы! вам хорошая литература ни к чему! всему миру ни к чему НАСТОЯЩАЯ литература! да вы человека от мухи навозной отличить не сможете! потому что вы - дохлятина! ДОХЛЯТИНА, слышал? ВЫ ВСЕ, ПИЗДЮКИ, - ДОХЛЯТИНА! ИДИТЕ НА ХУЙ! ИДИТЕ НА ХУЙ! ИДИТЕ НА ХУЙ!

ИДИТЕ НА ХУЙ!

Бёркетт швырнул тлевшую сигарету на ковер, развернулся, подошел к двери, ГРОХНУЛ ею и исчез.

Генри Мэйсон поднялся, подобрал сигарету, положил ее в пепельницу, сел, зажег свою. с такой работой хрена лысого бросишь курить, подумал он. он откинулся на спинку кресла и затянулся: так радостно, что Бёркетт ушел, такие люди просто опасны - абсолютно безумны и злобны - особенно те, кто всегда пишут о ЛЮБВИ, или СЕКСЕ, или УЛУЧШЕНИИ МИРА. господи, господи. он выдохнул. задребезжал интерком.

он снял трубку.

- к вам некий мистер Эйнсуорт Хокли?

- чего ему надо? мы же отправили ему чек за ЗУД В ЯЙЦАХ И АТАСЫ В ОБЩАГЕ.

- он говорит, что у него есть новый рассказ.

- прекрасно. скажи ему, чтобы оставил у тебя.

- он говорит, что еще не написал его.

- ладно, пусть план оставит. я посмотрю.

- он говорит, что у него нет плана.

- так чего ж ему тогда надо?

- он хочет поговорить с вами лично.

- и ты не можешь от него отделаться?

- нет, он только таращится на мои ноги и скалится.

- так одерни же юбку, ради Христа!

- она слишком короткая.

- ладно. зови.

вошел Эйнсуорт Хокли.

- присаживайтесь, - сказал Мэйсон.

Хокли присел. затем подскочил. зажег сигару. Хокли носил с собой десятки сигар.

он боялся стать гомосексуалистом. то есть, он не знал, гомосексуалист он или нет, а поэтому постоянно курил сигары, считая, что это - по-мужски и динамично, но все равно сомневался, в каком он лагере. ему казалось, что женщины ему тоже нравятся. такая неразбериха.

- послушайте, - сказал Хокли. - я только что сосал 36-дюймовый ХУЙ!

гигантский!

- послушайте вы, Хокли, мы тут делом занимаемся. я только что от одного психа избавился. вам чего от меня надо?

- я хочу у вас отсосать ХУЙ у вас, чувак! ВОТ чего я хочу!

- я бы воздержался.

в комнате уже висел толстый слой сигарного смога. пыхал Хокли что надо. он вскочил с кресла. походил вокруг. сел. вскочил с кресла. походил вокруг.

- я, наверное, схожу с ума, - сказал Эйнсуорт Хокли. - я постоянно думаю о хуе. я раньше жил с этим 14-летним пареньком. огромный ХУЙ! господи. ОГРОМНЫЙ!

он однажды его прямо у меня перед носом отбил, никогда этого не забуду! а когда я учился в колледже, там все эти парни по раздевалке ходили, типа крутые такие, знаете? а у одного ЯЙЦА висели до самых КОЛЕН! мы, бывало, звали его ВОЛЕЙБОЛИСТ ГАРРИ. так вот, когда ВОЛЕЙБОЛИСТ ГАРРИ кончал, крошка, это был пиздец ВСЕМУ!

как взбитая сметана из пожарного крана хлестала! а когда эта штука высыхала...

чувак, по утрам ему приходилось простыню бейсбольной битой выколачивать, шелупонь стряхивать прежде, чем в прачечную отдавать...

- вы сумасшедший, Эйнсуорт.

- я знаю, я знаю, я вам про то же САМОЕ! хотите сигару?

Хокли ткнул ему сигарой прямо в рот.

- нет-нет, спасибо.

- может, вам хочется у МЕНЯ хуй отсосать?

- ни малейшего желания. ладно, чего вы хотите?

- у меня есть идея такого рассказа, чувак.

- хорошо. напишите его.

- нет, я хочу, чтобы вы послушали.

Мэйсон промолчал.

- ладно, - сказал Хокли. - вот она.

он забегал вокруг, пуляясь дымом.

- космический корабль, понимаете? 2 парня, 4 тетки и компьютер. и вот они рассекают по открытому космосу, понятно? дни, недели проходят. 2 парня, 4 тетки, компьютер. у теток уже все аж чешется. им хочется, понимаете? понятно?

- понятно.

- но знаете, что происходит?

- нет.

- два парня решают, что они гомосексуалисты и начинают заигрывать друг с другом. на теток - ноль внимания.

- ага, это как бы смешно. так и напишите.

- постойте. я еще не закончил. эти два парня заигрывают друг с другом. это омерзительно. нет. это не омерзительно! как бы там ни было, тетки подходят к компьютеру и открывают дверцы. и внутри компьютера - 4 ОГРОМНЫХ хуя с яйцами.

- безумно. пишите.

- постойте, постойте. но не успевают они и одного хуя цапнуть, как у машины появляются рты с жопами, и вся эта чертова механика пускается в оргию САМА С СОБОЙ. черт побери, вы можете себе такое вообразить?

- ладно. пишите. мне кажется. мы сможем это использовать.

Эйнсуорт зажег еще одну сигару, походил взад-вперед.

- как насчет аванса?

- нам один парень уже должен 5 рассказов и 2 романа. а от сроков отстает все больше и больше. если так будет продолжаться, он станет хозяином всей компании.

- тогда дайте мне половину, какого черта. полхуя лучше, чем никакого.

- когда мы сможем получить рассказ?

- через неделю.

Мэйсон выписал чек на $75.

- спасибо, крошка, - сказал Хокли, - ты и теперь уверен, что нам не хочется друг у друга хуй отсосать?

- уверен.

и Хокли ушел. Мэйсон вышел к секретарше. ее звали Франсин.

Мэйсон взглянул на ее ноги.

- это платье - довольно короткое, Франсин.

он не отрывал взгляда.

- такой стиль сейчас, мистер Мэйсон.

- зови меня просто "Генри". мне кажется, я никогда раньше не видел таких коротких платьев.

- они становятся все короче и короче.

- у всех, кто сюда заходит, от тебя по-прежнему встает. а потом они идут ко мне в кабинет и несут ахинею, как полоумные.

- ох, да ладно вам, Генри.

- даже у меня от тебя встает, Франсин.

та хихикнула.

- давай, пошли пообедаем, - сказал он.

- но вы же никогда меня на обед не приглашали.

- ах, так есть кто-то другой?

- О, нет. но сейчас же только пол-одиннадцатого.

37
{"b":"221789","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
The Mitford murders. Загадочные убийства
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Волчья Луна
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Мопсы и предубеждение
Охотник за тенью
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Анатомия скандала