ЛитМир - Электронная Библиотека

- какая, к дьяволу, разница? я внезапно проголодался. очень проголодался.

- ладно. тогда секундочку.

франсин извлекла зеркальце, поиграла с ним немножко. затем они оба встали и вышли к лифту. в лифте они ехали совершенно одни. по пути вниз он сграбастал Франсин и поцеловал ее. пахла она малиной с незначительным привкусом кариеса. он даже облапал ей одну ягодицу. она для проформы посопротивлялась, слегка прижимаясь к нему.

- Генри! я прям не знаю, какая муха вас укусила! - хихикнула она.

- я всего лишь мужчина, в конце концов.

в вестибюле здания стоял киоск, где торговали конфетами, газетами, журналами, сигаретами, сигарами...

- одну минуточку, Франсин.

Мэйсон купил 5 сигар, огромных. зажег одну и выпустил гигантский фонтан дыма.

они вышли на улицу, ища, где бы поесть. дождь перестал.

- вы обычно курите перед обедом? - спросила она.

- и перед, и после, и между.

Генри Мэйсон чувствовал себя так, будто он совсем немножко сходит с ума. все эти писатели. да что с ними такое, к чертям собачьим?

- эй, вот неплохое местечко!

он придержал дверь, и Франсин вошла. он - за ней.

- Франсин, как же мне платье твое нравится!

- правда? ой, спасибо! у меня есть целая дюжина похожих.

- правда?

- умм-гумммм.

Мэйсон отодвинул ей стул и смотрел на ее ноги, пока она садилась. потом сел сам.

- господи, я проголодался. венерки из головы не идут - интересно, почему?

- я думаю, вы хотите меня выебать.

- ЧТО?

- я сказала: "я думаю, вы хотите меня выебать".

- о.

- Я вам это позволю. я думаю, вы очень славный человек, очень милый, в самом деле.

подошел официант и разогнал сигарный дым папками с меню. одну вручил Франсин, одну - Мэйсону. и стал ждать. и у него вставал. ну почему некотрым парням достаются такие куколки, а он вручную отбивать должен? официант принял у них заказ, все записал, прошел во вращающиеся двери, передал заказ повару.

- эй, - сказал повар. - это у тебя там что?

- ты о чем?

- о том, что у тебя тут рог вырос! спереди! ко МНЕ с этой штукой даже не приближайся!

- да это ерунда.

- ерунда? этой ерундой кого-нибудь убить можно! иди под холодный кран его засунь! смотреть противно!

официант зашел в мужскую уборную. некоторым так все девки достаются. а он - писатель. у него полный чемодан рукописей. 4 романа, 40 рассказов, 500 стихов.

ни шиша не опубликовано. паршивый мир. таланта распознать не могут. принижают талант всячески. "связи" им, видишь ли, тут нужны, вот и все. паршивый хуесосный мир. обслуживаешь целыми днями этих дурацких людишек.

официант извлек свой член, водрузил на раковину и начал плескать на него холодной водой.

СОВОКУПЛЯЮЩАЯСЯ РУСАЛКА ИЗ ВЕНЕЦИИ, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ

Бар уже закрылся, им еще до меблирашек тащиться, а тут на тебе катафалк прямо на улице, где Желудочная Больница стоит.

- Мне кажется, сегодня - ТА САМАЯ ночь, - сказал Тони. - Я уже в крови это чую, вот те крест!

- Та самая ночь для чего? - переспросил Билл.

- Смотри, - сказал Тони. - Мы уже хорошо знаем расписание. Давай отметем одного! Какого хуя? Или кишка тонка?

- Ты чё, с дуба рухнул? Думаешь, я зассал, потому что этот морячок мне по сраке надавал?

- Я этого не говорил, Билл.

- Да ты сам ссыкло! Да я тебе вломлю как не фиг делать...

- Ага. Я знаю. Я не про это. Я в смысле, давай жмурика отметем прикола ради.

- Ёбть! Да хоть ДЕСЯТЬ жмуриков!

- Постой. Ты сейчас назюзюкался. Давай подождем. Мы знаем расписание. Мы знаем, как они работают. Мы ж каждую ночь следили.

- А ты, значит, не назюзюкался, а? Да у тебя иначе бы ОЧКО взыграло!

- Тихо ты! Смотри! Вот идут. И жмурик с ними. Бедолага какой-нибудь. Смотри, простыню ему на голову натянули. Печально.

- Да смотрю я, смотрю. В самом деле печально...

- Ладно, мы знаем расписание: если жмурик только один, они его закидывают, перекуривают и уезжают. А если двое, то дверцы в катафалке они оба раза не станут запирать. Настоящие четкие мальчонки. Им все это обрыдло. Если жмурика два, одного парня они просто оставляют на каталке за машиной, заходят внутрь и вывозят второго, а потом обоих закидывают. Мы сколько ночей за ними наблюдали?

- Фиг знает, - ответил Билл. - Шестьдесят уж точно.

- Ладно, вот у них один жмурик уже есть. Если сейчас вернутся за вторым, этот - наш. Не обосрешься, если они сейчас за вторым пойдут?

- Обосрусь? Да у меня кишка потолще твоей!

- Ладно, тогда смотри. Сейчас узнаем... Оп-ля, поехали! За вторым пошли! - сказал Тони. - Хватаем?

- Хватаем, - ответил Билл.

Они рванули через дорогу и схватили труп за голову и ноги. Тони досталась голова - прискорбный отросток, туго обмотанный простыней, - а Билл держал пятки.

Потом они неслись по улице, и чистая белая простыня развевалась на трупе по ветру: иногда проглядывала лодыжка, иногда - локоть, иногда полная ляжка, а затем они взбежали по парадным ступенькам меблированных комнат, допыхтели до двери, и Билл сказал:

- Господи ты бож мой, у кого ключ? Меня трясет чего-то!

- У нас мало времени. Эти уроды скоро второго жмурика вынесут! Кидай его в гамак! Быстро! Надо этот чертов ключ найти!

Они швырнули труп в гамак. И тот раскачивался в лунном свете взад-вперед, взад-вперед.

- А может, тело назад отнесем? - спросил Билл. - Господи боженька, царица небесная, назад его что, нельзя?

- Времени нет! Слишком поздно! Нас засекут. ЭЙ! ПОГОДИ! - вдруг завопил Тони.

- Я ключ нашел!

- СЛАВА ТЕ ГОСПОДИ!

Они отперли дверь, сгребли эту штуку с гамака и помчались с нею вверх по лестнице. Комната Тони находилась ближе. Второй этаж. Труп довольно гулко стукался о стену и перила.

Тут они дотащили его до двери Тони и разложили на полу, пока Тони нашаривал в карманах второй ключ. Потом дверь открылась, они плюхнули труп на кровать, сходили к холодильнику, зацепили тонин галлон дешевого мускателя, хлопнули по полстакана, возобновили, вернулись в спальню, уселись и посмотрели на труп.

- Как ты думаешь, нас кто-нибудь видел? - спросил Билл.

- Если кто и видел, то здесь, наверное, уже легавых бы полно было.

- А как ты думаешь, они район обыскивать будут?

- Каким образом? Ломиться в двери в такое время и спрашивать: "Нет ли у вас мертвого тела"?

- Блин, наверное, ты прав.

- Конечно, прав, - ответил Тони, - но все равно интересно, каково парням было: приходят, а тела нет. Весело, наверное.

- Ага, - подтвердил Билл, - наверное.

- Ладно, весело или нет, но жмурик у нас. Во какой, на кровати валяется.

Они посмотрели на штуку под простыней, выпили еще.

- Интересно, он сколько уже покойник?

- Недолго, наверное, - я так думаю.

- А интересно, когда они застывать начинают? Интересно, когда они начинают вонять?

- Этот ригор мортис не сразу начинается, я думаю, - сказал Тони. - А вонять начнет довольно скоро. Как мусор в раковине. Мне кажется, кровь им только в морге спускают.

И вот эти два алкаша продолжали себе глотать мускатель; временами они даже забывали о трупе и разговаривали о других вещах, смутных и важных, даже не умея толком выразить свои мысли. Затем беседа снова возвращалась к покойнику.

Тело по-прежнему лежало на месте.

- Чего с ним будем делать? - спросил Билл.

- Поставим в чулан, когда застынет. Когда несли, у него все еще болталось.

Вероятно, полчаса назад умер или около того.

- Так, ладно, ставим его в чулан. А что дальше будем делать, когда вонять начнет?

- Я об этом еще не подумал, - ответил Тони.

- Так подумай, - сказал Билл, начисляя себе щедрой рукой.

Тони попытался подумать.

- А ведь знаешь, мы же в тюрьму сесть за это можем. Если нас поймают.

- Ну дак. И?

38
{"b":"221789","o":1}