ЛитМир - Электронная Библиотека

- сосешь? - спросил я.

- конечно.

она взяла его в рот и что-то из меня выжала.

я дал ей еще пятерку, оделся, отхлебнул еще вина и спустился по лестнице, перешел через дорогу к заправке. аккумулятор зарядили полностью. я заплатил работнику, выкатил задним ходом машину, дернул по 8-й авеню. 2 или 3 мили за мною висел легавый на мотоцикле. в бардачке у меня лежала пачка КЛОРЕТОВ, я ее вытащил, извлек 3-4. лягаш, наконец, отлип и прицепился к какому-то япу, который внезапно свернул влево на бульвар Уилтшир, не включив поворотника и не просигналив рукой. они заслужили друг друга.

когда я приехал к себе, женщина спала, а маленькой девочке захотелось, чтобы я почитал ей из книжки под названием ЦЫПЛЯТА КРОХИ СЬЮЗАН. это было ужасно. Бобби нашел картонный ящик, чтобы в нем могли спать цыплята. он поставил его в угол за кухонную плиту. потом Бобби насыпал немного кашки Крохи Сьюзан в маленькую тарелочку и аккуратно поставил ее в ящик, чтобы цыплята могли немножко пообедать. а Кроха Сьюзан смеялась и хлопала своими маленькими жирными ладошками.

позже выясняется, что два других цыпленка - петушки, а Кроха Сьюзан наседка, наседка, отложившая чудеснейшее на свете яйцо. вот те на.

я уложил маленькую девочку, зашел в ванную и пустил в ванну горячую воду. потом залез туда и подумал: в следующий раз, когда аккумулятор сядет, пойду в кино.

потом я вытянулся в горячей воде и забыл обо всем. почти.

Президент Соединенных Штатов Америки сел в машину в окружении своих агентов. На заднее сиденье сел. Стояло темное и ничем не выдающееся утро. Никто не говорил ни слова. Они покатили вперед, и шины шуршали по улицам, все еще мокрым от ночного дождика. Молчание было необычнее, чем когда-либо раньше.

Они некоторое время ехали, затем Президент спросил:

- Послушайте, а ведь это дорога не в аэропорт?

Агенты не ответили. Отпуск был запланирован. Две недели в личном доме. Самолет ждал его в аэропорту.

Снова начало моросить. Похоже, опять дождь припустит. Все, включая самого Президента, были одеты в тяжелые плащи; шляпы; от этого казалось, что в машине не продохнуть. Снаружи холодный ветер не утихал.

- Водитель, - сказал Президент, - мне кажется, вы на неверном пути.

Водитель не ответил. Остальные агенты смотрели прямо вперед.

- Послушайте, - сказал Президет, - может кто-нибудь подсказать этому человеку правильную дорогу в аэропорт?

- Мы не едем в аэропорт, - произнес агент слева от Президента.

- Мы не едем в аэропорт? - переспросил Президент.

Агенты снова затихли. Морось перешла в дождь. Водитель включил дворники.

- Слушайте, в чем дело? - спросил Президент. - Что тут происходит?

- Которую неделю уже льет, - сказал агент, сидевший с водителем. Это угнетает. Хорошо бы немного солнышка.

- Я б тоже не отказался, - подтвердил водитель.

- Тут что-то не так, - сказал Президент. - Я требую знать...

- Вы больше не в том положении, чтобы требовать, - ответил агент справа.

- Вы имеете в виду?.. - начал Президент.

- Мы имеем в виду, - ответил тот же агент.

- Это будет покушение? - спросил Президент.

- Вряд ли. Это старомодно.

- Тогда что...

- Прошу вас. У нас приказ ничего не обсуждать.

Они ехали так несколько часов. Дождь не прекращался. Никто не произносил ни слова.

- Теперь, - произнес агент слева, - еще один круг и сворачивай. Хвоста нет.

Дождь нам очень помог.

Машина еще немного покружила по местности и свернула на узенькую грунтовку. Было грязно, и колеса то и дело скользили, проворачивались, потом снова отыскивали опору, и машина продвигалась вперед. Человек в желтом дождевике посветил фонариком и направил их в открытые ворота гаража. Место было уединенным, вокруг много деревьев. Слева от гаража стояла небольшая ферма. Агенты открыли двери машины.

- Выходите, - велели они Президенту. Президент повиновался. Агенты тщательно обступили Президента, хотя вокруг не было ни души на многие мили, если не считать человека с фонариком и в желтом плаще.

- Я не понимаю, почему все нельзя сделать прямо здесь, - произнес человек в желтом плаще. - По-другому точно выйдет рискованнее.

- Приказ, - ответил один агент. - Сам знаешь. Он всегда был знаменит своей интуицией. А теперь и подавно.

- Холодина какая. У вас есть время выпить чашечку кофе? Он готов.

- Очень мило с твой стороны. Мы долго ехали. Я полагаю, вторую машину снарядили?

- Конечно. Проверяли неоднократно. На самом деле, мы минут на десять опережаем график. Я поэтому кофе и предложил. Знаете же, как он любит точность.

- Ладно, тогда зайдем.

Не выпуская Президента из своего круга, агенты вошли в домик.

- Сядьте здесь, - велел один Президенту.

- Хороший кофе, - сказал человек в желтом дождевике. - Вручную молол.

Он обошел всех с кофейником. Налил себе, сел, не снимая дождевика, только капюшон отстегнул и кинул на печку.

- Ах, хорошо, - вымолвил один агент.

- Сливки и сахар? - спросил у Президента другой.

- Давайте, - ответил тот...

В старой машине места было немного, но все поместились; Президент снова на заднем сиденье... Старая машина тоже буксовала в грязи, колеса проваливались в выбоины, но обратно на дорогу они выбрались. Снова большую часть пути молчали.

Потом один агент закурил.

- Черт, никак бросить курить не могу!

- Да, это непросто, делов-то. Не бери в голову.

- Я и так не беру. Просто от самого себя противно.

- Да ладно тебе. Сегодня великий день в Истории.

- Это уж точно! - ответил тот, что с сигаретой.

И глубоко затянулся...

Они остановились возле старых меблирашек. Дождь не прекращался. Немного посидели в машине.

- Всё, - сказал агент рядом с водителем, - выводи его. Чисто. На улицах никого.

Они провели Президента, держа его между собой, сначала через парадное, затем 3 лестничных пролета вверх, не выпуская его ни на секунду. Остановились и постучали в 306-й. Условным стуком: один удар, пауза, 3 удара, пауза, два...

Дверь открылась, и агенты быстро втолкнули Президента внутрь. Дверь за ним закрыли и заперли. Внутри его ждали три человека. Двоим - за 50. Костюм третьего состоял из старой батрацкой рубахи, поношенных штанов на несколько размеров больше и башмаков за 10 долларов, стоптанных и нечищенных. Он сидел в кресле-качалке посередине. Было ему лет 80, но он улыбался... а глаза оставались теми же; нос, подбородок, лоб тоже не сильно изменились.

- Добро пожаловать, господин Президент. Я долго поджидал Историю, Науку и Вас, и вот все прибыли по расписанию сегодня...

Президент вгляделся в старика в качалке:

- Боже милостивый! Вы... вы же...

- Вы меня узнали! Иные ваши сограждане подшучивали над нашим сходством! Слишком глупо даже предполагать, что я был...

- Но ведь доказано, что...

- Разумеется, доказано. Бункеры: 30 апреля 1945 года. Нам так хотелось. Я был терпелив. Наука оставалась с нами, но иногда мне приходилось поторапливать историю. Нам нужен был верный человек. Вы - наш верный человек. Остальные были слишком невозможны - слишком чужды моей политической философии... Вы - намного идеальнее. Работая через вас, все окажется гораздо легче. Но, как я сказал уже, приходилось немного подгонять ролик Истории... в моем возрасте... я был вынужден...

- Вы имеете в виду?..

- Да. Я убрал вашего президента Кеннеди. А затем - его брата...

- Но зачем было второе покушение?

- К нам поступила информация, что этот молодой человек выиграл бы президентские выборы.

- Но чего же вы хотите от меня? Мне сказали, что покушения на меня не будет...

- Могу я представить вам доктора Графа и доктора Фолькера?

Два человека кивнули Президенту и улыбнулись.

- Но что же будет? - спросил Президент.

- Прошу вас. Минуточку. Я должен уточнить у своих людей. Карл, как прошло с Двойником?

41
{"b":"221789","o":1}