ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Весь этот перл на самом деле оказывается направлен против сегодняшних «гипербореев» (Логинова и К.). Эти гипербореи ненавидят русское язычество. Язычники тратят годы жизни на работу с архивными материалами — описаниями деревенских обрядов девятнадцатого века. При этом весь мировой оккультизм (в том числе и бытующий в славянских землях) отвергается ими как не национальное явление. Никакие теософы и розенкрейцеры — не имеют никакой ценности для язычников. Все это было в свое время изучено и отброшено как негодный духовный хлам. Ни один язычник не станет выводить Москву из имени сына Ноя — это чисто христианский бред. Привлечение к языческой идее НЛО так же рассматривается язычниками как умственная патология. Ной и НЛО не имеют к нашей традиции никакого отношения.

В целом, язычники — это люди, желающие понимать и чувствовать своих предков без посредников. Этому бы порадоваться, да поправить бы по-доброму, если знаешь вопрос лучше. Так нет же. На людей выливаются потоки лжи при полной некомпетентности писателя. И это только потому, что люди осмелились искать и думать самостоятельно.

Далее: «Агрессивное антихристианство секты дает основание считать ее одним из ответвлений мировой сатанистической традиции, приспособленным к русским условиям. Генеральное направление этой традиции осуществляет глобальное движение «New Age» («Новый век»), имеющее своей главной задачей уничтожение христианства и осуществление всемирного синтеза религиозных конфессий в виде культа некоего «верховного существа»».

Отличие сатанизма от язычества представлено в моей книге «Русское язычество и шаманизм», 2006 г. Существенно то, что сатанизм не возможен без христианства, в то время как язычество — самодостаточно. Ему не требуются никакие антиподы и противостоящие силы. Главное то, что сатанизм исходит из личного эгоизма человека, а в язычестве первичными являются интересы рода.

Стремление смешать сатанизм с язычеством — универсально для христианства. Это делал еще Нестор в «Повести временных лет». Идея подвести русское язычество под интернациональное движение «Новый век», принадлежит известному сектоведу А. Дворкину. Это является формой лжи на язычество. Русское язычество не интересуют никакие иные религиозные конфессии, и их дальнейшая судьба. Повторяю, русское язычество обладает принципом полноты, оно самодостаточно и как вера, и как социальное явление.

«Неоязычество развивается в наше время как часть от части безликой силы, раздирающей общество на «пророков» и «материал» для очередного эксперимента, является по сути вероятной линией наметившегося в обществе раскола…. И если народ не удалось пока развратить «массовой культурой», то — не мытьем, так катаньем — «староверы» пытаются подойти с другого конца, превратив русских в «этномассу», под предлогом возвращения к родовым истокам — развенчать и опошлить саму национальную идею, исторический стержень народного бытия, — свести ее к сумме смутных языческих суеверий, совмещенных с деструктивными, разрушительными для души оккультными практиками для «избранных»».

Что хочет сделать с обществом язычество? Об этом сказал Круг Языческой Традиции, и об этом пишется в данной книге. Патриоты от христианства обвиняют язычников в том, что они хотят разрушить общество. В действительности, язычество хочет оказать такое воздействие на общество, чтобы оно стало сильнее, и могло противостоять массовой культуре, чтобы оно обрело самодостаточность, которой само язычество обладает. Это возможно только, если в обществе возникнет целостность, системность видения мира. Простой набор суеверий такой цельности дать никак не может. Истинная проблема некоторых «патриотов» в том, что общество, обладающее цельностью видения мира, нельзя околпачить в том числе и христианством.

«Язычество всегда чревато человеческой, «великой» жертвой, ибо кумиры жаждут, человеческое жертвоприношение в данном случае — только вопрос времени, в этом также должен отдавать себе отчет каждый неоязычник».

Это клевета на наших богов. Ни одна религия не совершила стольких убийств, сколько совершило христианство. И по этому, чтобы хоть как-то обелиться, оно и кивает на язычество. Наше язычество — одна из самых бескровных религий мира. Только такой изувер как христианский святой князь Владимир, смог ввести человеческие жертвоприношения. В честь своей веры он зарезал такого же как и он сам святого Федора. Это зверство христианство возлагает на язычество. В действительности, это деяние не веры, а лично святого Владимира. Обвинение наших богов в человеческих жертвах есть грязная ложь и патология обвинителей одновременно.

«Как ненавистна им и сама Россия с ее «двунадесятью языками», и тысячелетняя идея русского мессианства. Можно ли вообще быть русским, не любя Россию?! И здесь неоязычники действуют заодно с заклятыми врагами и разрушителями русской государственности, это тоже важно понять. Вне Веры Отцов и великая государственность, и русская идея, и сама, наконец, русская душа — все это теряет смысл, и никакие идолы не спасут нас, если это будет утрачено в одночасье».

Это типичное обвинение. Оно так же насквозь лживое. Язычество — это любовь к своей родной земле по самому определению. Государство же к Родине весьма относительно. Государство временно, а Родина — вечна. Родина — она богиня Россия, и мы — е дети.

Христианские патриоты говорят, что язычники поддерживаются ЦРУ для создания конфликта и разрушения русского сознания. В действительности все наоборот: РПЦ действует в одном направлении с мировым глобализмом и ЦРУ, поскольку им обоим нужен покорный народ, — стадо.

Сегодня ни одна политическая сила мира не поддерживает язычников, ибо врагам это смертельно опасно, а свои — не доросли до такого уровня порядочности, чтобы отказаться от услуг той же церкви.

Язычники не запирают себя в маленький мирок, воюя при этом со всем миром. Язычники понимают, что верования в разных землях России всегда будут в деталях различными. Именно поэтому языческое единство не в христианском мессианстве — т. е. не том, чтобы искоренять иные языки и верования Руси, и чтобы все одинаково молились одному богу. Единство язычества в признании права за людьми жить на своей земле по своей традиции. Все языческие народы России равно почитают свой очаг, своих предков, свою Природу, и хотят, чтобы их дети были здоровыми и мудрыми продолжателями их дела. Эта добросердечность и объединяет язычников России в Круг Языческой Традиции.

4. Все это столь важно, что требует дополнительных разъяснений. Относительно язычества в обществе сознательно поддерживается атмосфера не понимания и дикости в его толковании. И обвинения язычества в том, что оно разрушает русский мир, могут показаться кому-то объективными. Дескать, стратегические интересы России требуют единства народа. А язычество зажигает свой очаг в каждой семье по-своему. Какое уж после этого единство? Все такие рассуждения являются глубоко невежественными. И всякая такая социальная система, которая вся сплошь состоит из людей абсолютно одной мысли, в действительности не гибка и не жизнеспособна.

Общество оказывается наиболее устойчивым и жизнеспособным, если в нем соблюдается баланс между принуждением и свободой. Этнографы знают, что все века в разных местах русской земли, имели место весьма разные традиции. Все это многообразие народной традиции, имело свое отражение в языческой вере. Традиция — это, по сути, та часть язычества, которая перестала восприниматься как религия, и перешла в область культуры. За какое бы дело ни брались русский крестьянин или крестьянка — они знали, что все эти дела делали (и теперь в них помогают им) языческие боги.

То, что в христианстве эти боги получили статусы святых — никакого принципиального значения не имеет. Мировоззрение оставалось языческим: «Огонь — царь, вода — царица, земля — матушка, небо — отец, ветер — господин, дождь — кормилец, солнце — князь, луна — княгиня», В.И. Даль, «Пословицы русского народа». Вот она какая, — русская душа. Это чисто языческое видение мира.

13
{"b":"221800","o":1}