ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К сожалению, это не просто мнение католика Бьюкенена. Это реально имеющая место ситуация. Нам известно из независимых источников, что на Западе, язычество аккумулирует в себе не тех, кто хочет отстоять свой род, а тех, кто не желает перед ним отвечать. Но если язычество перестает быть родовой религией, то оно не выполняет своей исторической роли. Нам, в России, нужно только родовое язычество. Такое язычество, которое выводит нас к приоритету родовых ценностей. Магия, которая направлена в конечном итоге не на защиту рода, а на копание в нюансах личных переживаний — нам не нужна.

3. Вторая мертвящая сила по Бьюкенену — это распространение гедонистской культуры, в основе которой лежит занятие самим собой и стремление к наслаждениям. На это ориентирована мораль общества.

Бьюкенен обнаружил, что на Западе произошла гедонистическая революция. Она провозгласила: все образы жизни равноправны. И если ты не уважаешь образ жизни соседа, то ты — лицемер. Она же провозгласила: не суди, да несудимым будешь. Т. е. должна иметь место полная свобода и полная терпимость, в том числе и ко всем проявлениям человеческих извращений. Всякое общественное давление на сексуальные меньшинства или наркоманов — становится невозможным. Эту вседозволенность поощряют в школах. Авторитет родителей перестает быть таковым для детей. Средства информации массово обсуждают преступления белых против гомосексуалистов и негров, возводя их ранг «преступлений ненависти». Преступления негров и гомосексуалистов против белых и здоровых людей прессу не интересуют, поскольку они не «укладываются в концепцию» революции, хотя их значительно больше в процентном отношении.

4. Кто и как заложил основы такой революции? Конечно, в ней виновны идеологи глобализма. Но у Бьюкенена иное мнение, которое заслуживает внимания. Он указывает, что некий итальянский коммунист Антонио Грамши, примерно в 1923 году, пришел к мысли, что смена политического строя возможна не посредством революционного восстания, а посредством смены основных идей культуры общества. «Смена культурного пласта потребует упорного сражения за овладение средствами массовой информации — газетами, журналами, кинематографом, радио, театрами, школами, семинарами… искусством». Но, как только это случится — политическая система изменится сама собой.

После российского демократического переворота это для нас кажется очевидным, но тогда это было открытием. Эту идею стала развивать «Франкфуртская школа», которой присоединились критик Теодор Адорно, психолог Эрих Фром, социолог Вильгельм Райх. В 1933 году эта школа бежала из Германии в Америку, где продолжила деятельность. В основную задачу школы входила цель: сделать мир гуманнее и добрее. Результат, однако, оказался другой.

Школа разработала «критическую теорию». Эта теория ведет «обоснованную критику всех без исключения элементов западной культуры, в том числе христианства, капитализма, авторитета семьи, традиции, сексуальных ограничений, верности, патриотизма, национализма, этноцентризма, конформизма и консерватизма». Согласно критической теории все западные общества — скопища расизма, шовинизма, национализма, ксенофобии, антисемитизма, нацизма, фашизма.

«Критическая теория со временем порождает культурный пессимизм, ощущение чужеродности, безнадежность и отчаяние, когда люди, пускай даже свободные и преуспевающие, начинают воспринимать свою страну как угнетателя, как общество, не заслуживающее любви и верности…

Под влиянием критической теории, многие представители шестидесятых — самого привилегированного поколения в истории США — убедили себя, что они живут в аду…» «Бегство от свободы» Эриха Фрома и «Сексуальная революция» Вильгельма Райха — пример приложения критической теории.

«…Обнаружив зародыш фашизма в патриархальной семье, Адорно затем отыскал и место обитания этого зародыша — традиционную культуру (основанную, конечно, на язычестве)… Дорога к культурной гегемонии лежит через психологическую обработку, а не через философский диспут. Американских детей следует приучать в школе, что их родители — расисты, шовинисты и гомофобы, и что им необходима новая мораль».

«…Пестуемые на протяжении десятилетий, эти идеи начали «плодоносить» именно в шестидесятые годы двадцатого столетия.

Второй фактор, способствующий революции, — это появление в университетах США в 1964 году огромного количества молодых людей, не знавших бедности и военных тягот. Таким образом, сложилась восприимчивая аудитория для проращивания зерен культурной революции. Беззаботные, скучающие от безделья, непривычные к труду, эти молодые люди были готовы к мятежу».

5. В результате такого культурного разложения, сегодня из американца, якобы, выветривается имперская дурь и возникает реализм в понимании действительности. «Нам не хватает решимости защищать наши границы и требовать от иммиграции обязательной ассимиляции в обществе… Мексиканская иммиграция является прямой угрозой нашей идентичности и культурной целостности и, быть может, нашей национальной безопасности… Люди все меньше отождествляют себя с национальным государством… Мехико сегодня руководит вторжением в США, а мы отвечаем не то, что адекватно — робким молчанием и стыдливо отводим глаза… Правительству США не хватает решительности поступать так, как этого требует закон».

5. Независимо от позитивистских рассуждений Бьюкенена, в России нынешний кризис осмысляется в системе иррациональных понятий. В этом кроется потенция обнаружения достойного выхода из исторического тупика цивилизации, но это так же может привести и к смертельному заблуждению. Синица или журавль? Бьюкенен предпочитает держать синицу в руках. В России просматривается тенденция реванша: обязательно поймать журавля, который пока свободно парит в небе. Литературы на эту тему появляется много. Рассмотрим еще две книги. Первая книга имеет конструктивный характер: «Демография: русский прорыв» В.А. Башлачева, «Белые альвы», 2006 г. Опять же, приведем несколько фрагментов книги, чтобы изложить важную для нас суть. «…могущество СССР — это результат «переплавки» русского демографического потенциала в заводы и ракеты… На Западе времен осталось мало. Но у нас, русских, еще меньше… Коммунизм и либерализм — это химеры двадцатого века. Народы, осуществляющие их идеалы, обрекают себя на вырождение… Лишь число вырастающих здоровых детей решают судьбу народов. Демографию необходимо ввести в ранг высшего национального приоритета… Главный фактор потерь всех сторон демографии — «сдвиг морали». Это первая задача русского прорыва. Вторая задача: качественное поколение. Новое поколение должно быть здоровым. Третья цель — сбережение кадров… Русские школы просто обязаны воспитывать патриотов, способных защитить Россию. Когда ребенок читает биографии великих предков, исторические и художественные произведения и стихотворения, слушает песни, рассматривает картины о великом прошлом русского народа, тогда в нем растет патриотизм».

Далее, в книге говорится, что надо менять в сегодняшней России, чтобы мы смогли выжить. Оказывается, нужно ломать все то, что нам привил глобализм. Существенно, что автор находит в обществе, помимо общей массы населения нормальных людей, еще две категории людей: «садовников» и «дьяволят». «Садовники» ориентированны на конструктивное созидание — это люди, дерзающие в направлении русских интересов. «Дьяволята» — люди, нацеленные на разрушение и зло. В настоящее время, «дьяволята» отклонили общую массу нормальных людей в свою сторону благодаря деятельности СМИ, гуманитарной интеллигенции и отчасти правительства — пошедших на поводу у идеологов глобализма… Автор жестко указывает, что демографическую проблему нельзя решить путем привоза мигрантов, игнорируя проблемы русского этноса. В этом случае, «дьяволята» будут и дальше тащить народ в сторону вырождения, и вслед за этим привоз масс иммигрантов в страну надо будет только увеличивать. Выход один: требуются немедленные усилия по всестороннему увеличению численности русского народа.

Вторая книга мало практична, но теоретически она, скорее всего, правильно выводит нас в перспективное будущее. О нем несколько слов, ибо на фоне этого будущего вынужденно будет развиваться русское языческое самосознание. Книга явно указывает: каким может быть если не второй, то третий акт мировой трагедии. Это книга М. Калашникова и Р. Русова «Сверхчеловек говорит по-русски», Москва, 2006 г.

28
{"b":"221800","o":1}