ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Авторы подымают вопрос кризиса цивилизации, кризиса России, проблему грядущих даров науки, и указывают каким будет мир в ближайшее время. Он может быть либо глобалистически жестоким, если в мире победит западная и масонская идеология господства, либо этот мир будет гуманен и справедлив, если победит русская идея партнерских отношений между народами.

Фундаментальное изменение сегодняшнего мира произойдет вследствие развития нанотехнологий, генетики и ядерных технологий. Миру будут явленны генетически измененные сверх люди, которые либо чудовищно поработят все человечество, либо явятся гарантом его свободного существования. В силу этого, надежда возлагается на русских ученых, которые не покинули Россию и, живя в полной нищете, имеют силы продолжать вести научные исследования. Авторы преклоняются перед этими сверх человеками, указывая, что в них и заложен потенциал будущей цивилизации, для которой творчество выше, чем потребление материальных благ. Ген творчества следует вложить в людей будущего, которые будут не корыстны, чисты нравственно, и устремлением их будет созидание. Именно такие люди создадут СССР — 2. В СССР — 1 все эти качества имели возможность расцвести, но для них не хватало научной (генетической) базы. Западная цивилизация — это стадо «экономических животных» — которое будет съедено своим же Големом — вампирической над человеческой сущностью в которую воплотился дух западной цивилизации. После такого самоуничтожения — полного вырождения поддерживающего его человечества, божество зла — Голем вынужден будет погибнуть.

Как видно, две этих книги являют совершенно противоположные позиции. В одной утверждается, что техническое развитие — гибельно для этноса. В другой только на сверхразвитие и делается ставка при решении проблемы выживания русского народа и его традиционных ценностей, включая идею партнерства как принципа взаимоотношений между народами. Дескать, владение генной инженерией решит и проблемы с численностью населения. Теоретически — да. Но вопрос стоит в способности народа владеть своей традицией. Это относится к понятию качества населения по Башлачеву.

Едва ли правильный сдвиг морали можно совершить искоренением генетических дьяволят и увеличением числа генетических садовников, как фактически предлагает Калашников. То ли что действительно нужно эти садовники насадят? Для этого и нужны дьяволята — чтобы подвергнуть их труды сомнению. И для этого нужна нормальная масса людей, чтобы сделать правильный выбор на основе своей традиции и опыта предков.

Приведенная информация кажется исчерпывающей. На основании ее можно сказать, что финансирование культуры в СССР и в России по остаточному принципу — есть стратегическая ошибка. Исход второго действия мировой трагедии существенно зависит от того: сумеем ли мы разрешить внутри русского этноса все перечисленные проблемы, на которые указывают наши писатели, и которые, по словам Бьюкенена, терзают сейчас даже экономически благополучный американский этнос? Или мы падем под их тяжестью?

Боги говорят волхвам, что будущее страшно. Сложившаяся два века назад масонская система управления, когда главные управляющие лица скрыты и потому не уязвимы и не подконтрольны кому либо, — доказала свою эффективность. Для преодоления господства этой системы в области культуры, языческому движению все еще требуется внутреннее системное развитие. Нам необходимо бороться за этническое возрождение нашего народа, и победить. В этой борьбе мы дойдем до последней черты. И последнее слово будет за силой нашей веры в наших Богов. Русское возрождение будет высшим чудом и высшей магией. Ради него волхвы напрягают все силы. И это будет не искусственное возрождение через генную инженерию. Это будет естественное возрождение в духе.

Приведем взгляд на европейское общество из нашей системы координат и ценностей. Наши выводы во многом совпадают и дополняют приведенные выше выводы Бьюкенена. Поэтому надо понимать, что истина где-то рядом.

Кризис европейской цивилизации

Вечером 11 сентября 2005 г. известный политолог по радио «Свобода» заявил, что на коротких исторических дистанциях (до ста лет) в жизни обществ может побеждать идея, но на длинных — всегда побеждает материальный интерес. По этой причине, в исторической перспективе, мусульманский мир будет повержен демократией западного образца, поскольку она более всего насыщает человеческие вожделения.

Политологу мыслится, что иной цивилизации, кроме как технического глобалистического общества быть не может. Но техническое развитие — дело преходящее. Происходит оно ценой уничтожения родовой традиции, и потому чревато вырождением. Мы еще всерьез не столкнулись с понятием исторического регресса, когда цивилизация вырождается и теряет своих людей, свои знания, культурный и научный потенциал. Возможно, начало не только биологического, но и технического регресса, мы уже наблюдаем в Европе, да и в США.

1. Наступающий на нас мир глобализма — это мир технической мондиалистской цивилизации, в котором совершенствуются машины и способы порабощения людей, но не улучшается сам человек. Кому-то покажется странным, что цивилизация, заявляющая о свободе и демократии, в действительности совершенствует способы господства. Но это так. Оглянемся вокруг себя в нашей современной России. Кто виноват во всех наших бедах? Мы уже задавались этим вопросом. Полного поименного ответа у нас нет. А если мы и составим список, да потом как-то нейтрализуем именно этих виновных лиц, то жизнь станет другой? Ни в коем случае. Новые чиновники вновь предадут в интересах доминантной идеи. Это случится тайно. И жизнь наша останется прежней, если мы не утвердим в ней новую идею, которая окажется дороже потребления материальных ценностей.

Мысленно вернемся в феодализм. Там очень просто найти виновное лицо. Таковым является князь, царь или церковный иерарх (например, Никон). Держит ли он бразды правления крепко или не очень — он все равно ответственное лицо, и все перемены связанны именно с ним.

Что было бы сделано при феодализме, например, для удушения науки в России? Ученых казнили бы, а институты — разгромили или переделали в монастыри. Так веками поступали с естествоиспытателями, которых объявляли колдунами.

При демократии так нельзя. Демократическая власть по определению более совершенна, более изощренна. Она характеризуется тем, что не производит действий, которые прямо указывают на достигаемую цель, и, стало быть, — на заинтересованных лиц. Соответственно, российских ученых, да и весь наш народ, мировой глобализм гнобит как бы исподволь, как бы оно само так получается, как бы это естественный ход вещей, и жаловаться тут на кого-то не имеет смысла.

Другим принципиальным отличием демократии от феодализма является то, что демократия не позволяет иметь цельное видение Мира, в то время как феодализм его навязывает. Человек феодализма, и более глубокой древности, оценивал Мир исходя из своей религиозной концепции и своих этнических понятий. Соответственно, в рамах этой концепции, он мог предъявить обоснованный нравственный счет. Древние люди должны были быть «с царем в голове» и своим князем на столе.

Человек демократического общества должен быт плюралистом. Он не должен в своих оценках исходить из своей внутренней этнической системы ценностей. Ему достаточно интернациональных ценностей, вроде «прав человека». Какая либо концепция, «царь» в его голове может и отсутствовать. Соответственно, его мысли и мотивации действий подобны щепке на волнах. Почувствовать смысл бытия такой человек не в силах. Зато он беспринципен, и легко приспосабливается к изменяющейся экономической и политической ситуации, относясь ко всему в Мире с долей безразличия.

Сформировав такого человека, цивилизация сделала все, чтобы скрыть, растворить центр, источник своей власти. Властвует Голем, властвуют анонимы. В органы управления при голосовании избираются люди не по их действительным качествам, а в согласии с созданным для них имиджем. Даже их собственные личные возможности показать свою сто раз позитивную сущность, ограниченны. Их образ все равно делает кто-то другой. Некий специализирующийся на имидже данного лица аноним.

29
{"b":"221800","o":1}