ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так, например, с пришествием Наполеона, не только французы, но и российские власти были крайне удивлены тем, что на захваченной русской земле вдруг начали формироваться партизанские отряды. Удивление было столь велико, что Наполеон требовал от Кутузова, чтобы он усмирил мужиков, что такое поведение не вписывается в правила ведения войны. На это Кутузов ответил, что народ разумеет французов нашествием татар — т. е. дикой ордой, не заслуживающей иного обращения. Стереотип народного поведения Кутузов понял и вывел из древнего народного опыта, хранимого веками про запас.

В всякий исторический период, в национальная идея содержит в себе три указанные компоненты: обращенности к прошлому, настоящему и к будущему. Они могут преобладать попеременно, и они могут быть своевременны, а могут быть и несвоевременны — исторически деструктивны. В последнем случае требуется революция. Не в смысле смены политической власти, а в смысле смены формы выражения национальной идеи. Именно такая революция требуется в наше время. А именно: сегодня патриотами используются методы революционной борьбы девятнадцатого века. В результате мы имеем двадцать лет топтания на месте. Старые революционные методы, за которые революционеры получили от Достоевского звания бесов, должны быть отвергнуты. Сегодня борьба должна вестись не призывами к разрушению: истерией, провокациями, листовками и лозунгами, а созиданием: формированием цельного мира этнической традиции, независимой от рекламы и экспансии идей глобализма. Стереотип поведения борца за идею при этом становится совсем иной, и характер идеалов, характер романтики борьбы так же изменяется.

3. На русскую национальную идею сильно налегла идея православия. Подмена национальной идеи христианством во все века было программной задачей церкви и государства. Исторически, во многом эта уловка состоялась. Утверждение, что русский — значит православный — стали принимать за чистую монету в первую очередь инородцы, которых насильственно крестили миссионеры в Российской империи. Одновременно выступить против государства и церкви всегда было очень сложно. На такое были способны лишь цельные личности, вроде Льва Толстого или Степана Разина.

Революционеры советской эпохи так же выступили против государства и церкви, но в результате захвата власти столкнулись с величайшей проблемой формирования новой государственной идеологии. От победивших разрушителей потребовалось созидание. Подводя ранее итог советской эпохи, мы уяснили, что проблема создания устойчивой идеологии оказалась не решенной в историческом плане. Социализм как стой, и как национальная идея, пал под ударами мирового глобализма. Эти удары оказались роковыми вследствие банкротства советской идеи: якобы, достаточно простому человеку втолковать, что он трудится на общество — так от этого он будет работать хорошо. Так же эти удары оказались роковыми и вследствие гнилости духа чиновников — потомков революционеров.

Сегодня глобализм, через государство Российское, подсунул русскому народу свою интернациональную идею обогащения, потребления технических благ, расслабления и разложения в табаке, пьянстве и наркомании. Это по-своему эрзац национальной идеи, ориентированной в будущее. Конец двадцатого века был ознаменован победным шествием этой идеи вырождения. Через десятилетие, понимание того, что за этой идеей только лишь исторический тупик и смерть, в целом привело к отрезвлению народа и даже некоторых деятелей государства. Вопрос о действительном смысле жизни нации начинает вставать перед нами во весь свой рост. И чтобы дать на него ответ, необходимо обратиться к нашей традиции.

В период интервенции, национальной идеей становится борьба с агрессором. Сегодняшняя экспансия Запада не носит открыто военного характера. Внешне она экономическая, политическая, культурная, уголовная, наркотическая. Уголовщина состоит экономических манипуляциях, в подкупе и последующем шантаже высших чиновников государства агентурой ЦРУ. В силу этих особенностей, сегодня национальная идея должна включать в себя не просто идею борьбы и противопоставления: мы — они, а стремление комплексно преодолеть глобализм и демократию.

Сегодня вопрос стоит так: или в нашем сознании будут преобладать общемировые демократические идеи — тогда русский народ утратит национальное начало, разложится и вымрет. Или мы вспомним: как жили наши предки, восстановим нашу традицию, а общемировые формулировки прав и свобод отодвинем на второй план. Будем к ним обращаться не как к окончательному критерию истины, а как к обобщениям мировой культуры, бессмысленным без национальной поправки. Тогда наш народ получит возможность выжить.

Альтернатива этого выбора сегодня стоит перед каждым русским человеком, и правильный выбор в этой альтернативе оказывается первым шагом в следовании национальной идее. Все частные проблемы личного и общественного бытия упирается в эту альтернативу.

4. Какой смысл национального бытия дает нам языческая вера? Какой характер, какое качество русского человека она предопределяет? Какой дух, какая идея смотрит из нас помимо нашей воли и желания, но в силу биологического единства этноса и тысяч лет истории? Вопросы эти взаимосвязаны. Как смысл жизни отдельного человека определяется во многом его генетической предрасположенностью, так же дело обстоит и для народа в целом. И тут едва ли надо говорить о каком-то расизме или нацизма, в чем нас всегда запланировано обвиняют оплаченные демагоги. Борьба язычества с глобализмом это не ущемление прав каких-то народов за чет привилегий и прав других. Это святое и абсолютно законное право язычников на свой образ жизни, на свою культуру и веру.

По нашей вере, и замыслу Рода, человеческая жизнь должна быть созидательной. Человек должен постигать и организовывать дух и материю. От Природы, в человека вложена потребность постигать, проникать в тайны мироздания.

Материя, сотворенная богами, произвела в себе многое такое, что не известно самим богам. Это отражено в мифологии всех народов, и проявляется, когда новые образы как бы ниоткуда приходят в Мир и меняют его лицо. Самопроизвольность, непредсказуемость проявлений Мира заложена уже в основу мифов творения Мира. Их понимание невозможно без признания того, что навстречу творениям Рода идет волна самостоятельных актов творения и иных проявлений Мироздания, не следующих напрямую из Его воли. Это означает, что фаталистические утверждения, вроде того, что ни один волос не может упасть на землю без воли Аллаха — не разделяются язычеством. В Мире действует много независимых сил как человеческого, так и не человеческого уровня. Но их бессмертие и результат зависят от согласия или несогласия с волей и Нравственным Законом, утвержденным Родом как изначальным творцом мироздания. Вместе с другими народами, в акте божественного сотворчества участвует и русский народ.

Понимание праведной народной жизни как сотворчества с Родом на нашей земле — оказывается общеславянской и русской идей. Эта идея проходит через века, через невзгоды и восторги исторического бытия, через утрату и возрождение этнической традиции. Именно стремление к сотворчеству с Родом — есть та духовность, которая характеризует русское язычество. И насколько языческая идея осознанна обществом, настолько оно и выполняет это свое историческое предназначение.

Кризис русской духовности всегда и сегодня будет преодолен только бескорыстными усилиями лучших представителей народа. Именно острота проблемы преодоления — необходимость в росте духа — привела сегодня к возрождению язычества как веры и духовного щита нашего народа.

Без эмоций, без огня в глазах, без готовности к действию — движения языческой идеи не произойдет. Без этого, языческая идея не станет щитом и оружием, и так и погибнет в нашем умирающем народе, который целиком подчинится западными манипуляторам. Для противостояния им холодного рассудка, «здравого смысла» — недостаточно. Потому как все пути холодного разума мировыми манипуляторами просчитаны, и контрудары продуманны заранее.

39
{"b":"221800","o":1}