ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

3. Параллельно с мифом о мировой пряхе, существует и миф о богах — кузнецах. Кузнечное дело издревле было окружено тайной и родовой преемственностью. Если у кузнеца не оказывалось сыновей, то он находил своим правом унести в могилу секреты ремесла, никому не передав их.

Процесс добычи каменного угля, извлечения руды из болота, выплавка из нее металла и ковка — превращение металла в предмет человеческого мира — все это есть ремесленный опыт, который оказывается и опытом постижения божественных начал мироздания. Как процесс ткачество, так и кузнечное дело естественным образом вели к осмыслению деяний богов. Поэтому, если в первом случае творение мироздания понималось через идеи, найденные в процессе создания ткани, то во втором случае был применены идеи, почерпнутые из кузнечного дела. Творцом Мира начинает выступать кузнец — Сварог, победивший клещами зло — змея.

Подчеркнем, что мы далеки от материалистической философии. Материалистическая философия утверждает, что люди присваивали выдуманным богам свои же навыки и умения, поскольку таков естественный путь человеческой фантазии: взять детали объективного мира, перемешать их самым причудливым образом, и присвоить фантастически существам.

Внутренний конфликт материализма в том, что за этим утверждением никакое дальнейшее познание уже невозможно. Этот тупик мысли не сопутствует ни одному творческому процессу. Мы находим, что люди не присваивают выдуманным богам свои навыки, а постигают Природу и богов через свою работу на земле. Поэтому, если архаическое сознание находило богов — кузнецов, то это означает, что боги раскрываются людям именно через кузнечное дело. Это означает, что деяния богов имеют свои проекции на деяния кузнецов. При этом нам не обещано узнать как была скована игла Мокоши, и какую руду плавят божественные кузнецы. Нам не обещано полное знание основ мироздания. Но путь познания духовной сущности мира мы имеем. Путь духовного познания имеет своей отправной точкой контакт с материальным миром.

Очевидно, и другие виды человеческой деятельности позволяют приблизиться к знанию божественной истины. К такому знанию приближается всякий мастер, который достигает вершин мастерства. И это было известно еще в глубокой древности. Согласно Ригведе, боги дарили величайшим мастерам бессмертие.

Небесный кузнец Сварог кует людские души. Кровь в нас называется рудой. Через горн и наковальню Сварога проходит путь к возрождению души и тела. Этим путем обретают бессмертие лучшие духовные сущности.

Сварог кует свадьбы и вообще сковывает и расковывает все связи мироздания. Независимо работает и другой кузнец, получивший в народе имя Касьян. Этот кузнец кует зимой реки и землю. Ему безразличен человек и нравственные основы мира. Он кует дурное и хорошее. Он тоже кует свадьбы. Его нужно просить, одаривать, и бывает, он выполняет просьбы. В сказке про семерых козлят, он же перековывает волку язык, и уподобляет волчью речь голосу козы.

Есть еще и третий кузнец, сам Чернобог, который имеет свою кузницу под землей, в пекле. По народным представлениям, там перековывают чертей.

Когда помощникам кузнеца надо было лезть в шахту за углем или идти к ржавому болоту для добычи руды, то никак нельзя было не почтить его хозяев. Источник кузнечного материала лежит в недрах Земли. Притом в таких недрах, которые относятся к владениям Чернобога, божеству нави. И кузнец зависим от него.

В связи с этим возникает ясность: почему кузнецы не особенно стремились к передаче своего опыта соплеменникам. Это не связано только лишь с корыстным хранением ремесленных секретов. Если эти секреты получены с участием божества нави, то ему они и возвращаются по смерти. Это его дар, а не полная собственность кузнеца. И распоряжаться им он самостоятельно не может. Ежели дают боги сыновей — значит делается и передача дара. А нет — значит нет.

Легенда об отношениях кузнеца и божества кузнечного дела (Чернобога?) сохранилась в виде различных вариантов легенды «Кузнец и черт». Смотри, например, «Поэтические воззрения славян на природу», А.Н. Афанасьев, том первый.

«Нанялся черт работником на кузнецу. Схватил старуху клещами за ноги и бросил в горн, и сжег в пепел — только одни косточки остались. После того налил ушат молока и вкинул туда кости. Глядь, минуты через три выходит из молока красавица, дышащая юностью и свежестью сил». Там же: «Черт, нанявшийся в подмастерья, кует не лом и железо, а увечья, недуги и калечество: приставит хромую ногу к жаровне, ударит молотом, вспрыснет водою — и нога цела, хоть вприсядку пляши! Много перековал он стариков и старух в молодых, калек в здоровых, молодых в красавцев». Аналогичные легенды обнаруживаются и в Германии, только вместо черта, людей перековывает христианский бог.

Вот другая аналогичная легенда из сборника Д.Н. Садовникова, см. книгу В.И. Даль «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа», 1994 г. «Жил и был кузнец, молодой парень, и работать был горазд, и водочку любил попивать, и деньги мог добыть. Как придет в кузницу, положит на наковальню уголь, ударит молотком и говорит:

— Хлоп, да черта в лоб!

Каждый день все хлоп черта в лоб: весь лоб ему разбил…»

Далее, к нему нанимается черт в подмастерья. Он показывает как перековывать старых людей на молодых. Когда кузнец берется за дело сам, то в его руках сожженный дед не воскресает. За это кузнеца казнят сами черти. «Вот теперь не будешь говорить хлоп черта в лоб». Такова месть за хулу и побои.

В том же сборнике, приведен материал, записанный Д.К. Зелениным. Кузнец держал в кузнице два образа: один божий, другой — дьявольский. И всякий день, он на бога молился, а черту снимал штаны и показывал зад. К нему нанялся черт в подмастерья, и начал перековывать старых на молодых. Заработал кучу денег. Когда кузнец решил попробовать перековывать сам, то у него ничего не вышло. За убийство кузнеца ссылают в Сибирь. На этапе его встречает черт — подмастерье, и выручает. При этом делает наставление: «Ето тебе из за того показана форма: богу-то молись, да Диавола-то не гневи!»

На многообразие легенд о кузнеце и черте мне указал Озар из г. Ижевска. Он поставил задачу собрать все такие легенды и восстановить изначальный текст. Поэтому здесь мы не будем этого за него делать.

Описанный в легенде черт обладает всеми навыками божественного кузнеца. Он бескорыстен и щедр. Вместе с этим, черт-кузнец и обидчив. Но он не мстит сразу, а подводит кузнеца к испытательной задаче. Кузнец проваливает дело, и только тогда его наказывают, или только пугают. Уголь — чертов дар, и магический удар по нему делает черту больно. На второй стадии перековки важную роль играет вода или молоко. Иначе говоря, человек омолаживается с участием божественного кузнеца и двух стихий: Огня и Воды.

Едва ли надо объяснять, что бог-кузнец стал именоваться чертом лишь под влиянием христианства. Собственно, это оно его «отчертило». Постаралось отделить пространство его бытия от мира людей. Но прошло время, и магические черты христианства начали исчезать. Они пропадут все. Сохранят силу лишь старые, языческие черты, проведенные под влиянием родовой традиции. Черты эти сейчас предстоит обновить. Над этим работают волхвы.

4. Мифы о богах — кузнецах, или о вышивании Мира великой богиней, не содержат идеи начала творения Мира. Действительно, Мокошь прядет — творит бытие части мироздания, другую часть выковывают боги — кузнецы. Но когда и как утвердилась наковальня Сварога? И ткачеству должно предшествовать рождение льна. Как родилось то, из чего потом выткался, вывернулся Мир? В приведенных мифах ничего не сохранилось про этот первозданный лен. И это указывает, что идея ткачества не была изначальной мифологической идеей. Вероятно, мифы о богине-пряхе и боге — кузнеце, относительно поздние. Они описывают лишь продолжение бытия Мира. По более ранним мифам известно, что Мир порождают вечные стихии: Огонь и Вода. От них произошли Земля и Воздух, и все, что потом появилось на Земле.

Но тогда оказывается не понятным — как возник мировой разум? Мы оказываемся перед дилеммой: что же было первичным: вещество, любовь, или мысль? И если мысль, то что заставило ее двигаться? Матрическая традиция говорит, что первичной была любовь. Однако, когда исторически творческую инициативу у женщин перехватывают мужчины, изначальное творение Мира, начинает осмысляться как работа первозданной мысли.

45
{"b":"221800","o":1}