ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если все упирается в обогащение ради паразитизма, то нужна не магия, а воровство или организация выгодного дела. Ради этого люди производят сделку с совестью, наступают себе на горло и заставляют себя вертеться. Иного выхода нет. Волшебство, ежели оно не шарлатанство, само по себе не обогащает, а лишь помогает обогатиться в процессе работы.

Но вот если нищета утомила, мешает работе, а менять себя и род деятельности нельзя — потому что замыслы не позволяют, тогда возможно изменить свои внутренние переживания. В этом волшебная помощь вполне возможна. Путь — как это сделать, для человека индивидуален. Волхов в таком случае обращается за помощью к богам и Природе. Материальная помощь к этому есть дар богов, а не результат волхования.

Обратимся к историческому примеру. Подобная практика существовала во все времена. Ничего не понимающий в язычестве и волховании И. Сахаров в «Сказаниях русского народа» приводит песню ведьм на эту тему. Он пишет: «Вот еще одно странное смешение звуков, сходное с выговором цыган. Пользуясь этой песнью, наши старухи-колдуньи думают, что обладают несметными богатствами, что эта песня в состоянии сейчас обогатить того, кто только может пропеть ее. Замечательно, что эти старухи всегда бывают совершенно нищими, хотя находятся в состоянии петь по сто раз на день.»

Шикалу! Ликалу!
Шагадам, магадам, викадам.
Небазгин, доюлазгин, фиказгин.
Бейхамаиш, гейлулашанн, эламаин.
Ликалу!
Шию, шию, дан, — ба, ба, бан, ю.
Шию, шию, нетоли, — ба, ба, згин, ю.
Шию, шию, бала, ли, ба, ба, дам ю.
О вилла, вилла, дам, юхала!
Гираба, наюра, юхала!
Карабша, гултай, юхала!
Захива, ванилши, схабатай, янаха.
Захива, гиряй, гиряй, добила, янаха.
Захива, вилхомай, вилхомай, янаха.
Мяу! згин, згин!
Гааш! згин, згин!
У-у-у! згин, згин!
Бя, — бая! — згин, згин!
Кво — кво! згин, згин!
Бду, бду! згин, згин!
Тили, тили! згин, згин!
Хив, чив! згин, згин!
Жу, жу! згин, згин!
Згин, згин, згин!

Вот такая песня приведена Сахаровым. Вероятно, для ее разбора потребуется очень специальное образование. Скорее всего, эта песня — искажение каких-то иноязычних текстов, сложенных в одно целое. Может быть, згин — это сгинь. Слова, вроде Мяу, Гааш, Бя, У-у, Кво, чив — весьма напоминают звуки животных, и могут заменять их имена. Необходимость изгонять известных, вообще говоря, безобидных животных, которых нельзя назвать прямо, может появиться только тогда, когда произошла двойная смена имени. За образами животных, которые сами едва обозначены, стоят какие-то совсем не желательные силы.

Перед этим, приручают вилу и еще кого-то. «О вилла, вилла, дам, юхала!». Само собой напрашивается, что ю. — это «юхало», нечто привлекательное, пахнущее. Янаха — как благодарение. Сочетание «згин, ю.» появилось в результате потери смысла певцами.

Зачин песни можно понять только по смыслу. Ликалу — видимо ликование, слава. Шагадам, магадам, викадам — культовые слова, которые неплохо было бы поискать в санскрите.

Текст песни напрямую не обещает богатства, но обещает изменить ситуацию так, что богатство могло бы появиться. Очевидно, те, кто пел эти строки, догадывались, что богатство в виде материальной собственности от этого не появляется. И все же текст облегчал нищенскую жизнь. Менял самочувствие. Восстанавливал силы. Потому и был востребован.

Тексты такого рода возникают в высших состояниях изменения сознания приближенных к замрое, к небытию, когда идет распад языковых форм, но когда происходит сцепление человека с самыми глубинными пластами бессознательного. Это граница, к которой может подвести отчаяние и с которой должна начинаться вера.

4. Нищета требует духовного противостояния не только от волхвов. Она сопутствует и ведет к деградации, распаду личности вырождению, утрате традиционной культуры и жизнеспособности широких слоев населения. Нищета способствует попаданию на социальное дно. Социальное дно, это бомжи, профессиональные нищие и проститутки. Социальное дно напрямую связанно с криминалом. Оно содержит людей утративших способность к нормальной, воспроизводящей себя жизни.

Учителя, инженеры, ученые, творческая интеллигенция, частично рабочие и крестьяне обречены на прозябание в нищете. Этому виной демократические реформы и не желание государства защищать народ от криминальных структур и коммерческого капитала. Поэтому над перечисленными категориями людей годами висит опасность падения на социальное дно. При этом, чаще всего, нормальные и способные к сопротивлению люди попадают не на само дно, а в состояние придонья.

Придонье — это деструктивное состояние психики. При беглом взгляде на человека в состоянии придонья, едва ли что можно заметить. В действительности, человек придонья давно работает на работе, которая ему не нравится. Он перестает читать книги, ходить на концерты, на выставки, вообще перестает интересоваться миром культуры. Он самоизолируется от мира и лишается друзей, и даже ближайшего окружения. Внешне создается впечатление, что ему все безразлично. Он не имеет душевных сил учиться или добывать новую информацию, чтобы сменить образ жизни. Он теряет мечты предыдущей жизни, испытывает страх и отчаяние, но не имеет возможности объяснить это кому-то, кто понял бы его состояние. Состояния дарна: покоя, чистой радости, сильных эмоций, внутренней уравновешенности и чувство тонуса здорового тела, — становится такому человеку не доступно.

Вырваться из состояния придонья не легко. Значительно проще не попадать в это состояние. Для этого надо, не смотря на нищету, делать зарядку, интересоваться происходящими событиями, не прекращать следить за собой, бояться сужать круг друзей и знакомых, интересоваться культурной жизнью, стараться больше общаться и переводить разговор на деловые отношения. Надо делать и не рациональные действия, которые могут казаться в состоянии нищеты и голода не уместными. Например, проводить наши народные праздники. Языческая вера спасает от придонья. Но действенны и другие средства. По этому поводу, исторически очень наглядным примером был футбольный матч в блокадном Ленинграде. «Мертвецы играют в футбол» — та оценили фашисты это событие. Такой матч — казалось бы не рациональная трата сил. В действительности такие действия, при всей своей кажущейся не рациональности, возвращают сознание ко времени нормальной жизни. Это не позволяет впасть в коллапс — в придонье.

Естественно, что волхов, попавший в состояние придонья, лишается своего волховского уровня и остается только лишь удрученным человеком. Состояние придонья не надо путать с временным упадком сил и с состояниями, когда идет усиленный поиск решения проблемы. При таком поиске, волхов так же может на необходимое время самоизолироваться от общества. Но такая самоизоляция управляема, и происходит для волховского дела, а не для бездействия и страдания.

5. Говоря о нищете нельзя не сказать о таком явлении, как власть денег. Это другой полюс, относительно нищеты. Деньги порабощают человека, и порой делают его похожим на нищего, даже если он владелец миллионов. Деньги обладают своим духом, и этот дух имеет стремление порабощать, господствовать над совестью человека. У денег есть своя сфера обращения, к которой они «пристегивают» своего владельца. Бизнесмен может проиграть тысячу в рулетку, и не пожалеть об этом. Но он же не даст и сотни чтобы просто накормить голодного человека. Эту свою патологическую жадность бизнесмен объяснит тем, что деньги даются ему очень тяжело. На самом деле, они даются ему не тяжелее, чем всем остальным, а может быть и много легче. Просто он раб, деньги владеют им безраздельно, и он несет их туда, где им более всего свойственно быть.

73
{"b":"221800","o":1}